ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ

По дороге в редакцию «Советского спорта» известные автогонщики Николай Фоменко и Алексей Васильев были остановлены госавтоинспектором за превышение скорости, но этот незапланированный «пит-стоп» не повлиял на настроение ребят. На вопросы читателей и журналистов газеты российские пилоты отвечали с присущим им чувством юмора.

КВАЛИФИКАЦИЯ
ВОПРОСЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

ОПЫТ — ДЕЛО НАЖИВНОЕ

— Добрый день. Меня зовут Сергей. Я знаю, что в этом сезоне у вас уже состоялась первая гонка. Чего не хватило для успеха?

Алексей Васильев: Да, мы уже успели выступить на знаменитой гонке «24 часа Дайтоны». Для победы нам не хватило опыта, ведь это был наш дебют. Мы привыкли читать непонятные интервью русских, которые обещают, что приедут и сразу всех «сделают». Но такого не бывает в автоспорте, чтобы – хоп и с первого раза все получилось. Вот мы съездили сейчас, научились к следующему году. Проблема еще в том, что зимой у нас нет условий для тренировок, нет трассы в России. А выезжать в Европу и арендовать автодром, чтобы работать командой, — это очень дорого.

Николай Фоменко: В нынешнем сезоне процесс накопления опыта будет очень мощным. Нам предстоит очень большое количество тестов, в том числе и «формульных».

— Здравствуйте, Дмитрий беспокоит. Вы недавно приехали из США, где участвовали в гонке. Чем принципиально заокеанские чемпионаты отличаются от европейских?

А.В.: Наверное, принципиальное отличие от европейских гонок в том, что автомобили, стартующие в одной категории, обладают разной степенью подготовки. Есть автомобили мощностью 600 лошадиных сил, есть автомобили мощностью 400 лошадиных сил, и мы все в одной каше друг с другом боремся. Проблема у тех, кто имеет большую мощность и больший мотор, связана с большим расходом топлива. А у нас соответственно при меньшей мощности можно меньше дозаправляться и за счет этого отыгрывать много позиций. Разница с европейскими гонками еще в том, что овал приучает к большой смелости, к возможности отобразить свой темперамент.

Н.Ф.: Самое главное, что у них вся индустрия, связанная с автоспортом, повернута не в сторону марки, а на человека. То есть у них фамилии, имена – это главное, а на какой машине он выступает – совершенно неважно. Потом, если говорить о «Формуле», то они вообще не знают о существовании, скажем, Шумахера. У них есть Ларри Шумахер, который ездит в «Наскаре». Они все время говорят: «Ларри, Ларри, Ларри Шумахер. Это круто!» Мы им: «Да нет! Михаэль Шумахер, есть у нас такой в Европе».

— А с чем связано то, что «Формула-1» не популярна в США? Ведь у них проходит один из этапов чемпионата в Индианаполисе?

Н.Ф.: Американцы не могут понять природу явления – что это за «Формула-1»? Они открывают бумажку и читают – скорость в «Формуле-1» 320 километров в час, а ведь у них «Наскар» едет по овалу 360 километров в час. Вообще же достаточно просто посмотреть, как снимают американцы автогонки, чтобы понять, почему они от этого в восторге. Я могу сказать, как человек знающий, что подобной трансляции не видел ни-ког-да! Такое ощущение, что смотришь коммерческое американское кино из Голливуда с трехмерной графикой, с огромным количеством спецэффектов. После своей аварии в Дайтоне я смотрел телевизор и думал: «А был ли я в этой гонке?» Мой вылет во время обрыва ремня снят просто сногсшибательно. Мы обязательно приложим все усилия для того, чтобы этот формат перенести сюда в Россию.

РАЗВОДИТЬСЯ НЕ СОБИРАЕМСЯ

— Здравствуйте, меня зовут Саша. Расскажите, пожалуйста, как вы начали увлекаться этим видом спорта и чего мечтаете достичь в карьере?

А.В.: Мой путь начинался с 14-летнего возраста, когда я записался в секцию картинга. В Советском Союзе была такая структура – ДОСААФ, которая готовила молодые кадры для Вооруженных Сил. Меня, наверное, хотели сделать водителем какого-нибудь ракетного автовоза, а для тренировки посадили в спортивную машинку, называющуюся карт. До 17 лет я катался на ней, став мастером спорта СССР по автомобильным гонкам. После этого была большая карьера в «гонках на выживание», где мы с Колей познакомились и подружились. После этого началась жизнь уже в больших кузовных гонках в чемпионате страны и поездки за рубеж.

— А какая у вас мечта?

А.В.: Мечта? Пожать руку Шумахеру.

Н.Ф.: У меня она уже сбылась.

— Меня зовут Шимин Алексей. Мне 13 лет. Вы автогонщики. Не собираетесь ли вы…

Н.Ф.: Пересесть на мотоцикл?

— Нет. Уходить из этого спорта…

А.В.: Думаешь, уже пора?

Н.Ф.: Нет, мы не собираемся. Не собираемся, пока не станем чемпионами мира. Это очень сложный вопрос. Я думаю, что разговора о том, что мы бросаем, пока быть не может.

— А какая цель стоит перед вами на ближайшее время?

Н.Ф.: Сейчас у нас цель – так выступить на гонке в Себринге, чтобы автоматически попасть в Ле-Ман.

— Это «горячая линия»? Николай Фоменко? Добрый день, Николай. Вы недавно были на острове на съемках «Последнего героя-3». Как впечатления?

Н.Ф.: Честно признаться? Очень жарко. Это самое большое впечатление.

— Некоторое время назад была очень классная передача на телевидении – «Перехват». Почему она исчезла с наших телеэкранов?

Н.Ф.: Она появится буквально в мае, только в другом виде и будет называться по-другому. И будет про другое, но вам понравится.

— Как юмор вам помогает в жизни?

Н.Ф.: Как и всем людям. Это как аспирин во время простуды. Без него нельзя.

— Меня зовут Никита, я из Москвы. Случались ли у вас курьезные ситуации на дорогах?

Н.Ф.: Да, вот пока ехал в «Советский спорт», был остановлен Госавтоинспекцией. Курьезно остановлен и курьезно отпущен. Потерял 20 секунд времени на остановку, на открывание окна, на закрывание окна и на трогание с места. В принципе пит-стоп, но очень длинный.

— Есть ли у вас дети, и чем они занимаются?

Н.Ф.: Они очень серьезно занимаются автомобильным спортом. Моему младшему сыну Ване исполнилось 11 месяцев, и у него в бегунках есть руль, поэтому можно сказать, что он держит руль с пеленок. А дочка Настя, ей 5 лет, занимается фигурным катанием.

— Здравствуйте. У меня вопрос к Николаю Фоменко и Алексею Васильеву. Вы уже не первый год вместе выступаете. Друг от друга не устали?

Н.Ф.: Устали. Но у нас, знаете, такой опыт, что мы точно знаем, когда нам можно общаться друг с другом, а когда — нет. Так много лет мы вместе, столько всего прошли. Вообще это вопрос из серии: «А вы сколько лет женаты? Вам не надоело?»

ГОНКА
ВОПРОСЫ ЖУРНАЛИСТОВ

ОТ АВАРИЙ НИКТО НЕ ЗАСТРАХОВАН

— Николай, в Дайтоне гонка для вас закончилась после аварии. Расскажите, пожалуйста, что произошло.

Н.Ф.: С удовольствием расскажу вам. В 14-м часу гонки, то есть без десяти минут в три часа ночи, я получил команду заезжать в боксы на смену. В этот момент я находился в быстрой шикане и пропустил момент торможения. Автомобиль находился в апексе – это такая верхняя точка поворота. В этом месте гонщик обычно нажимает на педаль газа достаточно активно, для того чтобы машина зацепилась и на выходе уже находилась в максимальном ускорении. Я находился левой стороной автомобиля и задним колесом, прежде всего, на линии отработки, может быть сантиметров 40. Линия отработки – это то, что с траектории выпадает на асфальте – грязь из отработанной резины, гравия, песка, из того, что летит. Находясь на ней, я прекрасно понимал, что ни в коем случае нельзя открываться, то есть прокатить поворот с очень тонким балансом газа. И тем не менее нога автоматически открыла газ. Такого не должно быть, но это произошло. Потеря концентрации в какой-то момент, условно говоря, чисто механически, и все – машину развернуло, она улетела в стенку. Скорость была высокая, за 200 километров в час.

— Алексей, а вы Николаю голову не отпилили, когда он вылетел в стенку, ведь на этом гонка для вас закончилась?

А.В.: Да нет. Обиделись друг на друга, конечно. Но нас ведь в экипаже было четыре человека – еще австриец и японец, а японцы, в нашем понимании, парни горячие. Так вот меня поразило то, что все с пониманием отнеслись к этой аварии. Назад ситуацию не вернешь, а винить человека нет смысла. Все пожали друг другу руки и поехали в кафе заглаживать обиду. Да и вообще в этой гонке только 12 машин финишировало из 46. Там был случай нелепый. Один автомобиль развернулся под «сэйфети-каром» на скорости порядка 70 километров в час, будучи уже в медленной колонне. Его все объезжали справа и слева. И нашелся один автомобиль, который не увидел, что его надо объехать, и он перелетел через этот трамплин. Фактически парню могло даже голову отрезать, оба автомобиля разлетелись в щепки, но драки все равно потом не было.

— А бывали у вас еще более серьезные аварии?

Н.Ф.: Конечно. Весь сезон 2001 года, вернее, первая его половина, была ознаменована тем, что у нас хотели отобрать лицензии из-за шести аварий – пяти моих и одной Лешиной. Надо сказать, что авария на уровне чемпионата мира, допустим, «Формулы-1» – это совсем иное дело. Хайдфельд со скоростью 280 километров в час влетает в бок стоячей машины Такумы Сато. Представляете? Это как удар ломом. На следующей гонке, как ни в чем не бывало стартуют и Такума Сато и Хайдфельд. То есть уровень безопасности достаточно высокий. Врезаться вот так в России на скорости 60 километров в час на автомобиле «Жигули», это обязательно вызывать МЧС, чтобы тебя вырезали из кузова. А попасть в аварию в Спа в Красной воде на скорости 300 километров в час – это вылезти из автомобиля, который уже не восстанавливается, и вместе с маршалами убрать его за пределы трассы.

СЛЕДУЮЩАЯ ОСТАНОВКА – ЛЕ-МАН

— У вас с этого сезона новый спонсор. Скажите, чем были обусловлены перемены?

Н.Ф.: Компания ТНК закончила с нами работу не потому, что им что-то не нравилось, а в силу того, что у них поменялась концепция в целом. И мы в этом году должны были нести на себе испанского титульного спонсора, но в последний момент перед началом сезона поступило предложение от компании «ЮКОС», в результате чего появилась команда Yukos-RWS. Нам это очень приятно, потому что для мирового сознания крайне важно, что в России кто-то вкладывает деньги в автоспорт. Условно говоря, если на мне, русском человеке, находится русская надпись, то это значит, что мною в моей стране интересуются.

— Вы как-то сказали, что строите большие планы на этот сезон в чемпионате мира GT и надеетесь не просто завоевывать очки, но и, возможно, быть на подиуме. На чем основаны ваши надежды?

А.В.: Прежде всего, у нас новая машина, команда очень сильная плюс у лидера прошлого года возникли проблемы. Оценивая потенциал команды и то, что они сделали за зиму, какую машину им удалось подготовить, какую поддержку оказывает завод «Порше» именно для команды RWS, мы рассчитываем на хорошее выступление и смотрим на свои перспективы с оптимизмом.

— Перед прошлым сезоном вы перешли из команды «Фрайзингер» в RWS. Не был ли этот шаг неверным, поскольку 2002 год выдался для «Фрайзингера» очень удачным?

Н.Ф.: Дело в том, что наша работа в прошлом году позволила обратить внимание к нашей команде RWS со стороны «Порше Моторспорт». Таким образом, поддержка, которая раньше была у «Фрайзингера», теперь окажется у RWS. И в этом есть немалая доля нашей заслуги. Плюс очень важно для нас находиться внутри коллектива. В команде RWS в этом смысле нам существовать намного комфортнее, к нам проявляют серьезное внимание. Мы реально чувствуем себя абсолютно полноправными членами команды, мы понимаем, насколько инженеры и менеджеры затачивают автомобиль под нас...

— Вы упомянули Ле-Ман. Что значит «автоматически получить пропуск туда»?

Н.Ф.: По регламенту гонки в Ле- Мане, поскольку она является самой главной гонкой из всех существующих на планете, мы должны были проехать либо гонку в Атланте, либо гонку в Себринге. В Атланту мы не попадали, а в Себринге будем выступать. И если мы выступим удачно, то получим официальное приглашение, которое позволит нам без квалификации оказаться на гонке в Ле-Мане. Но даже если не получим приглашения по итогам соревнований в Себринге, мы все равно заявлены в официальную квалификацию. И надеемся, что мы ее пройдем, несмотря на то, что там очень жесткие условия. Каждый гонщик проходит 107-процентный квалификационный отсев.

— Для вас цель в Ле-Мане — просто выступить или вы надеетесь за что-то побороться?

Н.Ф.: Конечно, мы не просто так выйдем и покатимся. Это же нелепость. Мы, конечно, будем бороться. Но у нас будет «холод» в голове, потому что будем отдавать себе отчет — мы никогда не ехали до этого в Ле-Мане. Мы были там с Алексеем в прошлом году по приглашению «Ауди» и смотрели эту гонку со стороны. Надеемся, что в этом сезоне мы будем первыми русскими в Ле- Мане за всю его историю.

НАША СПРАВКА

АЛЕКСЕЙ ВАСИЛЬЕВ

Родился 13 января 1972 года в Москве. Женат, дочь Настя. Образование высшее. Мастер спорта СССР. Пятикратный чемпион Москвы по картингу, серебряный призер Кубка СССР по картингу (1989 г.). Чемпион России (1997 г.) по кольцевым гонкам. Серебряный призер чемпионата России по ралли-рейдам (1999 г.). Чемпион России (2000 г.) по кольцевым гонкам. В сезонах 2001-2003 выступает в чемпионате мира FIA GT.

ЛЮБИМЫЙ НАПИТОК Яблочно-морковный сок
АКТЕР Эдди Мерфи
ПИЛОТ Айртон Сенна
АВТОМОБИЛЬ Ауди

НИКОЛАЙ ФОМЕНКО

Родился 30 апреля 1962 года в Ленинграде. Женат, две дочки и сын. Образование высшее. Актер, композитор, шоумен, радио- и телеведущий. Мастер спорта России. В 1995-1996 годах побеждал в гонках на выживание, бронзовый призер Кубка Даниан (ралли-кросс). Чемпион России (2000 г.) по кольцевым гонкам в командном зачете. В сезонах 2001-2003 выступает в чемпионате мира FIA GT.

ЛЮБИМЫЙ ПИЛОТ Жак Вильнев
АКТРИСА Мария Голубкина
КНИГА Кобо Абе «Человек-ящик»
ПИСАТЕЛЬ Габриэль-Гарсия Маркес

АНЕКДОТ ОТ ФОМЕНКО

Инструктор по автомобильной езде, в высшей степени вежливый молодой человек, обращается к красивой девушке, которая берет уроки вождения:

— Скажите, пожалуйста, вам уже говорил кто-нибудь, что у вас большие, очаровательные, зеленые глаза?

— Говорили, — кокетливо отвечает девушка.

— Так почему же, черт бы вас побрал, вы не смотрите этими самыми большими, очаровательными, зелеными глазами на знаки уличного движения?