Золото 500-й пробы! Высшая награда Алексея Алипова стала пятисотой для наших за всю историю игр

Главное событие дня – уверенный выход в финал в стендовой стрельбе в трапе (стрельба по одиночным тарелочкам) с отрывом в два очка нашего Алексея Алипова.
16 августа 2004 00:00
автор: Сергей Емельянов

СТРЕЛЬБА

Главное событие дня – уверенный выход в финал в стендовой стрельбе в трапе (стрельба по одиночным тарелочкам) с отрывом в два очка нашего Алексея Алипова.

За десять минут до финала вижу вчерашних героев Михаила Неструева и Владимира Исакова. Ребята ищут, куда бы присесть на трибуне. Рядом со мной два свободных места для журналистов, и я не отказываю себе в удовольствии получить в комментаторы столь квалифицированных спецов.

Первым делом Неструев возмутился, что кто-то посчитал его замкнутым человеком. И сразу начал давать мне уроки:

– Два очка – это очень хороший гандикап. У Лехи хорошие шансы на удержание этой позиции. Это у нас в пулевой два очка еще ничего не значат, там же на долях, как сегодня Костевич, можно вылезти. А тут одна тарелочка – одно очко.

– А вы Алипова хорошо знаете?

– Это мой друг.

– А как давно?

– Да лет пять. Мы же оба москвичи, оба за армию выступаем, я майор, а он – капитан, кажется.

Пока суд да дело, подначиваю Исакова: он-то уже закончил выступления, взял медаль, а трезвый сидит.

– Да я просто отдыхаю. Надо же и за других поболеть. А насчет отметить… В деревне, кроме пива, все запрещено, да я тяжелых напитков и не пью.

Начали выходить финалисты. Они очень близко, метрах в тридцати от нас.

– А Леха здорово выглядит. Не волнуется, – Неструев махнул Алипову рукой. – Сейчас он должен нас увидеть. О, увидел!

Алипов тоже слегка помахал в ответ.

– Михаил, а как научиться отключаться во время соревнований?

– Чем меньше ты беспокоишься об адреналине, тем лучше. Надо вести себя естественно. Мы же не отключаемся совсем: и зрителей слышим, и за соперниками следим, и варианты после каждого выстрела в финале прокручиваем.

– А тренер чем-то может помочь?

– Нет. Помогать надо было во время подготовки, а во время соревнований спортсмен сам принимает решения. На нашем уровне тренер скорее вдохновитель.

– Как же он вдохновляет?

– Своим спокойствием, вовремя найденным словом. Вон видите, Кулаков (главный тренер сборной по стендовой стрельбе. – С.Е.) себе места не находит. Все ходит и ходит. Это он нервничает, а Леха не должен.

– Сколько можно потерять в весе во время соревнований?

– За пару дней и шесть кило можно сбросить.

– А вы вчера?

– Видите, браслет на часах прокручивается на руке, а позавчера он не прокручивался. Думаю, килограмма два.

– А сегодня в баню пойдем, узнаем, – вставил Исаков.

Между тем отрыв от преследователей у Алипова вырос. Американец и итальянец одновременно промахнулись. Неструев напрягся, а затем облегченно вздохнул:

– Слава Богу, Леха попал. Знаете, как тяжело стрелять после того, как твой соперник промазал? Это психология.

– Михаил, оружие для вас, наверное, как жена родная?

Услышав это, Исаков аж обиделся:

– У нас есть жены, они и родные.

– А у меня пистолет иногда вызывает гнев, – говорит Неструев. – Надоедает. Непослушным бывает.

– А я думал, он – мать кормящая.

– Ага. Не кормящая, а расходная статья. Это ж только в сборной расходы компенсируют. О, смотрите, Алмактум из Эмиратов подтягивается к третьему месту.

– Денег тоже, наверное, заработать захотел.

– Да вы что, он же шейх! Он в Олимпийской деревне не живет. Снимает себе и тренеру номера по 1500 баксов в «Хилтоне».

Через пару минут Алипов вторым выстрелом (на каждую тарелочку полагается не более двух) догнал мишень у самой земли.

– Ну, все. Теперь Леху не удержать. Смотрите, он даже пританцовывает.

– А может он последние три мишени не стрелять, ведь все равно – чемпион?

– Может-то может, но это будет неуважительно по отношению к соперникам. Да и рекорд олимпийский, если не промажет, повторит. А это деньги.

Через пять минут Алипов сделал последний выстрел и начал танцевать по-настоящему.

Неструев и Исаков кинулись вниз. Я – за ними. Охрана в суете, видимо, посчитала, что у меня такая же аккредитация, как у спортсменов, и пропустила. Алипов и Неструев обнялись. Вдруг олимпийский чемпион сделал серьезное лицо, отстранился и посмотрел Неструеву в глаза:

– Миша, ты правда в меня верил?

Неструев аж расхохотался:

– Ты же видишь, я чего, зря приходил? А когда ты вторым падающую достал, я сразу сказал: «Леха – чемпион!»

Потом Алипова потащили в раздевалку готовиться к награждению. Он быстро натянул белоснежный спортивный костюм, а вот с обувью вышла заминка. Стрелял-то он в сандалиях, но не в них же становиться на пьедестал.

– Кто даст кроссовки?! – орал олимпийский чемпион, словно боялся, что без него начнут.

В кроссовках был только главный тренер. С Кулакова и сняли.

А после уже с золотой медалью на шее Алексей по пути на допинг-контроль дал автограф читателям «Советского спорта».