Отрыв шаблона

Директор по региональным продажам «Газпром нефти» Александр Крылов объясняет цели сотрудничества с командой G-Drive Racing
13 июня 2016 14:17
автор: Олег Чикирис, Николай Мысин

Международный экономический форумв Санкт-Петербурге завершится 18 июня.В этот же день во Франции стартуеткультовая гонка «24 часа Ле-Мана».Борьбу за победу в ней поведети российская команда G-Drive Racing. О деталяхмы расспросили руководителя проекта,директора по региональным продажам«Газпром нефти» Александра Крылова. 

Фото: http://www.gdriveracing.com/

– G-Drive Racing, действующие чемпионы мира,всерьез претендуют на победу в Ле-Мане.Четыре года назад, когда о команденикто не слышал, представить себеэто было невозможно. Как из спортивногомаркетинга, задачи скучной и тривиальной,вы создали спортивное чудо? Ну и,конечно, второй вопрос, чего ждетеот Ле-Мана?

– Давайте начнем с самого проекта.Чаще всего спортивный маркетинг –это только продвижение бренда, красиваякартинка, создание устойчивых имиджевыхассоциаций. «Я хочу быть, как Роналду,поэтому буду покупать именно такуюбритву», «Я хочу побеждать так же, какмоя сборная, и куп­лю именно этумашину». Чаще всего при этом сама компанияне имеет никакого отношенияк спортивному процессу. Ничемне оправданные ассоциации, не болеетого. Также никакой, кроме маркетинговой,пользы данное сотрудничество не несетдля самого бизнеса. То есть Роналдувряд ли сообщает инженерам бритвеннойкомпании об испытываемых неудобствахпри бритье. Более того, не факт, чтоон вообще ею пользуется.

«Мы пойдем другим путем». Эта известнаяфраза, можно сказать, стала девизомнашего подхода к спортивному маркетингув рамках проекта топлива G-Drive и скореевсего привела в итоге к спортивнымпобедам. Первое: мы, по сути, самисоздали команду и имеем прямоеотношение к достигаемому результату.Второе: мы получаем от проектаогромное количество полезной нашемупроизводству технической информации. Мы создали уникальный для российскойкомпании проект, такого больше ни укого нет.

– Тогда рассказывайте по порядку.

– Во-первых, мы отказались от идеипассивного спонсорства, мы решилиполностью управлять процессом. Создавкоманду G-Drive Racing с нуля, мы самивыбираем пилотов, оцениваем техническиеособенности машин, выбираем прототипы,которые создаются ведущими мировымипроизводителями. Роман Русинов, одиниз лучших российских автогонщиков,стал не только нашим пилотом,он руководит всей технической частьюпроекта. Я отвечаю за общуюстратегию, финансовую модель, переговоры.Вместе с Романом мы выбираемгоночную стратегию.

Во-вторых, проект G-Drive Racing дает намвозможность тестировать премиальноетопливо. Мы действительно испытываемG-Drive 95 и G-Drive 98, разумеется, не насамих гонках, где используется одинаковоетопливо более высокого октановогочисла, а на тестовых заездах, которыевсе равно дают информацию о поведениитоплива в экстремальных условиях.Наши инженеры получают огромный массивданных, а затем используют эти данные,чтобы улучшать продукт. Так что проектG-Drive Racing позволяет нам совершенствоватьтопливо, которое мы продаем потребителю.Такого тоже никто больше не делает.

– То есть, по сути, вам некогоругать, если команда показывает плохиерезультаты?

– А она показывает хорошие, но это,правда, и наша ответственность, и нашазаслуга. С начала проекта G-Drive Racing мы не только прошли путь от бронзы,серебра и до золота в чемпионатемира по гонкам на выносливостьFIA WEC, мы стали первой российскойкомандой, поднявшейся на подиумлегендарной гонки «24 часа Ле-Мана»на спортпрототипах уже в 2013 году. Я не раз слышал мнение поклонниковнашей команды, что они особенно ценяттот факт, что команду мы сделали сами.Говорят, если смогли сами выигратьчемпионат мира, то значит, в другихпроцессах полный порядок.

– Вы, безусловно, повысили уровеньавтоспорта в России, по сути,создали к нему повышенный интерес,но есть ли бизнес-результаты?

– А я прежде всего бизнесмен. Не былобы бизнес-результатов, мы бы простонашли для нашей команды другого партнера,который закрыл бы ту часть, которуюфинансируем мы.

– А вы не все финансируете?

– Нет, конечно, но давайте сначалао результатах. Брендированноетопливо G-Drive выбирает каждый третийавтомобилист, заправляющийся на сетиАЗС «Газпромнефть». Наш первыйбрендированный бензин G-Drive 95 появилсяв 2011‑м. Наши достижения в автоспортепозволили нам вывести на рынок такжеG-Drive 98. Из года в год продажипремиального топлива на наших АЗСрастут, а доля брендированных бензиновв корзине продаж составляет 30%, хотя,как мне известно, в среднем по рынкуэтот показатель не превышает 15%. Я уже не говорю про успех товаровпод брендом G-Drive, Drive Café и так далее.

– Во сколько обходится содержаниекоманды (учитывая, что выступаете в двухсериях – WEC и ELMS) и отбиваютли эти затраты себя?

– Повторюсь, я управляю бизнесом,поэтому для меня важен прежде всегокоммерческий эффект от проекта. Нашбюджет не превышает традиционногодля маркетинга процента от продаж.К тому же, как вы можете заметить,на болидах G-Drive Racing есть и логотипыдругих компаний, которые обеспечиваютзначительную часть финансирования.Можно сказать, что мы создали проект,который привлекает сторонних инвесторов.

– Почему именно WEC? «Формула-1» слишкомдорога, а другие серии не такинтересны? Или это обусловлено другимифакторами?

– Как я уже говорил, для нас важныдве вещи – возможность побеждатьи возможность тестировать топливов гоночных условиях. FIA WEC – этоидеальный для нас формат, позволяющийсделать и то, и другое. «Формула-1» –это только про спонсорство, ничегобольше.

– Есть ли в России потенциал длясоздания машины и мотора, способныхучаствовать и бороться за победыв WEC? Вы ведь используете шассии двигатель зарубежных партнеров.

– Пока мы не видим возможностисоздать конкурентоспособную машинусовместно с российским производителем.Уверен, что, как только такая возможностьпоявится, мы ее используем.

– Главный старт сезона – «Ле-Ман».Со спортивной точки зрения этопонятно. Есть ли у него особаязначимость в плане коммерции?

– «Ле-Ман» – это не простоочередной этап чемпионата. Это легенда,старейшая европейская гонка, известнаядаже тем, кто далек от спорта. Этовершина, которую мечтает покорить каждыйгонщик мира. Разумеется, когда мы еевозьмем, это не пройдет незаметно.Я надеюсь, мы станем национальнымигероями, а наше топ­ливо –топливом победителей.