Пилот команды «Вест-Макларен-Мерседес» шотландец Дэвид Култхард – частый и желанный гость в России. Правда, до недавнего времени гонщик «первой Формулы» посещал только Москву, однако на сей же раз перед самым «Гран-при Великобритании», видимо, зная о сходстве погодных условий дождливого Сильверстоуна и Санкт-Петербурга, Дэвид решил побывать в северной столице России.

ГРАН-ПРИ РОССИИ — В МОСКВЕ?

Жаль, что визит Дэвида Култхарда в Санкт-Петербург был рассчитан только на один день. Северная Пальмира достойна того, чтобы любоваться красотой этого удивительного города как минимум неделю, спокойно и не торопясь обходя все знаменитые дворцы, парки, музеи и соборы. Поэтому за те шесть часов, что провел в Питере «летучий шотландец», он успел побывать в Петергофе и побродить по Дворцовой площади. Остальная же программа пилота «Вест-Макларен-Мерседес» была напрямую связана с автоспортом. Дабы не расслабляться перед гонкой в Сильверстоуне, Дэвид согласился принять участие в картинг-турнире, проводимом для журналистов. Причем, проехав всего пару кругов, Култхард чуть было не обновил рекорд этой трассы, показав просто феноменальное время. Надо сказать, корреспонденты «Советского спорта» также попробовали свои силы за рулем картинга и уже после пяти минут непрерывного наматывания кругов не могли не оценить мужество и силу гонщиков «Формулы-1», которые, пилотируя болиды на скорости под 300 км/ч, все полтора часа испытывают просто адские нагрузки.

— Вы промчались несколько кругов по трассе питерского картинг-клуба. Какие у вас впечатления?

— Это было великолепно! Сразу вспомнились те золотые времена, когда я только еще начинал свой путь в автоспорте. И, несмотря на то что я покатался всего несколько минут, мне здесь очень понравилось. Правда, круг на этой трассе очень короткий, но подготовлен весь автодром на хорошем уровне.

— Вы впервые в Санкт-Петербурге, и за короткий однодневный визит, наверное, невозможно разглядеть все достоинства этого города?

— Ну почему же? Мы посетили Петергоф, Дворцовую площадь. Мне очень понравилась архитектура Санкт-Петербурга. Конечно, все увидеть за несколько часов невозможно, а вот уловить дух, атмосферу того места, куда я приехал, вполне реально. Вообще Петергоф напомнил мне чем-то небольшие деревушки Шотландии, откуда я родом.

— Вас не утомляют подобные поездки по городам и весям разных стран?

— Нисколько. Действительно, будучи пилотом «Формулы-1», я имею больше возможностей путешествовать по миру, даже по тем местам, где не проходят этапы первенства. Я несколько раз посещал Чехию, был два раза в Москве и теперь приехал в Санкт-Петербург. Я успел заметить, что россияне хорошо разбираются в «Формуле-1», и думаю, что они вполне могли бы принять у себя эти соревнования.

— Дэвид, наверное, после успешной серии, когда вы в течение шести гонок завоевывали очки, досрочный сход на «Гран-при Европы» поверг вас в уныние?

— Отнюдь. В этом сезоне у меня уже есть победа в Монте-Карло, кроме того, сразу после «Нюрбургринга» мы провели тесты в Барселоне, которые были весьма успешны. Так что я с оптимизмом смотрю на предстоящую гонку в Сильверстоуне.

— Дэвид, вы могли бы объяснить, в чем главная причина отставания «Макларена» от «Феррари»?

— Я считаю, проблему надо рассматривать в комплексе. Для победы команды нужен целый пакет — двигатель, шасси, шины, пилот. И вся эта система должна работать как единый, хорошо отлаженный механизм. «Феррари» успешно выступает только два последних сезона, а ведь до этого, если вы помните, в конце 90-х балом правил «Макларен», в начале 90-х не было равных «Уильямсу». Это нормальный процесс. К своему сегодняшнему состоянию «Феррари» шла очень долго. Когда Михаэль пришел туда в 1996 году, они сумели найти грамотных специалистов из разных команд и в итоге постепенно набрали все составляющие для успешного выступления. Сейчас, как мне кажется, «Макларен» на подступах к тому, чтобы составить достойную конкуренцию и «Феррари», и «Уильямсу».

— Большой резонанс вызвало поведение гонщиков «Феррари» на «Гран-при Австрии», когда Рубенс Баррикелло за считанные метры до финиша пропустил вперед Михаэля Шумахера. Как вы отнеслись к этому факту и как прокомментируете решение ФИА наказать Скудерию лишь денежным штрафом?

— Командная тактика — это личное дело «Феррари». Такие вещи всегда были частью «Формулы-1». И нет ничего удивительного в том, что общественность так бурно реагирует на каждое подобное событие. Что касается решения ФИА — совершенно ясно, это наказание не повлияет на результаты сезона, но, с другой стороны, ФИА дала всем понять, что мириться с подобными фактами она не будет.

— Вы побывали уже и в Москве, и в Санкт-Петербурге. У какого города, на ваш взгляд, больше шансов принять у себя этап «Формулы-1»?

— Если когда-нибудь состоится «Гран-при России», то он, несомненно, должен быть только в Москве или Санкт-Петербурге. Это два наиболее реальных кандидата. И все же, я думаю, у Москвы шансов больше, прежде всего потому, что там больше возможностей для рекламодателей.

«ЛЕТУЧИЙ ШОТЛАНДЕЦ»

— Дэвид, а на какой машине вы катаетесь в обычной жизни?

— Естественно, как гонщик «Макларена» я имею в своем гараже «Мерседес-Бенц», но к этой марке автомобиля я испытывал особые чувства еще до того, как пришел в «Формулу». Еще в начале 80-х я приобрел «Мерседес» 1972 года выпуска, которым до сих пор очень горжусь.

— Вы привыкли гоняться на скорости под 300 км/ч, а на обычной дороге превышаете скорость и бывают ли у вас в связи с этим проблемы с дорожной полицией?

— Проблем с полицией у меня не было уже много лет. Но когда я был моложе, действительно всякое случалось. Главное — вовремя найти применение своей бушующей энергии.

— Вас в «Формуле-1» называют «летучим шотландцем», между тем в автоспорте есть и другие «летучие шотландцы», например Колин Макрей. Он не предлагал вам поучаствовать в ралли?

— Я очень хорошо знаю Колина Макрея и часто его вижу в Монако, однако в ралли он мне никогда не предлагал участвовать.

— В этом году в «Формуле-1» появился еще один шотландец — Алан Макниш. Вы с ним общаетесь помимо гонок, отмечаете вместе какие-то национальные праздники?

— Несмотря на то что Алан живет в Монте-Карло в 100 метрах от меня, у нас с ним разные вкусы. В отличие от меня он не любит всякие вечеринки в честь побед или каких-то праздников.

— Дэвид, а какой у вас любимый напиток? Наверняка виски…

— Нет, не угадали. В этом смысле я не патриот своей родины, потому что предпочитаю менее крепкие напитки, чем виски. Мне очень нравится водка… Разбавленная, конечно. Я знаю, что многие ее пьют стаканами, но я пока это делать еще не научился.

— Сейчас весь мир еще живет прошедшим чемпионатом мира по футболу. А за кого вы болели на этом первенстве?

— Я оказался в тяжелой ситуации. С одной стороны, Англия и Шотландия всегда были соперниками, но когда в матче 1/4 финала англичане встречались с бразильцами, все британские газеты предлагали болельщикам объединиться и встать на сторону Англии. Мне же высказывать свои симпатии в пользу англичан было нельзя, так как моя подруга Симона, родившаяся в Бразилии, в этом случае могла бы закрыть для меня дверь в нашу спальню.

— А какие цветы вы обычно дарите вашей подруге и когда в последний раз вы делали этот жест?

— Да, вы озадачили меня. Давненько я не дарил ей цветы, наверное, в последний раз это было в прошлом году. Видимо, действительно надо послать ей розы.