«Гран-при Бельгии» по праву считается одной из самых захватывающих гонок в «Формуле-1». Автодром, функционирующий с 1924 года, представляет собой настоящее поле битвы для пилотов, изобилует множеством крутых поворотов и шпилек, перегрузки на которых сравнимы с перегрузками в боевых истребителях. Чего стоит только поворот «Eau Rouge» («Красная вода»), считающийся одним из самых впечатляющих на чемпионате. Не балует пилотов и местная погода, которая абсолютно непредсказуема и может преподнести сюрприз в виде дождя в любой момент.

ИСКЛЮЧЕНИЯ ИЗ ПРАВИЛ

Два. Всего два монумента остались в календаре чемпионата мира. Всего две трассы, которые вопреки железной поступи ХХI века упорно мешают мировому первенству превратиться в шаблонную череду новеньких автодромчиков, в меру быстрых и в меру безопасных. По иронии судьбы эти две легендарные трассы находятся на абсолютных полюсах длины круга. Если длина «Гран-при Монако» с его узенькими улочками средневекового княжества (а вы, надеюсь, догадались, что речь идет именно о нем) едва превышает три километра, то та трасса, что ждет нас впереди, арена четырнадцатого этапа чемпионата мира «Спа-Франкоршам» раскинула свои горные прямые и повороты почти на семь тысяч метров. Более того, средняя скорость в Монако не позволяет гонке добраться до положенных по правилам ФИА трехсот пяти километров дистанции, дабы уложиться в двухчасовой лимит времени. А вот в Спа со средней скоростью все в порядке, она одна из наивысших в календаре, зато такая длина кольца (уникальная после «кастрации», да простит мне читатель это выражение Хоккенхайма) приводит всего к 44 кругам дистанции против семи с лишним десятков традиционных на других автодромах, принимающих у себя современные «Гран-при».

«БЕЛЬГИЙСКОЕ ШОССЕ»

Зато каждый из этих кругов сам по себе представляет эпическое зрелище, вроде высадки викингов с драккаров или конного въезда Калигулы в сенат. Конечно, пару десятилетий назад «поджаться» пришлось и Франкоршаму, который уменьшился с четырнадцати до семи километров. Но и то, что осталось, вполне сохранило свой легендарный, неповторимый характер, в отличие от куцых современных Нюрбургов и Хоккенхаймов. Чего стоит скоростной «Бланшимон» в конце круга на третьем секторе, где на скорости триста с апекса нельзя уходить больше чем на полтора сантиметра! А торможение перед шикарной «Ле Комб» на верху захватывающего подъема «Кеммель». На скорости Ф-1 здесь просто закладывает уши, как в перехватчике при мгновенном, свечкой, наборе высоты после отрыва от бетонки. А шпилька «Ля Сурс», первый поворот трассы после старта... Еще хорошо, что старт здесь из-за погоды частенько дают по-индикаровски с хода! Про самый захватывающий (по единодушному мнению самих пилотов) поворот чемпионата я и вовсе не говорю. «О Руж» («Красная вода») частенько имеет привкус крови. И не только в Ф-1... Вспомните Штефана Белоффа и гонку спортпрототипов...

Даже если прогуливаться пешком, не говоря уже о скутере или арендованной машине, это место выглядит ужасающе. Пилот, разогнавшись на спуске от шпильки чуть ли не до трехсот, видит перед собой просто отвесную стену. Но он должен не снимать ноги с газа, а штурмовать ее, да еще и пройти в самом месте излома сложнейшие правый-левый повороты с единственной траекторией, сантиметровая ошибка в которой также чревата. Там, в месте этого излома, компрессия такова, что буквально вдавливает машину в амортизаторы, а днище — в асфальт, вызывая целый букет ярких искр. Там на пилота действует более чем трехкратная перегрузка. И не фронтальная или латеральная, как обычно, а... вертикальная! Но и пройдя «О Руж», расслабляться нельзя. В самом начале подъема разгон продолжается, пилот видит только небо, а впереди двойной левый, причем слепой, апекс «Радийона». Вспомните минимальные ошибки здесь Зонты и Вильнева! Даже не ошибки — просто машины в «БАРе» были отрегулированы слишком жестко, и подвеска, спасая днище в «Красной воде», не переварила «обезвешивания» в «Радийоне»...

Дальше подъем продолжается, и на торможении перед «Ле Комб» также частенько возникают интересные моменты. Помните Хаккинена и Шумахера, буквально взявших в клещи в своей борьбе за лидерство все того же Зонту? На этом фоне второй сектор должен показаться легкой прогулкой, но он все равно на порядок сложнее и интереснее самых сложных и интересных поворотов на практически любой другой трассе. Чего стоят местные перепады высоты, закрученные повороты, слепые апексы и хитрые гравийные ловушки! Именно здесь Михаэль под проливным дождем въехал в отстающего на круг Култхарда, что закончилось оторванным колесом и упущенной верной победой и едва не закончилось еще и потасовкой в боксах в прямом эфире!

ЕСЛИ ВМЕШАЕТСЯ ДОЖДЬ…

Шумахер вообще, если говорить глобально, является непровозглашенным королем, хозяином этой трассы. Он дебютировал здесь на скромном «Джордане» в 91-м, да так, что тут же получил приглашение в «Бенеттон». С тех пор немец провел в Спа десять гонок и проиграл... лишь две из них: в 93-м он приехал вторым позади Хилла, а в 2000-м — также вторым, позади Хаккинена, после той самой дуэли на верху подъема «Кеммель».

Все остальные гонки он выиграл или почти выиграл. В 99-м из-за перелома ноги он не участвовал в «Гран-при Бельгии», в 98-м стал жертвой той самой дождевой аварии с Култхардом, а в 94-м — излишне придирчивых комиссаров, отобравших уже врученный было на подиуме кубок из-за сточенной на миллиметр больше положенного доски под днищем. При том, что весь мир видел, где именно эта доска была сточена — при развороте через острый бордюр-поребрик. В остальном уже пять официальных побед, семь подиумов, шестьдесят два очка и три лучших круга. Как видите, Баррикелло, оптимистично заявивший после Венгрии, что намерен продолжить свое победное выступление и на Франкоршаме, получает просто чудовищного соперника в собственной команде. Другое дело, если Михаэль станет работать на Рубенса. Правда, есть и у Шумахера тут пробел. Ни одного поула, как ни феноменально это звучит! А ведь победа в квалификации, причем увереннейшая, есть уже и у Монтойи, который наверняка станет серьезным конкурентом бразильцу из «Феррари». Да и Ральф уже дважды финишировал тут на подиуме. Что уж говорить о Култхарде. Ведь, кроме Михаэля, из действующих пилотов тут побеждал именно он, и только он. Другими словами, нас ждет интереснейшая битва в Арденнах. А уж если в дело, как столь часто тут бывает, вмешается дождь...