Каким образом тест-пилот «БАРа» оказался за рулем болида конкурентов — команды «Минарди»? Британец Энтони Дэвидсон раскрывает некоторые тайны «Формулы-1».

СИМПАТИЧНАЯ «ФОРМУЛА-1»

— Ну и как эта самая «Формула-1»? Так ли страшна, как ее малюют?

— Да нет, скорее напротив, весьма симпатична. Я вполне удовлетворен этим первым опытом. Дебют в Венгрии, да и гонка в Спа прошли прекрасно, причем я имею в виду все «Гран-при» целиком, от первого до последнего дня.

— Можно считать, что в команду вы интегрировались прямо на ходу?

— Меня действительно прекрасно приняли. Самый первый раз я познакомился с «Минарди» у них на заводе в понедельник перед «Гран-при Венгрии», куда я приехал, чтобы сделать слепок для моего ложемента, и все были искренне рады меня видеть. Атмосфера работы и контакт с людьми замечательные... С этой точки зрения я не мог и мечтать о большем. Да и отношения с моим гоночным инженером наладились, и мы понимаем друг друга с полуслова.

— А каким образом вы вообще попали в «Минарди»?

— Изначально Пол Стоддарт хотел пригласить Джастина Уилсона, но выяснилось, что у него слишком велик рост, чтобы пилотировать эту машину. Не сошлись габариты, так сказать. В этот момент команде срочно понадобилось запасное решение, и я был одним из немногих на рынке труда, кто имел суперлицензию и был готов приступить к гонкам незамедлительно. Переговоры между Дэвидом Ричардсом, моим патроном по «БАРу», и «Минарди» стартовали незамедлительно, а британская федерация БРДС также оперативно смогла помочь... Дело в том, что у меня длительный контракт с «Бритиш Америкэн Рэйсинг», и просто так, щелкнув пальцами, я не мог оказаться за рулем машины конкурента.

С КОРАБЛЯ НА БАЛ

— И у вас даже не было возможности протестировать «Минарди» перед Венгрией?

— Ни малейшей! Впервые я оказался за рулем этой машины уже непосредственно на свободных заездах гоночного уик-энда. Моего дебютного в карьере! Это было довольно странным чувством...

— А трудно ли вообще пересесть из одного болида «Формулы-1» в другой?

— Да не сказать, что особенно легко. На самом деле главная опасность в том, что все одновременно и похоже, и разнится. Я имею в виду и позицию пилотажа, и кнопки управления на руле. Надо просто привыкнуть. Даже после пары гонок я не могу сказать, что еще на все сто процентов чувствую себя в своей тарелке. Например, я до сих пор не до конца доволен самой позицией, в которой я сижу за рулем. В свое время в «БАРе», чтобы чувствовать себя полностью комфортно, мне потребовалась далеко не одна тестовая сессия. Так что и тут это, скорее, просто дело времени.

— Не опасались ли вы этого фатального для Алекса Йонга рубежа в 107% во время квалификации?

— Если честно, то опасался. Во время моей самой первой квалификационной попытки я сильно нервничал, и круг получился далеко не лучшим. Но, по счастью, нам удалось продуктивно работать над машиной в правильном направлении по ходу сеанса, а я, со своей стороны, смог успокоиться и все пошло как по рельсам. К счастью!

— Воспоминания о самом первом круге во время «Гран-при»?

— Честно говоря, ни одного. Слишком многими вещами одновременно была занята голова: главным образом все тем же – позицией пилотажа, которая вообще была предельно далека от оптимальной. На самом деле первая вещь, которую я сказал себе, входя в первый поворот, это: «О, черт, я слишком медленен!» Это и была первая мысль. По иронии судьбы, за несколько мгновений до этого, на пит-лейне, я был слишком быстр и тут же получил штраф ФИА, еще до попадания на трассу! Так что все начиналось не самым лучшим образом (смеется).

— Для дебюта «Хунгароринг», наверное, далеко не самая идеальная трасса в календаре чемпионата мира?

— Ну, самым идеальным для меня было бы дебютировать на чем-нибудь вроде Барселоны или Сильверстоуна, где я покрыл на тестах огромное количество километров и где было бы чуть прохладнее, чем в Венгрии. Но, честно говоря, на другой трассе дебют по ходу сезона также не был бы легким, ибо впрыгнуть в поезд по ходу сезона, да еще работать в том же темпе, что и твой партнер по команде, это далеко не просто.

— Марк Уэббер и впрямь уже сколотил себе нешуточную репутацию по ходу этого сезона и сравнение могло бы быть для вас тяжелым?

— Вот именно! Я просто обязан был быть как можно ближе к Марку, чтобы не поставить команду в дурацкое положение, чтобы над Стоддартом не смеялись про обмен шила на мылo. Прошу не видеть в этом ничего обидного для Йонга, но как бы я выглядел, если бы не смог с ходу пройти квалификацию? Это был бы сценарий фильма-катастрофы, но, к счастью, этого не случилось. Даже наоборот, думаю, что я смог привлечь внимание с положительной точки зрения и к себе, и к команде. Честно говоря, я этим очень горжусь!

— А сколько километров вы прошли на «БАРе» с января во время тестовых сессий?

— Почти 12 тысяч — это просто огромная цифра! Конечно, я был бы счастлив дебютировать в гонках именно за рулем этой машины, поскольку эта команда успела стать своего рода второй семьей для меня. Но, с другой стороны, начать за рулем другой машины, с другим мотором и на другой резине, в незнакомой команде и на незнакомой трассе — это тоже неплохой тест, не так ли?

НЕСБЫВШИЕСЯ ОЖИДАНИЯ

— И что вы ждали, собственно говоря, от гонки?

— Постараться избежать проблем и закончить как можно ближе к Марку. И так ведь все и шло, пока на 61-м круге из 77 я не выскочил на грязную часть траектории, пропуская на круг более быструю машину, налепил грязь на резину и потерял все сцепление с асфальтом в следующем повороте...

— Уик-энд в Бельгии в общем-то тоже был неплохим?

— Да, Спа – это действительно совсем другая трасса. Мне повезло, что, в отличие от Марка, на меня не свалились технические проблемы, и хотя из-за тумана в пятницу я не смог потренироваться лишние полчаса, которые были бы далеко не лишними, я все же регулярно прогрессировал по ходу уик-энда. Вот только квалифицироваться все же хотелось бы чуть ближе к Уэбберу, шесть десятых секунды, на мой вкус, — это все же многовато...

— Гонка принесла меньше удовлетворения?

— После быстрого схода Уэббера мне больше не удавалось равняться на партнера по команде и приходилось атаковать изо всех сил, чтобы удержаться за «Джорданом» Сато и «БАРом» Паниса. Это было здорово, но, увы, я атаковал слишком сильно и не смог избежать вылета в сложнейшем повороте Пуон. Я об этом очень и очень жалею, поверьте...

— Что в будущем?

— У меня неплохие контакты в Америке после хороших тестов, что мне удались в КАРТе, но если бы я мог убедить менеджеров в нашем паддоке, что я в состоянии делать хорошую работу на «Гран-при», то, конечно, я хотел бы продолжать работу именно в «Формуле-1». Если ничего не случится, то в следующем году я буду продолжать тестировать «БАР»... Так что пока мою ситуацию можно квалифицировать чуть ли не как идеальную!