ФОРМУЛА-1

Спад зрительского интереса к «Формуле-1» вынудил руководителей автогонок, несмотря на давление консерваторов, принять непростое решение – внести изменения в спортивный регламент соревнований. Насколько эти меры окажутся эффективными и смогут ли они возродить былой интерес к королевским автогонкам, мы сможем увидеть в следующем сезоне.

СВЕРХНОВАЯ ЗВЕЗДА

Карманная революция, буря в стакане воды, половинные меры – именно такой была первая реакция всех мировых специализированных СМИ на столь долго ожидавшиеся решения мирового совета по выводу Ф-1 из тупика.

В последний королеву автоспорта загнали, заметим, целый ряд совершенно не связанных друг с другом обстоятельств, которые просто имели несчастье разразиться одновременно.

В первую очередь, как совершенно справедливо заметил Берни Экклстоун, общий мировой финансовый спад и падение интереса спонсоров и инвесторов к спорту вообще, а не только к Ф-1. Это привело к исчезновению за один неполный сезон «Проста» и де-факто «Эрроуза», к серьезным трудностям многих других команд средней руки. Проблема еще и в том, что среди этих грандов зажглась, причем уже на очень длительный период, буквально сверхновая звезда, чей свет не только не сходит пока на нет, а, напротив, продолжает разгораться все ярче, и признаков ее скорого «возвращения» в норму не предвидится. Речь идет, разумеется, о «Феррари».

А ведь будь на месте этой конюшни «Уильямс» или «Макларен», меры, возможно, приняли бы раньше. Вспомните, сколь грустными были сезоны в одни ворота в исполнении подопечных Фрэнка и Рона в 92-м и 98-м соответственно. Но Скудерия всегда была своего рода визитной карточкой всей Ф-1, и после двух десятилетий нескончаемой ностальгии по былой славе первые годы доминирования были встречены «на ура» как болельщиками и прессой, так и собственно организаторами большого цирка. Проблема в том, что дьявольская машина Жана Тодта и Ко набирала темпы просто в чудовищных пропорциях, и если объективно посмотреть на минувший сезон, то пропасть между «Минарди» и «Уильямсом» порой была едва ли не меньше пропасти между «Уильямсом» и «Феррари». К безумной скорости добавилась еще и надежность – Шумахер ни разу за весь сезон не сошел с трассы, а Баррикелло к середине первенства также перестал быть жертвой обидных неполадок.

Разве что к этой самой середине первенства зрители стали постепенно разбредаться с трибун, а телезрители – от экранов. Австрийская комедия и тот факт, что Михаэль стал чемпионом неслыханно рано – уже в июле, на Маньи-Куре (!), – не могли способствовать росту интереса к Ф-1. К концу первенства даже на отдельных трассах, как иногда бывало ранее, соперникам так и не удавалось остановить эту гонку Красного Барона (и куда реже его напарника) за всеми виданными и невиданными рекордами. Начиная с этого момента стало ясно, что необходимо срочно что-то предпринимать. Проблема в том, что любое техническое изменение регламента должно быть одобрено командами единогласно и не позднее, чем за пару лет до его ввода в строй. Оставался регламент спортивный. И Макс Мосли стал выступать с предложениями одно фантастичнее другого. То, что пилоты будут поочередно выступать на разных машинах, на мой взгляд, с самого начала не рассматривалось президентом ФИА всерьез по причине множественных договоров, связывающих спонсоров, конюшни и пилотов.

А служило это лишь индикатором для консерваторов, своеобразным сигналом – что-то придется делать, чем-то придется поступиться. Из более или менее реальных предложений самым радикальным был весовой гандикап, балласт на самые быстрые машины из расчета килограмм на каждое набранное очко. Это предложение не было принято. Ведь этак под конец чемпионата машина Шумахера весила бы на полтора центнера больше, чем норма, и никакой пилотский талант, никакие гениальные конструкторские решения штаба из Маранелло не позволили бы Михаэлю в таких условиях бороться не то что против «Уильямсов», даже против «Минарди». Спектакля, конечно, было бы много, но какой ценой? Было ли бы это честным? Была ли бы это, наконец, уже «Формула-1»? Вряд ли...

…И ПОСЛЕДНИЙ СТАНЕТ ПЕРВЫМ

Модификация же режима квалификаций ничем не помешает Ф-1, даже, напротив, поможет. Представьте, когда вместо целого получаса праздных зевков в глубине боксов в субботу после обеда вы увидите одного за другим каждого участника, и никакой режиссер не помешает нам внимательно, по секторам, следить за его временем. Представьте, наконец, что малейшая ошибка пилота, вынужденного на одном-единственном круге выкладывать весь потенциал, малейшая техническая проблема, не говоря уже о дожде в середине сеанса или, напротив, постепенно подсыхающей трассе, приведет к совершенно непредсказуемым стартовым решеткам. Лидеры часто будут вынуждены стартовать из последних рядов и на первых кругах продираться сквозь пелотон, даря нам наконец-то столь редкое и желанное всеми зрелище обгонов. Конечно, на первых порах это может привести к дополнительным расходам богатых мотористов и появлению сверхмощных и сверхнедолговечных (на один круг) моторов, но проблема отпадет уже с 2004-го, когда движок обязан будет служить весь уик-энд.

И изменение очковой политики также правильно и своевременно. С одной стороны, оно незначительно и не очень серьезно повлияет на книгу рекордов, чего очень боялись консерваторы. И потом, не стоит забывать, что в 50-х очки получали только пятеро, а у победителя их было восемь. В 60–80-х – девять, а с 91-го – десять. Эта верхняя кромка и теперь остается без изменений, зато второй и третий призеры всерьез приблизятся к первому, и столь огромных отрывов в чемпионате, как теперь, больше не будет. И главное – в очковую зону попадают не шесть, а восемь первых финишировавших. Что невероятным образом повысит и борьбу позади на последних кругах, и наш с вами интерес к этой борьбе, а также даст вздохнуть командам-середнячкам. Конечно, если пересчитать, например, нынешний сезон по новым правилам, то изменения внутри первой десятки не так и велики, разве что Култхард обогнал бы Ральфа, да Ник Хайдфельд выиграл два места. Зато очки при таком раскладе набрал бы аж 21-й пилот, включая... Алекса Йонга!

Я позволю себе лишь одну грустную ноту непонимания в связи с решениями совета – отмену «Гран-при Бельгии». Какими бы ни были финансовые основания борьбы за табачную рекламу, потеря легендарного Спа-Франкоршама просто ужасна для Ф-1, для всех тех, кто когда-либо выступал здесь, кто смотрел гонки по телевидению, кому довелось увидеть это место своими глазами... Хочется верить, что это недоразумение когда-нибудь останется позади и что рано или поздно Арденнский тобогган вернется на свое заслуженное место в календаре чемпионата мира.