Владелец и руководитель Brawn GP Росс Браун прокомментировал итоги сезона для своей команды. Напомним, что в первом же сезоне в «Формуле-1», Brawn GP выиграл Кубок Конструкторов, а Дженсон Баттон стал чемпионом мира.

- Росс, что вы чувствуете, вновь став чемпионом?

- Эйфорию, но ко всему этому еще нужно привыкнуть. В отдельные моменты я уже понимаю, чего мы добились. Это особенный успех, очень особенный.

- Ощущения иные, чем после побед в Ferrari? Более эмоциональные?

- Это другие ощущения. Чемпионаты проходят, вы быстро забываете о победах, но мне повезло выиграть еще раз, уже в иных обстоятельствах.

Десять месяцев назад команды, фактически, не существовало. Был коллектив специалистов, который работал всю зиму, не зная, есть ли у нас будущее. При этом они работали по 60-70 часов в неделю. Обстоятельства совсем другие, и у нас не было тех ресурсов, которые были в Ferrari.

- Насколько близки вы были к тому, чтобы не выйти на старт?

- Очень близки. Бывали дни, когда вечером я возвращался домой и не знал, что будет дальше. Очень важно, что в тот момент руководители – я, Ник Фрай, другие парни, Кэролайн – впадали в уныние не все вместе. Стоило мне подумать о том, что ситуация критическая, как звонил Ник и говорил, что он нашел решение. Это была группа людей, которые всегда продолжали бороться.

- Дженсон назвал этот сезон счастливой сказкой, вы согласны?

- Я не знаю, что такое сказка. По моему поднять проект, который фактически был закрыт, и добиться того, чего мы добились сегодня – это уникальный опыт. Люди не сдавались, хотя могли оказаться на улице. Мы говорили им о том, что не знаем, что будет дальше, но нуждаемся в их поддержке, без которой, если проект состоится, мы ничего не сможем сделать. И они это сделали.

- Какой тогда была ваша цель на сезон?

- Выживание. Я говорю искренне. Выйти на старт первой гонки, начать сезон и искать финансирование на будущее. У нас были средства только на один сезон. Мы прошли через разные фазы, выживание команды было первым этапом, пока мы с Ником Фраем и другими менеджерами были сосредоточены на этом, наш технический отдел продолжал работу с машиной.

- Вы не знали, какими могут быть результаты сезона или даже первой гонки?

- Нет, но мы знали, что добились серьезного прогресса при разработке машины, сделали шаг вперед. Когда начались тесты, мы не увидели других машин, которые были бы так эффективны в условиях нового регламента – это вселяло оптимизм. Мы с еще большей решимостью продолжили работу, мы знали, что у нас хорошая машина.

Связанные материалы: