АНДРЕЙ КИРИЛЕНКО

РОСТ 206 сантиметров

ВЕС 95 кг

ПЕРВЫЙ КЛУБ «Спартак» (Санкт-Петербург)

СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ Женат, жена Маша Лопатова

ЛЮБИМЫЙ КЛУБ ЦСКА

ХОББИ Компьютерные игры

ЛЮБИМОЕ БЛЮДО Суши

ЛУЧШИЙ МАТЧ 15 марта 2002 года против «Детройт Пистонс» (44 минуты, 27 очков)

На днях редакцию нашей газеты посетил высокий гость. Даже очень высокий. Ростом 6 футов 9 дюймов, или, по-нашему, 206 сантиметров. Как вы уже, наверное, догадались, речь идет о форварде сборной России и клуба НБА «Юта Джаз» Андрее Кириленко.

Андрей вместе со своей женой Машей (кстати, она дочь известного баскетболиста ЦСКА и сборной СССР Андрея Лопатова) проявили просто удивительную пунктуальность. Как они сумели пробраться через все московские пробки и появиться точно в срок — загадка. Однако факт остается фактом: ровно в 14.00 Андрей, как и обещал, занял место у телефона.

1-Я ЧЕТВЕРТЬ
вопросы болельщиков

Я — фанат ЦСКА

— Алло! Это Новиков Борис из Москвы. Скажите, пожалуйста, какие задачи стоят перед вашей командой в следующем сезоне?

— Пока что в команде не было разговора на эту тему, но я думаю, что нашей целью будет снова попасть в плей-офф и там пройти как можно дальше.

— А тренер доверяет вам место в основном составе?

— Да, я в 40 матчах выходил в стартовой пятерке.

— Вы считаете своим конкурентом Карла Мэлоуна?

— Вряд ли, ведь Карл уже много лет играет в «Юте», он живая легенда этого клуба. Скорее моим конкурентом является Дониэлл Маршалл.

— Как вы считаете, в будущем сезоне в команде будут новички?

— Да, на драфте «Юта» будет выбирать под 19-м номером, поэтому новый человек в команде обязательно будет. С другой стороны, сейчас в клубе 8 человек со статусом «свободного агента», и сказать, кто из них уйдет, трудно.

— Алло! Андрей Кириленко? Скажите, какая мечта была у вас в детстве? Кем вы хотели стать?

— Я уже с 7 лет играл в баскетбол и не думал ни о чем другом. Поэтому можно сказать, что моя мечта сбылась, я играю в сильнейшей лиге мира.

— А кто является вашим кумиром?

— У меня нет кумира, есть несколько баскетболистов, чья игра мне очень нравится и некоторые черты которых мне хотелось бы перенять. Это Кевин Гарнетт из «Миннесоты», Коби Брайант из «Лэйкерс», Винс Картер из «Торонто».

— Вас беспокоит Саша Хохлов из Москвы. Скажите, как вы начали играть в баскетбол?

— Я учился в первом классе, когда к нам в школу пришел тренер и пригласил заниматься меня и еще двух высоких ребят. Я попробовал, мне понравилось, и вот уже 14 лет играю в баскетбол.

— У вас есть хобби?

— Я очень люблю играть в компьютерные игры, правда, в последнее время жена мне запрещает… (Улыбается.)

Маша, сидевшая рядом, моментально отреагировала: «Возвращается муж из Интернета…»

— Какой у вас любимый прием в баскетболе?

— Трудно сказать. Я люблю баскетбол в целом, а не отдельные моменты.

— Какой партнер в «Юте» для вас наиболее удобен?

— Обычно мне нравятся в командах разыгрывающие. У нас на этой позиции играет легендарный Джон Стоктон, и, конечно же, мне очень нравится играть вместе с ним.

— Вы раньше играли в ЦСКА. Какие у вас впечатления об этой команде?

— Я очень люблю ЦСКА. Наверное, можно сказать, что я являюсь фанатом ЦСКА. Сейчас начнется плей-офф чемпионата России, и, разумеется, я буду болеть за армейцев.

— В ходе сезона у вас бывали конфликты с тренером?

— Конфликтов не было. Поначалу бывало, что я не все понимал, потому что не совсем хорошо знал язык.

— Какой ваш самый большой недостаток?

— Прежде всего это отсутствие стабильного броска. Кстати, наш тренер дал мне своеобразное «задание на лето». Я буду работать именно над техникой броска. С другой стороны, есть куда расти. (Улыбается.)

— Сейчас в российском чемпионате появилось много легионеров. Как вы считаете, это идет на пользу нашему баскетболу?

— Скорее это все же положительный факт. Чем больше будет высококлассных игроков, тем выше интерес к баскетболу, тем больше будет появляться своих талантов. Поэтому надо привлекать легионеров, но не забывать и о своих, доморощенных игроках.

АК-47, человек и автомат

— Здравствуйте. Это Денис Бочков из города Пушкино. На сколько лет у вас контракт с «Ютой»?

— На три года. Правда, там есть пункт, который предусматривает продление его еще на год.

— У вас появились друзья в новой команде?

— Да, это Расти Лару, с которым в прошлом году мы играли в ЦСКА, и Джон Кротти.

— Вы хотели бы стать тренером?

— Я хотел бы остаться при баскетболе, но не тренером. Может быть, менеджером или директором. Буду важным человеком с хорошим пузом (улыбается).

— Андрей, Самара на проводе, Михаил Васильев. В Америке есть представление о европейском баскетболе?

— Почти нет. Правда, в последние годы в лигу приходит все больше европейцев, причем игроков высокого класса, таких как Газоль, Паркер, Туркоглу. Все они постепенно открывают Европу для американского болельщика. Вообще я считаю, что не за горами то время, когда одна из сборных команд Старого Света нанесет поражение сборной США. Может быть, уже на этом чемпионате мира.

— Несмотря на то, что чемпионат мира пройдет в Индианаполисе?

— Американцам все равно, где выступать. Они излишне самоуверенны, поэтому часто играют несколько вальяжно, на публику. А когда против них начинают действовать жестко, зачастую теряются, и тогда их вполне можно обыграть.

— Алло, это Кириленко? С вами разговаривает Александр из города Королев. Скажите, как получилось, что вы выбрали 47-й номер?

— Когда я пришел в команду, 13-й номер, под которым я играл в ЦСКА, уже был занят Джоном Амаечи. А еще когда я играл в летней лиге, Куинси Льюис меня назвал АК-47. С одной стороны, АК – это мои инициалы, а с другой — получается автомат Калашникова, наш, российский продукт, который знают во всем мире.

— Различие в европейских и североамериканских правилах сильно чувствовалось?

— Нет. Только то, что «трехочковая» зона расположена дальше от кольца. Сначала вообще боялся, что не доброшу мяч.

— Вы общаетесь в Москве со своими бывшими одноклубниками?

— Конечно. Чаще всего видимся с Колей Падиусом, мы с ним друзья.

— Андрей, вас беспокоит Марина из Домодедова. Я хочу поблагодарить вас за то, что вы представляете нашу страну в сильнейшей баскетбольной лиге мира, и пожелать вам всяческих успехов!

— Спасибо, я постараюсь!

2-Я ЧЕТВЕРТЬ
вопросы журналистов

Хочу стать лидером «Юты»

— Андрей, пока что получается так, что вы каждый год берете какую-то новую высоту. Дебютировав в чемпионате России в 1997 году, вы всего через год стали основным игроком питерского «Спартака». Потом за три года в ЦСКА прошли путь от новичка команды до лучшего баскетболиста Европы. В этом году закрепились в основном составе «Юты». Что будет дальше?

— Я пока что не стал на 100% основным игроком «Юты». В будущем году я постараюсь стать игроком стартовой пятерки, и хотелось бы оказаться одним из тех баскетболистов, которые будут определять результат матча.

— А через два года?

— Хотелось бы стать одним из ведущих игроков команды и играть на уровне лидеров НБА.

— В чем главное отличие НБА от европейского баскетбола?

— Там совершенно другие скорости. Кроме того, как ни странно, в НБА нет игры на результат. Там гораздо важнее преподнести зрителям шоу, показать красоту баскетбола, звезд.

— Меня всегда удивляло, что в Америке зрители начинают уходить, не досмотрев матч, — вступила в беседу супруга Андрея Маша. — А на самом деле все просто: они увидели большую часть встречи, завтра вполне смогут поддержать разговор об игре, поэтому дальше ее смотреть нет смысла. А непосредственно результат их не слишком интересует. Гораздо важнее не попасть в дорожную «пробку».

— В России чаще всего бывает наоборот, — вновь говорит Андрей. – Там люди подтягиваются ко второй, третьей четверти, но зато и смотрят встречу до конца. В Америке такого нет. Впрочем, это не касается матчей плей-офф, там уже результат становится во главу угла. Да и баскетболисты ведут себя совершенно по-другому. Начинается вязкая, плотная, максимально жесткая игра, настоящая «рубка».

— Стиль судейства в Европе и Северной Америке сильно отличается?

— В НБА очень многое позволено звездам. Судьи дают им играть, «не замечают» их нарушений. И наоборот, новичков, что называется, «прихватывают». Против дебютантов иногда играют очень жестко, а арбитр на это не реагирует.

Впрочем, как мне сказали, уже на следующий год судьи будут ко мне относиться по-другому. Они же тоже замечают, как человек ведет себя на площадке, как он играет, падает, симулирует или нет. Если ты не раздражаешь их своими апелляциями, причитаниями, то и они начинают вести себя более благосклонно.

— Как вы считаете, кто станет чемпионом НБА этого года?

— Я болею за «Лэйкерс». Мне нравится эта команда, особенно Коби Брайант. А вот «Нью-Джерси», наоборот, недолюбливаю. Я их называю — «команда уголовников». Они все небритые, наглые. Их соперник, «Бостон», мне гораздо симпатичнее. Мне бы хотелось увидеть финал «Лэйкерс» — «Бостон» и победу «Лос-Анджелеса».

Здорово, когда на тебя смотрит 20 000 зрителей

— Вы были новичком команды. Старожилы клуба пытались как-то подшутить над вами, разыграть?

— Честно говоря, в начале сезона я не слишком хорошо знал язык, к тому же я не американец, поэтому многих шуток я просто не понимал. От меня вскоре отстали. Зато очень много доставалось другому нашему новичку — Джеррону Коллинзу. Мне его даже жалко было. Я ему всегда говорил: «Джеррон, все в порядке, не обращай внимания!», хотя частенько сам не понимал, о чем идет речь.

— В игре порядок соблюдается строго?

— Да. Если ты центровой, отвечаешь за «центра», защитник — за защитника. Причем мы не «меняемся» игроками, как принято в России или в Европе. По крайней мере, так обстоит дело в «Юте».

— А на матч игроки приходят в костюмах или форма одежды произвольная?

— Нет, особых правил нет. На утреннюю тренировку мы вообще частенько являемся в пижамах. Заберемся в джакузи, чтобы прогреть ноги, и продолжаем спать (улыбается).

А вообще могу сказать, что темнокожие игроки очень любят украшения. Если цепь — так чтоб в палец толщиной, бриллиант — размером с яблоко. Так, у ДеШона Стивенсона есть такая цепочка, где его имя составлено из бриллиантов.

— Не хотите завести такую же?

— Да, это будет сильно выглядеть. Большими буквами надпись из бриллиантов «АНДРЕЙ КИРИЛЕНКО» и сзади ими же: «ИГРОК «ЮТА ДЖАЗ», «ФОРВАРД», «НОМЕР 47» (смеется).

— А как вас зовут в команде?

— Некоторые называют «Дрей», сокращенно от «Андрей». В Америке очень популярен рэпер «Доктор Дрей», от этого и пошло. Так меня зовут в основном темнокожие игроки. Белые обычно обращаются «Эй Кей», это мои инициалы.

— Американцы задавали какие-нибудь вопросы о России?

— Нет, их больше интересовала моя спортивная карьера, как я начал заниматься баскетболом, где играл. Вообще там очень интересное общение с журналистами. Например, они подходят после игры и говорят: «Вы сыграли хорошо, набрали 20 очков». «Да, — говорю, — я сыграл хорошо, набрал 20 очков». Они все это запишут. «У вас был проход, после которого вы забили сверху, что вы думаете по этому поводу?». «Я прошел и забил сверху через игрока», — отвечаю. Они довольны.

Игроки проявляли интерес, но довольно специфический. Про то, как у нас будет «Привет!» или «Пока!», меня спрашивали единицы, а вот ненормативной лексикой интересовались все.

— «Дельта-центр», домашняя арена «Юты Джаз», вмещает около 20 000 зрителей. Сложно играть при такой аудитории?

— Нет, наоборот, это очень приятно.

— В клубах НБА есть какие-то должности, которых нет в российских командах?

— Да, например, в «Юте», помимо массажистов, еще есть мануальный терапевт. Допустим, у тебя перед игрой болит плечо. Ты к нему пришел, он что-то помял, дернул, поколдовал, смотришь, боль прошла. Правда, через пару часов она снова может вернуться, но самое главное, что на время игры она исчезла.

Есть еще интересная должность болл-боя. Это ребята, которым по 13—15 лет. Они выполняют различные мелкие поручения, например, приносят кроссовки со склада, воду, полотенце. За это они получают зарплату в клубе. Иногда игроки просят их куда-то сходить, что-то сделать. Например, я захожу в раздевалку и вижу, что мне пришла почта. Я прошу отнести ее в машину, а заодно и помыть автомобиль. За это уже я из своего кармана плачу им какие-то деньги.

Вообще в клубе работает довольно много человек, каждый из которых отвечает за свой вроде бы небольшой участок работы, но зато делает это очень хорошо.

— Есть ли у команд НБА фанаты?

— Да. Например, к нам приезжали фаны «Лос-Анджелес Лэйкерс». Они заняли целый сектор. Выходишь на игру, смотришь — часть трибун желтая. Наши поклонники тоже ездят вместе с командой. У нас вообще есть один болельщик, настоящий шоумен, он всех заводит на трибунах. Может быть, ему клуб приплачивает? Не знаю…

— Хоккейная команда «Баффало Сэйбрз» раньше выходила на лед под «Танец с саблями» Хачатуряна. Вы, наверное, появляетесь на площадке под какую-то джазовую композицию?

— Как ни странно, но мы выходим под рэповую мелодию под названием «Specia deivery», что переводится как «Специальная доставка». У нас же играет Карл Мэлоун по прозвищу «Почтальон», специально «под него» и песня.

— Андрей, вас уже узнают на улицах Солт-Лейк-Сити?

— Такое ощущение, что каждый житель этого города знает в лицо любого игрока команды «Юта Джаз», в том числе и меня. Дошло до того, что, уезжая в отпуск, я хотел приобрести несколько своих маек, чтобы здесь их подарить друзьям и знакомым. Однако их не оказалось в продаже, сказали, что все раскупили. Так и пришлось уехать без сувениров.

Из виртуального мира вытаскивала жена

— Что было непривычно в Америке в бытовом плане?

— Там все люди очень законопослушны. Это, кстати, очень трудно понять, находясь в России. Простой пример. Если вас остановил полисмен, в России можно просто отдать 100 рублей и ехать дальше. А в США такой номер не пройдет. Это будет расценено как взятка, вас будут судить.

Так жить гораздо проще, спокойнее, правда, на первых порах немного скучно, особенно после российской действительности. У нас же постоянно адреналин играет. На улице не так посмотрел — пожалуйста, повод для драки.

— Бывали ли вы в каких-то необычных, может быть, забавных ситуациях?

— Больше всего мне запомнился случай, который нельзя назвать забавным. В США в разных местах работает много людей с серьезными заболеваниями, скажем, болезнью Дауна. Причем они трудятся, например, в банке. Когда я впервые попал к такому сотруднику, я, честно скажу, был ошарашен. Но, как оказалось, им там поручена какая-то несложная работа, например, переложить бумагу из одной стопки в другую, занести с нее данные в компьютер. И они с этим отлично справляются. И это здорово, что общество находит возможность включить в свою жизнь даже таких тяжело больных людей.

— В США вы вместе с командой бывали в больницах, детских домах. В России не планируете какую-либо благотворительную деятельность?

— Да, есть несколько проектов, но пока что ничего конкретного сказать не могу. Понимаете, мне не хотелось бы просто давать деньги, я хотел бы проследить, на какие цели они идут.

Так, я хочу помочь спортивной школе, где я воспитывался, но опять же не деньгами, а инвентарем, мячами, возможно, проведу несколько занятий с детьми.

— Вы говорили, что вашим увлечением является компьютер. А что именно привлекает: игры, Интернет, общение?

— Я прежде всего игрок. Прошлый год прошел под знаком «Дьябло-2». Дошло до того, что жена стала возражать против моего увлечения. Я буквально пропадал в виртуальном мире.

— А как распределяются обязанности в вашей семье?

— Очень просто. Я отвечаю за то, чтобы в доме были деньги, а Маша — за все остальное.

— В ходе сезона вы общаетесь с игроками «Юты» вне площадки?

— Да, например, с Джоном Кротти. Кстати, некоторых наших гостей мы угощали блюдами русской кухни, например, пельменями. Это было очень забавно. Они с опаской берут по одной пельмешке, чуть ли не обнюхают их, прежде чем попробовать. А я в это время наворачиваю по нескольку штук, как это положено у нас в России.

— А вообще что любит есть Андрей Кириленко?

— Еще когда я играл в ЦСКА, полюбил «суши». Люблю борщ и, как я уже упоминал, пельмени.

— У вас остается время на что-то, кроме баскетбола?

— Мы ходим в кино, бывали на концертах, в кафе, любим выезжать в горы. Правда, на лыжах мне кататься нельзя, поэтому мы просто гуляем.

— Какие у вас дальнейшие планы пребывания в России?

— 1 июня я начну тренироваться, буду ходить на матчи плей-офф чемпионата России, болеть за ЦСКА. Планирую провести несколько занятий с детьми в спортивных школах Москвы, Перми и Санкт-Петербурга.

КСТАТИ

 Интервью с супругой Андрея Кириленко Марией Лопатовой читайте 8 июня в рубрике «Раздевалка у Дарьи»

ДОСЛОВНО

 — Меня очень удивил высочайший уровень организации в НБА. Причем это относится ко всему, не только к игре. Все расписано буквально по минутам: тренировки, встречи, интервью. Я, наоборот, думал, что меня будут, если так можно выразиться, эксплуатировать, что у меня не будет ни минуты покоя, а оказалось наоборот. Несмотря на то, что мне приходится много работать, играть, встречаться, у меня стало гораздо больше свободного времени, чем было в Москве.