СОБЫТИЕ ДНЯ. БИАТЛОН
ДО ОЛИМПИАДЫ ОСТАЛОСЬ 11 ДНЕЙ

В субботу и воскресенье официальную экипировку олимпийской сборной России примеряли биатлонисты. Николай Круглов сравнивал себя со штангистом, Ольга Зайцева боялась мороза, а Анна Богалий-Титовец просила бонусного Чебурашку для ребенка.

– У нашего Максим Максимыча первый зубок вылез, — Анна Богалий-Титовец показывает на экране мобильного телефона фото своего сынишки. – А в день открытия Олимпиады ему годик стукнет. Девочки, а еще одного Чебурашку нельзя получить?

Последний вопрос адресован уже сотруднице Олимпийского экипировочного центра. Девушка улыбается смущенно, поглядывая в именную ведомость олимпийской чемпионки. Там черным по белому написано: сувенир «Чебурашка», 1 шт.

На дворе воскресное утро. И если верить утвержденному графику – олимпийские обновки сегодня примеряют биатлонистки. Мужская часть сборной приоделась вчера. Но вот мелькает в примерочной фигура Максима Чудова. А тут, смотрите, и главный тренер мужской команды Владимир Аликин скучает за чашкой чая.

– Владимир Александрович, в субботу одеться не успели?

– Не все подошло, – поглядывая на часы, объясняет Аликин. – Взялись подогнать по фигуре (на субтильного наставника и вправду не всякая стандартная одежка впору придется. – Прим. ред.). Сказали – приезжайте в шесть вечера. А дел-то много. Вот приехал сегодня с утра, форму мою из ателье еще не привезли. А я уже опаздываю.

Соответствие формы заявленным размерам для российских биатлонистов – вопрос не праздный. Четыре года назад перед Турином команда в Москву не заезжала. И форму доставляли прямо в Италию. О той партии одежды ветераны вспоминают с улыбкой.

– Начинаем примерять – ровно половина вещей не по размеру, – вспоминает серебряный призер Игр-2006 Николай Круглов. – Куртки словно на штангистов-тяжеловесов пошиты. А в костюмах рукава – до локтя. Что делать, надо менять. Но мы-то в Сан-Сикарио. А ехать надо за сотню километров – в Турин. Над кандидатурой – кому доверить сложный процесс обмена – долго не раздумывали. Аня Богалий поехала. Она после индивидуальной гонки два старта подряд пропускала. Да и более ответственного по хозяйственной части человека представить невозможно. И что вы думаете – поменяли все. Говорят, когда в экипировочном центре узнали, что к ним Богалий едет, заранее согласились на любые условия.

У Ани Булыгиной и Яны Романовой, для которых Игры в Ванкувере первые в жизни, подобные олимпийские мемуары еще впереди. И дай бог, чтобы воспоминания эти были приятными. А пока они раз за разом пытаются приладить свои форменные кепки наиболее элегантным образом.

Ольга Зайцева старательно закутывается в куртку и шарф, готовясь к уличной фотосессии.

– А может, все-таки не надо? – робко спрашивает она фотографа. – Мороз все-таки…

– Оля, всего пара минут, – в глазах официального представителя экипировочного центра читается мольба.

– Ладно, – бурчит Зайцева. – В Ванкувере будем отогреваться. Там, передают, 7—10 градусов тепла. Прилетим – будем на лыжероллерах тренироваться…

Под занавес мероприятия на примерку прибывают Ольга Медведцева и Светлана Слепцова.

– Третья Олимпиада, а в дизайне формы практически ничего не меняется, – олимпийская чемпионка Солт-Лейк-Сити окидывает стенды и вешалки взором придирчивой модели. – В 2002-м все таким необычным казалось. Кстати, вещи отличные. Кое-что до сих пор ношу.

Придирчиво наши биатлонисты относятся к олимпийской экипировке. Здесь важна каждая делать, включая кепку. Ведь на ванкуверских подиумах надо предстать во всем блеске.

Уже сегодня вечером чартерный рейс, зафрахтованный Союзом биатлонистов России, возьмет курс из столичного «Домодедова» на Ванкувер.