СОБЫТИЕ ДНЯ. ВАНКУВЕР-2010
ЛЫЖНЫЕ ГОНКИ. ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ СПРИНТ. МУЖЧИНЫ

Их тянули на допинг-контроль, а они отмахивались и останавливались перед журналистами-соотечественниками. Им почти не аплодировали англоязычные трибуны «Олимпик Парка», а они все равно их приветствовали и радовались как дети. Никита Крюков и Александр Панжинский в среду оставили с носом всю норвежскую рать во главе с грозным Петтером Нортугом. А несколько часов спустя в их честь гремел небольшой салют в небе маленького Уистлера над «Олимпик медал палас».

НИКИТА КРЮКОВ: Я ЗНАЛ: НАДО ДЕРЖАТЬСЯ САШКИ!

Он подпрыгнул от радости на пьедестале лыжного стадиона. И потом с трудом сдерживал улыбку – и перед камерами, и по пути на церемонию награждения в Уистлер. Нормальный юный чемпион.

– Что чувствует обладатель олимпийского золота в первый миг победы?

– Счастье, которое не передать.

– Вас сегодня дергали с утра на допинг, как ваших коллег позавчера?

– После того как перед 15-километровой гонкой волонтеры пришли поутру и забрали трех ребят на допинг, я был почти уверен, что и меня заберут. Им делали тест на уровень гемоглобина в крови. И я тоже был готов. Даже поставил будильник на семь утра. А проснулся все равно в шесть. И шел в туалет с опаской: вдруг сейчас придут, и мне придется на этом тестировании пить много воды! Но, слава богу, никто не пришел. И видите, как все получилось хорошо.

– С какими мыслями выходили на гонку?

– Только с одной: бороться за победу. Другие мыслишки, мол, если не золото, то и серебро подойдет, я от себя гнал.

– Правда ли, что тренеры больше верили в золото Панжинского?

– Саша – сильный парень. И сегодня он доказал это в квалификации, в четвертьфинале, в полуфинале. Но главное – это финальный забег. Думаю, у Саши большое будущее. Ну, может быть, как и у меня (смеется). Поэтому я просто рад, что у нас получилось сегодня занять первое и второе места. Надеюсь, вся команда воспрянет духом.

– Вы с Панжинским – соседи по комнате. Сегодня стали соперниками по решающей гонке. Был некий психологический дискомфорт?

– Нет. Я знал, что основная борьба развернется с Сашей. Перед финалом мы не договаривались насчет каких-то тактик. Но когда Александр пошел в первый подъем на хорошей скорости, я уже знал, что надо держаться его. Норвежские ребята почему-то не поддержали нас.

– Так вы же перед ними встали стеной…

– Это нам тренер дал указание, чтобы мы вышли перед норвежскими ребятами. Потому что если три норвежца выйдут вперед, то тяжело их будет обгонять.

– Вы спихнули с трассы какого-то канадца и получили предупреждение…

– Мне предупреждение вынесли? Не знаю, это – обычное дело в спринте. Я не видел, кто там упал. На последнем спуске обернулся назад и понял, что судьба медали будет решаться между мной и Панжинским.

– Сегодня сделано главное дело жизни? Или ждать от вас нового сюрприза?

– А я больше уже здесь не бегу. Это был мой единственный шанс. И я его использовал.

– Значит, пора победу отмечать! Говорят, уже столы накрывают…

– Да, мы здесь еще неделю будем отдыхать. На спринтерскую эстафету меня не поставят. Тут у нас большая надежда на Алексея Петухова и Николая Морилова.

– Надежда на золото?

– Есть надежда на то, что они покажут класс. Чтобы вся страна увидела, что и онимогут побеждать. Ведь до сегодняшнего дня была неуверенность в своих силах.

– Что кричал вам тренер во время гонки?

– На последнем подъеме он стоял и кричал: давайте, ребята, вы отрываетесь! Нам с Сашкой кричал. Это не только моя победа, но и его сегодня. Да, Панжинского он тренирует тоже. Но меня-то он ведет вообще с детства. Я с ним начал тренироваться с семи или восьми лет. Можно сказать, Каминский – мой второй отец!

АЛЕКСАНДР ПАНЖИНСКИЙ: ОЛИМПИЙСКИЙ СНЕГ ПАХНЕТ СЕРЕБРОМ

Правильную транскрипцию его фамилии даже российские журналисты в эти дни просили уточнить. А иностранцы, как водится, вообще выговаривали с трудом. Ничего, пора привыкать.

– Где-то прозвучало, что вы ехали сюда не за победой. А за чем тогда?

– Набраться опыта. Понюхать этого олимпийского снега. Потом осознал, что неизвестно, сколько еще у меня будет шансов на Олимпиаде. И понял: этим шансом надо пользоваться.

– И чем же пахнет олимпийский снег?

– Не знаю (смеется). Для меня, наверно, серебром.

– Вы упали на финише и долго не вставали. Что подкосило: усталость, досада?

– Ой, тут чувства смешались, наверное. Первое чувство – что проиграл Крюкову, конечно. А потом не верил, что все-таки я серебряный призер Олимпиады. Это невероятные ощущения. Конечно, больше радости.

– Когда поняли, что будете на пьедестале?

– Выезжая на финишную прямую первым, я не верил до конца, что это со мной. Что я могу стать олимпийским чемпионом. И понимал, что сзади едет Крюков. Он часто выигрывает на последних метрах. И… ну, не знаю. Старался делать все, что мог, чтобы выиграть. Но он сегодня был сильнее.

– У вас было падение на этой трассе год назад.

– Да, досадное падение. До сих пор не понимаю из-за чего. Наверно, просто отсутствие опыта. Но я работал над техникой. Совершенствовал ее. И сегодня ошибок таких не было.

– Вы с тренером выбрали рискованную тактику – все время лидировать.

– На этом круге два опасных поворота. И на них лучше выходить первым. Если ты сзади, велика вероятность, что перед тобой кто-то упадет.

– Лидировали-лидировали – и не хватило?

– Я бы не сказал, что расплескал силы. Просто я старался сделать отрыв. Мое финишное ускорение изначально слабее, чем у Крюкова.

– Вас начинал тренировать отец?

– Да, последние дни я созванивался с ним. Говорил родителям про плохое самочувствие. Они успокаивали: все наладится, не переживай. Так и случилось, сегодня самочувствие было отменным. Уверен, что они смотрели мою гонку и переживали (интервью с отцом Александра – на стр. 8).

– Как можно спокойно жить в одной комнате с прямым соперником?

– Мы живем с Никитой в одной комнате много лет. Не поверите: была у нас мечта – взобраться вдвоем на олимпийский пьедестал. Сегодня оказалось, что мечты сбываются. Это было невероятно.

– Но сосед-то из-за спины вырвался и обошел.

– Да, небольшая горчинка, что шел первым, а не выиграл. Но есть к чему стремиться дальше. Надеюсь, не одна Олимпиада впереди.

 – Чего все-таки больше сейчас в сердце и голове – счастья или разочарования?

– Десять минут было счастье. Но постепенно приходит ощущение, что упустил победу. Она была реальна. Не считаю, что допустил ошибку. Я сделал все возможное. Ну, разве что на последних метрах надо было больше толкаться.

– Какой была тактика на весь сегодняшний соревновательный день?

 – Тактика разумной экономии. Но не получилось сэкономить много сил в предварительных забегах. Пришлось идти вперед и не играть в какие-то игры. Еще я понимал, что мое личное ускорение слабее, чем у Ханнестада, Нортуга и Крюкова. Но я имею преимущество на подъемах. Поэтому в финале надо было делать задел с самого начала.

– А вы с Крюковым уже стояли вместе на пьедестале?

– В таком же порядке – на красногорской лыжне. Это был российский этап отбора на Олимпиаду. Там Никита тоже выиграл, а я был вторым. Но ни на одном этапе Кубка мира мне не удавалось подняться на пьедестал. Сегодня мой первый подиум!

– В чем секрет олимпийских побед?

– Верить в себя и не сломаться в трудной ситуации.

– Когда вы перестали бояться норвежцев?

– В норвежском Тронхейме. Там коленки поначалу тряслись. Ты их видел по телевизору, это твои кумиры, ты у них учился. А тут борешься с ними на одной лыжне. Но вот стартуешь – и понимаешь, что не слабее их.

БЛИЦОПРОС

ВАННУ И ИКРУ ДЛЯ ЧЕМПИОНОВ!

Олимпийские чемпион и вице-чемпион Никита Крюков и Александр Панжинский через несколько минут после церемонии награждения на «Олимпик медал палас» в Уистлере, утомленные, но счастливые, ответили на наш блиц.

– В какой посуде обмоете такие крупные олимпийские медали?

Саша: – Я найду какую-нибудь рюмку… Нет, фужер побольше.

Никита: – В нашем номере в Олимпийской деревне есть ванна подходящего размера. Вот туда шампанского – и обмывать!

– Не тесно двум триумфаторам зимних Игр в одной небольшой комнате?

Саша: – До сегодняшнего дня у нас этих званий не было. И вроде размещались нормально. А теперь надо подумать…

Никита: – Может, пора попросить, чтобы Сашку отселили?

– Как должна пройти первая ночь человека, получившего олимпийскую награду?

Саша: – Вот закончится церемония – и гулять, гулять, гулять всю ночь!

Никита: – Вот закончится церемония – и спать, спать, спать!

– Какой сюрприз поутру вы готовы преподнести друг другу?

Саша: – Наверное, надо ночью, пока Никита спит, поменяться с ним медалями. Ух, он утром удивится!

Никита: – Нужно насчет сейфа подумать. Для медалей.

– Что должно быть на первом праздничном ужине в честь победителей Игр?

Саша: – Водка. Водка, водка, водка… Шутка!

Никита: – Черная икра. Кажется, с Нового года ее не пробовал.

– Кто позвонил вам первым с поздравлениями?

Саша: – Мне еще не звонил никто. Телефон отключен был все время.

Никита: – У меня полно звонков, я еще не разбирался. А я первым делом после церемонии позвоню родителям.

– Какие первые слова вы скажете, ступив через несколько дней на родную землю?

Хором: –Мы это сделали! Ура!