Член МОК Виталий Смирнов – о перспективах борьбы сохранить свое место в Олимпийской программе и о том, какой путь в развитии своего вида спорта проделал биатлон.

— Какова главная причина того, что борьба попала под угрозу исключения из олимпийской программы?

— Как раз то, что бывший президент перестал сотрудничать и узнавать мнение единоличного «хозяина» Олимпиад — МОК. Это нам кажется, будто Игры немыслимы без борьбы. Другие страны так думают, например, о карате или о хоккее на траве. Все относительно. Поэтому за свое надо бороться. Да, это вид спорта с древнейшими традициями, но он постепенно стал утрачивать интерес зрительской аудитории на телевидении. Очень часто схватки изобилуют постоянными попытками захватов рук, хотя я еще помню те времена, когда на ковре был фейерверк приемов, глаз не оторвать! Проблема в том, что постоянно поступающие от МОК сигналы опасности бывшее руководство FILA игнорировало.

— Насколько реально выйти из этой ситуации обновленной?

— Не вижу в этом ничего нереального. Все можно вернуть! В свое время, еще в 80-х, когда я работал в комиссии МОК по олимпийской программе, сам Самаранч мне говорил: «Слушай, гнать надо этот биатлон. Невозможно смотреть, неинтересно». Прошло всего 20 с небольшим лет — и вы видите, как поднялся этот вид спорта. Это хорошая история для тех, кто замер в своем развитии.