Бобби Чарльтон был одним из «Басби бэйбз» – «малышей Басби», как называли «Манчестер Юнайтед» в 50-х годах. Ему посчастливилось остаться в живых после той ужасной трагедии в мюнхенском аэропорту.

Вот его рассказ.

«Матт Басби увидел меня, 15-летнего, в матче школьных сборных Англии и Шотландии (такие проводились ежегодно) и тотчас пригласил в свою команду. «Я хотел бы всегда играть только за «Манчестер Юнайтед», мистер Басби», — таким был мой ответ ему. Обещание я выполнил на сто процентов: всю свою карьеру провел в одном клубе.

В 1955-м, в 17-летнем возрасте, я подписал свой первый профессиональный контракт, а в октябре следующего года дебютировал в чемпионате Англии, забив в первом же матче два гола. 6 февраля 1958 года я находился вместе со всеми в том злосчастном самолете, который, возвращаясь из Белграда, потерпел страшную катастрофу при промежуточной посадке в мюнхенском аэропорту. Восемь игроков погибли, но мне судьба подарила жизнь. В тот день я заново родился.

После аварии я перешел на место центрфорварда, заняв пост погибшего Томми Тэйлора. Я забивал голы как за себя, так и «за того парня», наколотив в сезоне-58/59 29 мячей, что принесло мне титул лучшего бомбардира.

Люди, побывавшие в подобной переделке, обычно надолго приобретают аллергию на авиаперелеты. Матт Басби, которого тоже собрали по кусочкам, еще долгое время после Мюнхена страдал аэрофобией – только спустя 10 лет после тех трагических событий, и то под влиянием сильной дозы алкоголя, он отважился снова сесть в самолет. Моя же психика, вероятно, оказалась более устойчивой: я продолжал путешествовать по воздуху как ни в чем не бывало. Уже спустя несколько месяцев слетал в Швецию на чемпионат мира. Но на поле там все-таки не выходил, и это понятно: моя физическая форма не могла не пострадать в результате крушения.

До катастрофы я был в «МЮ» равным среди равных. После нее Басби увидел во мне человека, способного сплотить вокруг себя игроков, пришедших на смену погибшим. Капитанскую повязку он повязал мне едва ли не насильно. За считанные недели я повзрослел лет на десять».