Михаил Гершкович: Играть с гениальным Стрельцовым было счастьем - Советский спорт
Матч-центр: вчера сегодня завтра
10 апреля 07:45Футбол

Михаил Гершкович: Играть с гениальным Стрельцовым было счастьем

Начало карьеры Михаила Гершковича, которому на днях исполнилось 70 лет, получилось феерическим. В 1966 году невысокий, верткий, с копной темных волос паренек появился в составе «Локомотива». Через два года он перешел в звездное «Торпедо». И – дебютировал в сборной СССР. Двадцатилетнему форварду выдавали звонкие комплименты, прочили блестящее будущее.

«ДЕЙСТВОВАЛ ВОПРЕКИ ЛОГИКЕ»

– Какое у вас было настроение в то время, Михаил Данилович? Наверное, дух захватывало от восторга.
– Можно назвать это вдохновением, озарением, как угодно (широко улыбается). Я молод, горяч, энергия бьет через край… Был готов играть не два тайма, а три или даже четыре. К тому же мне безумно повезло, рядом потрясающие партнеры – в «Торпедо» Эдуард Стрельцов, Валерий Воронин, Анзор Кавазашвили, Виктор Шустиков, в сборной – Альберт Шестернев, Муртаз Хурцилава, Геннадий Еврюжихин, Виталий Хмельницкий.

– Помню, в 1968 году вы, промчавшись от центра поля к воротам московского Динамо», забили феноменальный гол. Нечто подобное вы сотворили и в игре со «Спартаком», огорчив вратаря Владимира Маслаченко.
– Такое вспоминать и сегодня, спустя полвека, приятно. Играть с гениальным Стрельцовым было счастьем. Он научил меня видеть поле, думать, принимать нестандартные решения. И если раньше главным для меня было стремление забить, то благодаря Эдуарду стал находить удовольствие в том, чтобы вывести точной передачей партнера на идеальную голевую позицию. Мне нравилось идти, как и Стрельцову, не проторенным путем, где меня зорко стерегли, а действовать неординарно, часто вопреки логике.

Мы ничего не отрабатывали на тренировках, ведь футбол – постоянно меняющаяся игра. Наши действия являлись чистой воды импровизацией. Жаль, у нас была огромная разница в возрасте – почти 11 лет. Удалось поиграть вместе не так уж много – всего три сезона с хвостиком (с сожалением разводит руками).


1958 год. Десятилетний Гершкович (в центре) на коленях у Льва Яшина, которому он впоследствии не раз забьет в чемпионате СССР. Фото из личного архива

«СПАСИБО ЯШИНУ И ХОМИЧУ»

– Вы скромно заметили, что владели неплохим дриблингом. Но, помнится, Гершкович был одним из самых техничных игроков страны.
– Ну, раз вы настаиваете (улыбается). Если уж разговор зашел о футболистах-дриблерах, следует вспомнить Славу Метревели, Валентина Иванова, Гиви Нодия, Анатолия Бышовца, Игоря Численко, Валерия Газзаева. И, конечно, Стрельцова. Говорю о тех, кто в одиночку мог разобраться с двумя-тремя защитниками. Когда я в середине 80‑х работал тренером в столичном «Динамо», меня восхищал Игорь Добровольский. Он мог обвести, дать чудесный пас, забить. И все делал исключительно, красиво, эстетично.

– Вместе с вами в Динамо» играл молодой форвард Анатолий Кожемякин…
– У Толи были все данные для того, чтобы стать великолепным нападающим: скорость, техника. Он много забивал, стал игроком сборной. Да и человек был приятный в общении, добрый. Кожемякин, уверен, мог стать одним из лучших футболистов страны, но все перечеркнула трагическая гибель в октябре 1974 года. Толе был всего 21 год.

– После вашего перехода в «Динамо» в 1972 году многие ждали, что вы составите ударный дуэт с Владимиром Козловым, с которым играли еще в «Локомотиве».
– К сожалению, вместе нам удалось играть нечасто. То его травмировали, я играю, то он на поле, а меня по каким-то причинам нет в составе. Но в тех встречах, когда мы действовали в дуэте, игра удавалась. К слову, Володя был замечательным партнером – умным, техничным.

– Сначала ваши пути разошлись – Козлов из «Локомотива» отправился в «Динамо», вы – в «Торпедо». Но железнодорожники не хотели вас отпускать, разгорелся большой скандал.
– Федерация футбола даже дисквалифицировала нас на два года за якобы нарушение порядка переходов. Но потом в этой истории разобрались, к тому же за нас вступились многие авторитетные люди, в том числе секретарь парткома ЗИЛа Аркадий Вольский, прославленные вратари Лев Яшин и Алексей Хомич. Федерация изменила решение, и со второго круга сезона 1967 года мне разрешили играть за «Торпедо». Козлов же отправился к Константину Бескову в «Динамо». Мне было суждено проследовать в аналогичном направлении спустя несколько лет.


1977 год. Михаил Гершкович, Александр Бубнов (в футболках крайние слева) и их партнеры по «Динамо» после победы над «Торпедо» (1:0) в финале Кубка СССР. Фото из архива «ССФ»

«ТАЛАНТ НЕ ПРОПЬЕШЬ»

– Пока вы играли в «Торпедо», успели изрядно насолить бело-голубым. Забивали динамовцам и даже Яшина успели огорчить.
– В связи с этим вспоминается забавная история (улыбается). В 1958 году, когда я занимался в футбольной секции на стадионе Юных пионеров, нас, мальчишек, повезли в Дом журналистов. Там были устроены проводы сборной СССР, уезжавшей на чемпионат мира в Швецию. Мы прочитали со сцены стихи, потом к нам подошли футболисты. Меня как самого маленького посадил к себе на колени Яшин. Рядом были Никита Симонян и Игорь Нетто. Нас запечатлел фотокорреспондент, и этот снимок стал историческим.

Через десять с лишним лет, в августе 1969 года я забил мяч Яшину в Лужниках. Игра завершилась вничью – 1:1. В следующем сезоне «Торпедо» победило со счетом 1:0. И снова мне удалось огорчить Льва Ивановича. После матча он похвалил меня: «Молодец!» И улыбнулся: «Забивай дальше, но только… не мне».

– Режим нарушали, Михаил Данилович? Хотя и так знаю: не нарушали. Писатель Александр Нилин в своей книге «Валерий Воронин – преждевременная звезда» писал, что тот взял над вами «что-то вроде культурного шефства, щедро делясь своей «иностранностью», совсем непривычной у нас. Он ввел Михаила в ресторан ВТО. Гершкович так и не пристрастился к вину – при таких-то наставниках (имелся в виду и Стрельцов. – Прим. ред.) – и цепко рассмотрел все вокруг трезвым взглядом».
– Я не был аскетом, мог, что называется, позволить себе. Но никогда не перешагивал грань, отделяющую нормальное состояние от «офсайда». Должен заметить: мои старшие товарищи даже после загула могли сыграть отменно. И в определенной степени доказали, что настоящий талант действительно не пропьешь.


Май 2002 года. С президентом России Владимиром Путиным и тогдашним наставником сборной Олегом Романцевым накануне отъезда команды на чемпионат мира. Фото Алексея Иванова/ТАСС

РОКОВАЯ ССОРА

– Первый матч за сборную Советского Союза вы провели в июне 1968 года в Ленинграде против Австрии. Известный журналист Лев Филатов отмечал «предприимчивость затевающего бесконечные каверзы озорного Гершковича».
– Занятная характеристика! Лев Иванович был истинным, тонким знатоком футбола и подмечал неожиданные, заметные лишь знатоку нюансы. Он был исключительно точен в своих оценках. И – интеллигентен. Этих качеств сегодня недостает многим журналистам, пишущим о футболе, и телекомментаторам.

– В той игре с Австрией вы забили. И отличились в следующем матче сборной – в Гетеборге с командой Швеции. Обозреватели снова отмечали ваши действия.
– Игралось легко, да и гол получился симпатичным. Из пределов штрафной мне удался сильный и точный удар под перекладину. Но победить не удалось – упорные шведы выровняли положение, а потом вышли вперед. Лишь за минуту до конца Хурцилава свел игру к ничьей – 2:2.

– Бог с ним, со счетом, игра-то была товарищеская. Хуже другое…
– Вы имеете в виду, что после той встречи ушел в отставку главный тренер сборной Михаил Якушин? Но тогда я еще не знал, какими неприятностями мне это грозит. Впрочем, и новый наставник Гавриил Качалин приглашал меня в сборную. Уже нерегулярно, эпизодически. Тем не менее я был одним из кандидатов на участие в чемпионате мира 1970 года в Мексике.

– Но в команду вы не попали. Почему?
– Причина была глупейшей (качает головой). Я повздорил с врачом сборной Олегом Белаковским. Об этом узнал Качалин и принял радикальное решение – отчислить меня из команды. С Олегом Марковичем мы вскоре помирились, однако тренер своего решения не изменил. Было горько и обидно – во-первых, чувствовал себя не слабее тех, кто попал в состав, во-вторых, высокогорье совершенно не влияло на мое самочувствие. Думаю, если бы поехал на первенство, принес бы пользу сборной.


Станислав Черчесов и Михаил Гершкович: когда-то первый играл в сборной России, где второй был одним из тренеров. Фото Эдуарда Смирнова

ПОТЕРЯННЫЙ СЕЗОН

– После этого в сборной вам удалось провести лишь один матч – в 1971 году с Болгарией, уже при тренере Валентине Николаеве. В то время вам было всего 23 года.
– Хотите знать, почему так произошло? Не знаю! Версии можно подбирать самые разные. Во-первых, в то время в СССР было много сильных, качественных исполнителей. Во-вторых, у тренеров сборной была разная стратегия, и они подбирали под нее игроков. В-третьих, большинство футбольных руководителей, да вообще начальников не любят людей, которые им возражают.

– А вы – человек вспыльчивый.
– С возрастом, правда, стал спокойнее (усмехается). Но это были не демарши, а протесты против несправедливости, стремление добиться объективности. Порой это удавалось, иногда я проигрывал – не только спор, но и инициативу. Но если в матче ее можно снова перехватить, то в жизни это не всегда удается.

– Так было и в ваших отношениях с Качалиным…
– Гавриил Дмитриевич – великий тренер, не покушаюсь на его репутацию. Но когда он пришел в «Динамо», об основном составе мне пришлось забыть. Хотя я был жив-здоров, находился в хорошей форме. Ну невзлюбил меня Качалин, что поделаешь.

Почему не ушел из команды? Да потому что находился на срочной службе. И был вынужден весь 1974 год провести в дубле, хотя век футболиста, как и кавалергарда, недолог. Я облегченно вздохнул, когда в 1975 году вместо Качалина Динамо» возглавил Александр Севидов.


Невзирая на возраст, Гершкович по сей день не расстается с мячом. Фото Юрия Орлова

«УВОЛЬНЕНИЕ СЕВИДОВА СТАЛО ШОКОМ»

– И с Виктором Масловым у вас вышел конфликт в «Торпедо».
– Снова вступил в спор, желая добиться справедливости. Виктор Александрович вспылил, сказав, что, поскольку нам не ужиться, мне лучше уйти. Так и поступил, перейдя в «Динамо», поскольку меня давно звал туда Бесков. Кстати, и в «Локомотив» я пришел потому, что там работал Константин Иванович. С этим великим тренером, славившимся своим суровым нравом, у меня не возникало никаких проблем. Да и играл при нем легко, раскованно.

Увы, разногласия, переходящие в конфликты, – часть повседневной жизни, в том числе футбольной. У всех – тренеров, игроков – разные характеры, настроения. Порой появляется раздражение. Да и в игре, случалось, мы, футболисты, срывались друг на друга. Но после матча все проходило – зла не таили.

Между прочим, история с Масловым имела продолжение. Спустя несколько лет, когда он уже тренировал «Арарат», мы встретились и тепло поговорили. Виктор Александрович обнял меня и сказал: «Извини, я тогда был не прав».

– Вы вскользь обмолвились о Севидове…
– Об Александре Александровиче у меня самые лучшие воспоминания. Да и выглядело при нем «Динамо» солидно: в 1976‑м стало чемпионом весеннего первенства СССР, спустя год завоевало кубок. Увы, в 1979‑м, когда Динамо», по мнению многих, было одним из главных претендентов на золотые медали, тренера неожиданно сняли с работы. Во время турне по США Севидов встретился со своим давним приятелем, ставшим эмигрантом. Об этом узнали в Москве, и тут же последовал приказ. Все были в шоке. Вскоре и я покинул «Динамо». После 13‑летнего перерыва мне было суждено вернуться в «Локомотив». Круг замкнулся.

– Не стану спрашивать вас о перспективах сборной России на грядущем чемпионате мира.
– Спасибо (грустно улыбается). Позволю себе лишь небольшую реплику. Россия получила право на проведение турнира в декабре 2010 года. У нас было семь с половиной лет для того, чтобы создать боеспособную команду. К сожалению, драгоценное время упущено. У Объединения отечественных тренеров по футболу, которое я возглавляю, есть ряд конструктивных предложений по улучшению ситуации. Однако РФС не спешит их использовать.

КСТАТИ

СИМВОЛИЧНЫЕ ГОЛЫ

Первый гол в чемпионатах СССР Михаил Гершкович забил, играя за «Локомотив», 2 июня 1966 года – ереванскому «Арарату». «Советский спорт» тогда отмечал, что «маленький и юркий Гершкович» часто брал игру на себя. Тот мяч стал историческим – 800‑м, забитым железнодорожниками во всесоюзных турнирах.

Последний гол Гершковича в карьере тоже оказался символичным. Вернувшись в «Локомотив», он огорчил свою бывшую команду – «Торпедо». Это произошло 23 сентября 1979 года. «Один из моментов хорошо сумел использовать в самом конце тайма активно действовавший Гершкович. Отличным ударом с лета он переадресовал мяч в сетку торпедовцев после передачи, полученной с правого фланга от Бондаря», – описывал эпизод «Советский спорт».

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Михаил Данилович ГЕРШКОВИЧ

Родился 1 апреля 1948 года в Москве.

КАРЬЕРА ИГРОКА
Выступал на позиции центрального нападающего за московские «Локомотив» (1966, 1979), «Торпедо» (1967-1971), «Динамо» (1972-1979).

ДОСТИЖЕНИЯ
Чемпион СССР (1976, весна), двукратный обладатель Кубка СССР (1968, 1977), финалист Кубка обладателей кубков (1971/72).

ЗА СБОРНУЮ СССР
провел 10 матчей, забил 3 мяча.

КАРЬЕРА ТРЕНЕРА
Главный тренер молодежной сборной России (1994-1998), тренер сборной России (1999-2002), главный тренер «Ники» (2003-2005).

источник: «Советский спорт»