ГАЛЕРЕЯ РОССИЙСКОЙ СПОРТИВНОЙ СЛАВЫ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ЛАУРЕАТА 2002 ГОДА ЮРИЯ СЕМИНА В НОМИНАЦИИ «ЛУЧШИЙ ТРЕНЕР»

Человек на протяжении жизни может меняться во многом – в своих привычках, вкусах, пристрастиях, имидже, наконец. Но все это – вещи второстепенные. Главные же качества характера остаются неизменными. Вот и постоянство Юрия Семина, шестнадцать (!) сезонов собиравшего чемпионскую модель своей команды, не назовешь приобретенной чертой. Хотя как футболист он успел поиграть аж в семи клубах. Да и у тренера Семина до «Локомотива» были ведь и «Памир», и «Кубань». Но он все же нашел команду, верность которой наверняка не утратит никогда, куда бы ни забросила его профессия. Как сохраняет он верность своей родине. Недаром же в прошлом декабре после головокружительной суеты поздравлений, десятков победных речей и интервью Семин перед самым Новым годом отправился набираться сил на следующий сезон в родной Орел – город, в котором прошли первые восемнадцать лет его жизни и где ему бесконечно рады близкие люди.

МАЛАЯ РОДИНА

«А КТО ТАКОЙ СЕМИН?»

Орел, население которого не превышает 350 тысяч человек, – один из самых малочисленных административных центров России. И отправляясь в командировку на родину главного тренера «Локомотива», проще всего было предположить, что популярность Семина после прошлогоднего золотого триумфа железнодорожников проникла здесь в каждый дом. Что ж, тем более забавным и казусным стало мое посещение Орловского городского спорткомитета, когда я попытался найти знакомых Юрия Павловича среди местных функционеров.

Непродолжительный разговор с сотрудницами секретариата, с которыми я поделился своими планами собрать материал о Семине, напомнил мне один забавный анекдот. Примерно четверть века назад во время берлинской встречи лидера ГДР Хонеккера и нашего незабвенного генсека Брежнева немецкий партайгеноссе вдруг спросил Леонида Ильича о том, как обстоит ситуация с опальным академиком Сахаровым. «А кто такой Сахаров?» – невозмутимо прошамкал вопросом на вопрос Брежнев. Возникла неловкая пауза, после чего разговор плавно перешел на другую тему. «Какой вы все-таки тонкий дипломат, Леонид Ильич, – заискивающе обратился к генсеку на обратном пути его помощник. – Как ловко ушли от вопроса Хонеккера!» «А кто такой Хонеккер?» – добродушно переспросил Брежнев.

Нечто подобное довелось услышать и мне. Впрочем, тут же выяснилось, что вопрос «А кто такой Семин?» для Орла все-таки нонсенс. «Ну что ты! – укорила коллегу сотрудница Орловского спорткомитета. – Это же главный тренер «Локомотива» – наш земляк! А мой брат его постоянно вспоминает – он ведь и сам в орловском «Спартаке» играл».

Но, разумеется, в Орле не только родственники ветеранов футбола наслышаны о знаменитом земляке. На ставшей знаменитой спортивной площадке школы №19, в которой когда-то учился Юрий Семин, в любое время года можно встретить мальчишек, «режущихся» в футбол. Каждый матч – «золотой». Причем, что характерно, лидер едва ли не каждой команды называет себя Семиным!

ДРУЗЬЯ

БУТСЫ «АДИДАС» В ПОДАРОК ДРУГУ

В Орле мне довелось пообщаться с самыми разными людьми, когда-то начинавшими вместе с Семиным свой путь в футболе. Приятно было про себя отметить, что всех их объединяет правильная человеческая черта: никто из них не пытался выдать себя за особу, приближенную к тренеру чемпионов России. Так что людей, с которыми Семин «сидел в Магадане», и его друзей еще «по гражданской войне» встретить на родине Юрия Павловича не довелось.

Но вот Виктор Гольцов во всяком случае другом детства тренера «Локо» считать себя имеет полное право. Когда-то Виктор и Юрий Семин вместе тренировались в орловской детской школе «Локомотива». Кстати, Гольцов до сих пор регулярно заходит проведать маму своего давнего приятеля, единственный сын которой еще 38 лет назад переехал в Москву.

– Виктор Александрович, как вы подружились с Семиным?

– Мы жили по соседству, вскоре стали вместе ходить в школу «Локомотива» – начинал-то Семин в динамовской. Его семья жила тогда в частном доме возле завода приборов. Этот дом, кстати, только недавно снесли. Родители Семина всегда встречали нас, соседских мальчишек, очень гостеприимно. У них в то время была своя пасека, и мама Юрия угощала нас чаем с медом, который мы пили на скамейке рядом с домом.

– Тогда вы, наверное, мечтали стать настоящими звездами?

– Нет, далеко идущих планов не строили. Мы просто очень любили футбол и были готовы играть в него день и ночь, чем, собственно, и занимались. При этом никто из нас самих или наших приятелей не курил и не выпивал. Но даже на таком фоне Семин выделялся своей одержимостью футболом, настырностью на поле – сколько его ни били, он постоянно лез вперед. Можно сказать, Юрий был прирожденным нападающим. Неудивительно, что ближе к окончанию школы его заметил тренировавший тогда орловский «Спартак» Константин Рязанцев и пригласил в свою команду. А уже в следующем сезоне Семин оказался в московском «Спартаке».

На этом наши отношения не прекратились. Время от времени я приезжал в Москву, да и Семин на родину старался выбираться. Помню, как-то он подарил мне бутсы фирмы «Адидас». В Орле мы и не знали, что такое фирменная футбольная обувь. Я в тех семинских бутсах потом еще долго на Украине играл. А когда завершил футбольную карьеру и вернулся в родной город, подарил на память Геннадию Михайловичу Федорову – одному из тренеров, работавших со мной и с Семиным в спортшколе. Он, по-моему, до сих пор их дома хранит.

В 1970-м я и мои друзья сильно переживали, следя за борьбой ЦСКА и «Динамо» за золото чемпионата Союза. Семин выступал ведь тогда за «Динамо», а в составе армейцев играл еще один наш земляк Николай Долгов. Лично я больше симпатизировал бело-голубым. И очень расстроился, когда «Динамо» уступило во втором дополнительном матче.

– Изменился ли, по вашему мнению, Семин после отъезда из Орла?

– Он сохранил свои главные человеческие качества – прежде всего добродушие и порядочность. И, что не менее важно, он никогда не зазнавался. Со всеми старыми знакомыми он сохранил прежние добрые, открытые отношения. Когда он уже стал известным футболистом, приезжая в межсезонье в Орел, любил, как и раньше, поиграть с приятелями в хоккей. Он, между прочим, очень здорово шайбу гонял.

– Дружеские и профессиональные отношения для Юрия Семина, на ваш взгляд, совместимы?

– Со стороны, разумеется, сложно разглядеть все нюансы. Но если судить по тренерской работе Семина, человеческое взаимопонимание имеет для него очень большое значение. К примеру, с Владимиром Эштрековым они познакомились, еще когда в юности вместе играли за сборную РСФСР. И до сих пор по жизни идут вместе.

– Как считаете, успехи семинского «Локомотива» как-то могут повлиять на состояние орловского футбола?

– В последнее время клубу «Орел», представляющему область в чемпионате России, руководители региона уделяют больше внимания. Идут разговоры о том, что ему пора бороться за выход в первый дивизион. Но очень важно и другое – футбол в городе становится все популярнее среди подростков. И на мальчишках, гоняющих мяч на школьных площадках, частенько можно увидеть футболку с надписью «СЕМИН» на спине.

ЭКС-АРМЕЕЦ ПЕРЕЖИВАЛ ЗА «ЛОКО»

Поговорили мы и с уже упоминавшимся Николаем Долговым, который когда-то вслед за Семиным уехал из Орла в Москву, стал в составе ЦСКА чемпионом СССР, а сейчас живет на родине.

– Когда вы играли с Семиным в орловском «Спартаке», могли предположить, что он станет тренером?

– Разговоров на эту тему мы тогда, естественно, не вели. Но поскольку Семин был фанатично предан футболу, постоянно размышлял о нем, уже тогда можно было предположить, что, закончив карьеру игрока, он не уйдет из большого спорта.

– Когда-то ЦСКА, за который вы играли, не позволил Семину стать в составе «Динамо» чемпионом Союза…

– Да, так уж распорядилась судьба. Таков футбол, это ведь все понимают. Но противостояние ЦСКА и «Динамо» 1970 года на наших отношениях с Семиным никак не сказалось.

– За игрой «Локомотива» после того, как его возглавил Семин, следите?

– Конечно, мне была небезразлична работа земляка. И я считаю, что роль Семина в чемпионстве «Локомотива» переоценить невозможно. Это его Команда. За шестнадцать лет работы он превратил ее из середняка в лидера отечественного футбола.

– В последнее время часто удается побывать на матчах «Локомотива»?

– Последний раз выбирался в Москву посмотреть его игру с «Барселоной» – Юрий помог с билетами. И пусть железнодорожники проиграли, но было видно, что команда способна играть с западноевропейскими клубами достойно.

– А где смотрели «золотой» матч?

– В Орле. Семин накануне приглашал на игру, но садиться за руль и 400 километров гнать машину по ноябрьским российским дорогам я не решился. Однако еще до матча отправил Юрию телеграмму, что «Локомотив» непременно должен победить. Очень за железнодорожников переживал, хотя сам когда-то играл в составе ЦСКА, – хотелось, чтобы команда Семина наконец поднялась на чемпионскую вершину. После же победы красно-зеленых позвонил его маме Вере Филипповне, поздравил с успехом сына. Она сказала, что перед игрой за него молилась….

МАМА

НА РАЙКОМОВСКОЙ «ВОЛГЕ» К СЫНУ В МОСКВУ

Дети, как известно, далеко не всегда бывают похожи на родителей. Однако, общаясь с мамой Юрия Семина, нетрудно понять, что умение ладить с людьми, способность находить взаимопонимание со своими игроками тренер «Локомотива» приобрел еще в родительском доме. Впрочем, и сейчас Вера Филипповна в свои 93 года способна поделиться с сыном положительной энергетикой.

– Когда ваш сын только начинал заниматься футболом, вы одобряли его увлечение?

– Да, а иначе я и не могла. Ведь когда Юрий учился, по-моему, в пятом классе, он буквально заболел футболом. Дело до слез доходило, если я пыталась его убедить побольше времени уделять занятиям в школе, а не любимой игре. Тогда я и поняла, что, вероятно, сын нашел свою судьбу. Конечно, футбол мешал учебе. Юрию из-за постоянных тренировок и отъездов на соревнования даже выпускные экзамены пришлось сдавать позже одноклассников. Но потом его заперли одного в кабинете, он справился со всеми заданиями и так получил аттестат. А после школы он поступил в Смоленский институт физкультуры. Тогда и отец Юрия – мой муж Павел Ильич – согласился, что спорт может стать делом на всю жизнь. А до того времени он считал, что не мешало бы сыну выбрать что-нибудь «посерьезнее» футбола.

– Буквально через год после окончания школы сын отправился в Москву. Тяжело было расставаться?

– Еще бы! Юрий же у нас был единственным ребенком. Очень за него переживали, беспокоились, не потеряется ли он в столичной жизни. Первое время после приглашения в московский «Спартак» сын жил в общежитии. Я к нему туда два раза приезжала и убедилась, что он сумел наладить свой быт. А когда Юрий квартиру получил, нам уже стало спокойнее. Но мы ему все равно старались помогать. Мой муж работал водителем в райкоме партии. Так он после рабочего дня в шесть вечера садился в служебную «Волгу» и вез продукты сыну в Москву. А к утру возвращался назад и выезжал из гаража на работу. Вообще он был очень заботливым мужем и отцом. Его уже давно нет с нами, и я храню о нем добрую память.

– Вам сын никогда не предлагал перебраться в Москву?

– Да он меня и сейчас зовет, но куда я поеду? Не хочется мне родину покидать. Да и для самого Юрия Орел остался любимым городом. Прошлой осенью после победы «Локомотива» в чемпионате России я подарила ему картину нашего местного художника «Осень города Орла».

– Вы верили, что «Локомотив» непременно победит в «золотом» матче?

– Нет, я ведь способностью к колдовству не обладаю (смеется). А стопроцентной гарантии в футболе дать, наверное, никто не сможет. Очень волновалась, конечно, и молилась за сына.

– Извините за деликатный вопрос: в семье Семиных все люди верующие?

– Да, сына мы окрестили, когда ему было всего три месяца. Точнее, это сделали тайком мои родители. Мы-то с мужем тогда в церковь не ходили. Я ведь, кстати, как и Павел Ильич, работала в райкоме – секретарем-стенографисткой. Ну а теперь в церковь хожу регулярно.

– Сейчас сыну часто удается выбираться на родину?

– Довольно редко, конечно. В основном по телефону общаемся. Но раза три в год Юрий приезжает в Орел. Для меня огромная радость видеть его, узнавать, что все у него идет хорошо. А он мне все деньги старается подкладывать, хотя мне, в принципе, и пенсии вполне хватает. Причем Юрий делает это так незаметно, что я их порой нахожу в квартире лишь случайно.

– Какие-то советы вы сыну даете?

– Да у него, по-моему, и так все нормально. И я считаю себя счастливым человеком. А как может быть иначе, если мать знает, что сын состоялся в жизни и при этом ее не забыл, относится к ней с огромной теплотой. Я больше всего переживаю, когда слышу истории о том, как дети бросают своих родителей. После этого даже сплю плохо. Я бы каждой матери пожелала, чтобы ее дети относились к ней так, как мой сын ко мне.

НАША СПРАВКА

Премия «Галерея российской спортивной славы» (ГРОСС) учреждена газетой «Советский спорт» при поддержке правительства Москвы, Госкомспорта России, национального Олимпийского комитета и Администрации Президента РФ. Она призвана поощрять пропаганду здорового образа жизни, физической культуры и спорта.

Первая церемония награждения лауреатов премии за 2002 год состоялась 23 января 2003 года.

ДОСЛОВНО

– Я считаю себя счастливым человеком. Как может быть иначе, если мать знает, что сын состоялся в жизни и при этом ее не забыл и относится к ней с огромной теплотой. Я больше всего переживаю, когда слышу истории о том, как дети бросают своих родителей. После этого даже сплю плохо. Я бы каждой матери пожелала, чтобы ее дети относились к ней так, как мой сын ко мне.

Вера Филипповна СЕМИНА