ФУТБОЛ

 Легендарный защитник сборной Франции, чемпион мира и Европы, 37-летний Лоран Блан уходит со щитом. Завершив свою карьеру в «МЮ», Блан прибавил к своим многочисленным титулам звание победителя премьер-лиги.

«Я УСТАЛ, Я УХОЖУ»

– Завершился 20-летний отрезок вашей жизни. Что вы при этом чувствуете?

– Я ухожу с высоко поднятой головой и в звании чемпиона Англии… Надо признать, что я уже не в том возрасте, когда можно изображать из себя супермена. И тело, и душа просят отдыха.

– Как считаете, вы успели передать частицу своего опыта «красным дьяволятам» – молодым Сильвестру, Фердинанду, Брауну и О’Ши?

– По крайней мере, я пытался. И они меня всегда очень внимательно слушали. Английским защитникам не хватает тактической выучки. Я же поиграл в разных чемпионатах, в командах, использующих различные тактические схемы, и мне было чему научить своих коллег по амплуа.

– Что в большей степени повлияло на ваше решение уйти из футбола – физическая или душевная усталость?

– Ну, конечно, мне не 20, и даже не 30, но я по-прежнему чувствую, что нахожусь в хорошей форме. Впрочем, дело в другом: в футболе я попробовал все, и больше мне ничего не надо. 20 лет промелькнули как один день.

– А вы знаете, сколько всего официальных матчей вы сыграли с сентября 1983 года, когда дебютировали как профессионал?

– Давайте-ка посчитаем… Около семисот, наверное.

– 808! И это рекорд Франции!

– Правда? Если так, то этот рекорд нескоро кому-то удастся побить. Сейчас игроки уходят на пенсию гораздо раньше – в 32–33 года.

– Всех своих основных титулов, кроме Кубка Франции, завоеванного с «Монпелье», вы добились после 30…

– Титулы для меня не имеют особенного значения. То, что я помог вывести «Монпелье» в высший дивизион, для меня не менее ценно, чем звания чемпиона Италии и Англии.

ПЯТНАДЦАТЬ ТРЕНЕРОВ БЛАНА

– Как вы считаете, подходит вам прозвище «Президент»?

– «Президентом» меня стали называть друзья в «Марселе». Потом подхватили журналисты. Кличка приклеилась, но я не обижаюсь. «Президент» так «Президент». Действительно, годы капитанства выработали во мне начальственный тон, и я прибегаю к нему даже вне поля.

– Для рядового болельщика Лоран Блан – это человек, забивший золотой гол в матче 1/8 финала ЧМ-98 в ворота Парагвая. Вы согласны, что именно это событие стало пиком вашей карьеры?

– Для меня вершина карьеры – победа на чемпионате мира. А гол в ворота Чилаверта – лишь одна из составляющих того триумфа.

– Кто из футбольных людей за 20 лет повлиял на вас в наибольшей степени?

– Все мои тренеры – их было около пятнадцати. Я вообще по натуре миротворец и часто выступал в роли посредника в улаживании конфликтов между руководством клубов и игроками. А самые теплые воспоминания сохранились у меня о первом наставнике – Жильбере Буассье. Именно он разглядел меня в толпе деревенских пацанов, гоняющих мяч за околицей. Могу также назвать Ги Ру, Эме Жаке, Марчелло Липпи. Хорошие отношения у меня были и с последним тренером – сэром Алексом Фергюсоном. Именно ему удалось сделать манкунианцев одной семьей.

– Упомянутый вами Эме Жаке говорил, что хотел бы в будущем видеть вас тренером серьезного клуба…

– Я пока не думаю об этом. Расставшись с футболом, хочу заняться чем-нибудь другим. А в будущем… Кто знает? Мне уже поступают различные предложения. Но пока согласился только войти в одну из комиссий ФИФА.

КСТАТИ

Лоран Блан стал пятым в истории французом (после Кантона, Прюнье, Сильвестра и Бартеза), надевавшим майку «МЮ».

МНЕНИЯ

Зинедин ЗИДАН, полузащитник «Реала»:

— Наряду с Дидье Дешамом именно Блан оказал на меня наибольшее влияние. Он для меня как старший брат.

Юрий ДЖОРКАЕФФ, полузащитник сборной Франции:

— Лоран был для моего поколения образцом для подражания, хотя мы дебютировали практически одновременно.

Жерар УЛЬЕ, главный тренер английского «Ливерпуля»:

— Блан мог бы стать тренером сборной: у него есть все качества для этого.

Эме ЖАКЕ, бывший главный тренер сборной Франции:

— Когда уходит великий игрок, у меня сжимается сердце. Именно такого футболиста, как Блан, каждый тренер хочет видеть в составе своей команды. Я уверен, что в будущем он станет тренером или президентом клуба с европейскими амбициями.