ДОПИНГ

Егор Титов – не первый российский футболист, фамилию которого в прессе увязали со словом «бромантан». После финала Кубка России-1996/97 этот препарат обнаружили в пробе тогдашнего железнодорожника Игоря Чугайнова.

– Как только узнал о допинг-тесте Егора, сразу вспомнил свою историю, – сказал Чугайнов. – Можете даже не спрашивать мое мнение о нынешней ситуации: уверен, что Титов не виноват. Футболисты не ведают, чем их «кормят».

В 1997-м, после кубкового финала, сразу же узнали о своей положительной пробе?

В том-то и дело, что нет. Летом был финал, а о результатах анализа я узнал из газет. Уже осенью одна из них написала, что «проба А» показала наличие бромантана.

Расскажите подробности того допинг-теста: где сдавали анализы, кто еще из «Локо» прошел эту процедуру…

Жеребьевка определила, что идти сдавать тест должны я и Игорь Черевченко, игравший тогда за «Локо». Мы и пришли в одно из подтрибунных помещений стадиона «Торпедо» в сопровождении нашего врача Александра Ярдошвили.

– Знали тех специалистов, которые проводили допинг-тест?

Визуально – да. Поскольку уже не первый раз сдавал анализы: и в 1990-м, после игры за право выхода в высшую лигу, когда встречались «Локомотив» – «Ротор», и после кубкового финала 1996-го… Я всегда был «чистым», и не только на внутрироссийском уровне – в 2001-м «сдавался» после игры с «Тиролем».

– В 1997-м после известия о найденном бромантане не опасались дисквалификации?

Я был в себе уверен – ничего запрещенного я не принимал. Другое дело, что семья нервничала. Жена плакала. Приятного, в общем, мало. О дисквалификации не думал – и даже не пытался выяснять, что мне грозит по регламенту. Мою правоту подтвердил анализ пробы Б – бромантана в ней не нашли.

Что тогда знали об этом препарате?

– Он никак не влияет на улучшение физических качеств спортсмена. Запомнилось, правда, со слов врачей, что бромантан скрывает более сильные запрещенные препараты.

– Сейчас вы являетесь тренером одной из юношеских сборных России…

– … и без моего ведома доктора не дают футболистам никаких лекарств. А вот те, кто так часто сейчас клеймит провинившихся, в том числе и Россию, подобными препаратами зачастую балуются сами. Скажем, обратил внимание, что исландская юношеская сборная уже с пятой минуты матча начинает хлебать воду. Это следствие применения кровяного допинга эритропоэтина, который вообще не ловится.

КАК ПРОХОДЯТ ДОПИНГ-КОНТРОЛЬ

Наличие либо отсутствие в организме спортсмена запрещенных препаратов определяется при помощи анализа мочи. Проба А должна содержать 50 мл жидкости, проба Б — 25 мл. Представитель допинговой лаборатории немедленно измеряет кислотно-щелочной баланс (он должен быть не менее 5 pH и не более 7) и удельный вес мочи. Если эти данные не удовлетворяют требованиям, он вправе потребовать повторной сдачи теста. После этого обе емкости запечатываются.

Кроме того, спортсмен обязан сообщить представителю допинг-контроля о лекарствах, применявшихся в последние три дня. Пробы А и Б помещаются в контейнер для перевозки в лабораторию. Все нарушения, замеченные представителем допинг-контроля или самим спортсменом, фиксируются в протоколе. Если в пробе А обнаружат допинг, проводится анализ пробы Б. Если в ней не будет найдено следов запрещенных веществ, проба считается отрицательной.

На стр.16 – читайте материал о допинговом скандале в итальянском «Ювентусе»