502 Bad Gateway


nginx

 

Если бы я жил в Италии, то, возможно, был бы уверен, что самые главные люди в футболе — защитники. Если бы мне довелось родиться в Бразилии, то наверняка в моих глазах начинали бы плясать чертики при упоминании слова «форвард». Но я русский, а потому с детства в моем мозгу засело выражение: покажи мне свою полузащиту, и я скажу, какая у тебя команда.

Самое любопытное, что из года в год представители средней линии поднимались все выше и выше в сознании российской футбольной общественности, заметно отдаляясь от представителей других амплуа. 1995 год – лучший в стране Цымбаларь, 1996-й — Тихонов, 1997-й – Аленичев, 1998 и 2000-й — Титов, 1999-й – Смертин. Все эти люди – хавы. За каждым из них стоит огромная армия персональных поклонников. А сколько мальчишек и девчонок заразились футболом благодаря Мостовому, Карпину, Семаку, Измайлову, Хохлову, Семшову! А знаете почему? Потому что каждый из них – яркая индивидуальность, способная творить и быть в своем творчестве неподражаемой.

Во многих сборных звезды не могут разобраться между собой, занимаясь перетягиванием одеяла на себя в ущерб интересам дела. Нам же в этом плане повезло: выросшие в духе коллективизма полузащитники умеют уступать друг другу. Потому-то отечественная дружина и славится комбинационной игрой. Мы в свою очередь по-прежнему верим, что средняя линия – наш козырь, способный вытащить сборную в следующий раунд. До сих пор в России убеждены, что полузащита Олега Романцева мало в чем уступает ведущим мировым. Все это так, но нельзя не сказать о ложке дегтя, появившейся в последнее время в медовой бочке.

На мой взгляд, с 9 октября 1999 года (день матча с Украиной) наши хавы лишь на Фарерах и в Москве против швейцарцев сыграли так, как подобает птицам их полета. Во всех остальных встречах все так сильно жертвовали собой, настолько старательно наступали собственной песне на горло, что мощнейший хор, в котором любой способен быть солистом, превращался в группу добротных трудяг обслуживающего персонала. Здесь ни в коем случае нельзя никому предъявлять претензии – слишком многое было поставлено на карту, и ребята здравомысляще сводили риск к минимуму.

Но примитивизм наших хавов не настолько развит, как у передовых рабочих лошадок Европы. Они просто не смогут в таком интенсивном режиме действовать вторыми номерами, регулярно стелиться в подкатах, цепляться зубами, корпеть в разрушении, как это происходило в Швейцарии, Югославии и Франции. Те матчи были обособленными, теперь же они последуют один за другим, и вот тогда нельзя исключать вероятность сбоя.

Чтобы добиться чего-то стоящего на мировом первенстве, необходимо иметь свой почерк, свою игру. Для этого надо лишь слегка раскрепоститься, пойти на риск, поверить в то, что можно и из Тюрама, Несты и им подобных делать клоунов.

Конечно, неуместно приводить пример первенства Европы 1996 года, когда мы не смогли выйти из группы, но тогда команда дышала полной грудью, нас называли комбинационной машиной, показывающей футбол ХХI века. И меня, например, охватывала гордость, когда слышал такое.

Поймал себя на мысли: в двух вышеупомянутых ярких матчах россияне сыграли здорово в значительной степени потому, что в состав был вкраплен, «не испорченный» прагматизмом Измайлов. Марат не боялся брать игру на себя и действовал как раз в том стиле свободы и непосредственности, который когда-то и прославил нашу полузащиту. Теперь с фланга Марату сложнее быть заводилой, остальные же звездные хавы в основном думают о безопасности собственных ворот. Видимо, это обусловлено определенными проблемами в обороне.

Но все-таки хочется верить, что российские созидатели покажут свое истинное лицо. Кто-кто, а они-то уж точно, если продемонстрируют все, на что способны, в состоянии поставить на уши всю Японию и заодно Корею.

КСТАТИ

 Самым результативным из действующих полузащитником  сборной является Валерий Карпин. На его счету 16 голов — в 69 играх. Рубеж в 20 забитых мячей в истории нашей национальной команды преодолел только форвард Владимир Бесчастных.