502 Bad Gateway


nginx

 

В такие дни, как сейчас, особенно хорошо понимаешь истинную мощь воздействия футбола на жизнь нашей цивилизации.

То, что забитые голы или проигранные чемпионаты могут повергать в истерику, вызывать пароксизмы восторга и вулканические извержения гнева у населения больших и малых футбольных держав, уже никого не изумляет. Гораздо удивительнее наблюдать перемены, которые накладывает футбол на жизнь такой страны, как Корея, где еще до недавнего времени большинство населения знало об этом виде спорта не больше, чем об урожае артишоков во французском Лангедоке или о ежегодных фестивалях джаза в Нью-Орлеане. С футболом в этой стране всегда были проблемы. То есть «проблем» не было, поскольку не было футбола. И потому решение ФИФА провести чемпионат мира в Корее и Японии было одним из самых нелогичных и противоестественных в истории этой организации. Это как если бы описанную Хемингуэем в романе «Фиеста» памплонскую корриду пригласить на Красную площадь в Москве. Или устроить забег верблюдов из пустыни Сахары по Невскому проспекту в Питере. Тем не менее, Корея с восторгом погрузилась в водоворот незнакомых ей переживаний. И если сборная этой страны не значится в числе безусловных претендентов на победу, то уж в одном корейцы опередили остальной мир: именно здесь, в Сеуле, на здании Международного торгового центра укреплен самый крупный футбольный плакат размером в 43 этажа! Специальным решением правительства изменен режим содержания заключенных в корейских тюрьмах: им разрешено отходить ко сну позже, чтобы они могли видеть по телевидению матчи, заканчивающие ближе к полуночи. А что касается повседневной жизни… Улицы Сеула и других корейских городов покрылись футбольными афишами, сувенирные лавки заполнены мячами, футболками и трещотками. Трогательно наблюдать, как рядом с моей гостиницей в маленькой обувной мастерской ее древний хозяин, едва ли не ровесник самому футболу, приклеивает дрожащими руками к стене плакат с изображением капитана корейской сборной с мячом в руках. Как в ложе для почетных гостей на стадионе усердно размахивает корейским флажком облаченный в темный костюм кандидат на предстоящих 13 мая муниципальных выборах. А претендующий на пост префекта Ульсана Ким Джонг Дэ расхаживает по улицам своего города в футболке сборной своей страны. А тем временем в Сеуле политические обозреватели с озабоченностью толкуют о том, что время выборов было выбрано неудачно: отвлеченный футболом от политических хлопот народ может не прийти к урнам! Ведь корейцы – народ увлекающийся, страстный, умеющий не только энергично трудиться, но и столь же энергично предаваться «отдыху», если понимать под «отдыхом» вылазку на стадион. Сейчас здесь гораздо больше азарта, барабанов и труб и почти нет «уравновешенной» публики. Ведь сейчас и у корейцев, и у японцев уже есть четкая цель: помочь своей сборной, если не завоевать золотые медали, то, хотя бы, выступить достойно и не нарушить традицию, по которой команда страны, принимающей чемпионат, обязательно выходит из своей группы в следующий раунд. и в этом – еще одно, может быть, не самое главное, не очень видимое, но страстное и горячее соперничество – кто лучше покажет себя: Корея или Япония? Исторически сложилось так, что эти страны давно соперничают. Молчаливо, упрямо и горячо. Колониальное господство Японии над Кореей с 1910 по 1945 года обострило этот спор. Теперь он перенесен и на стадионы. Футбол действительно может все! Даже покорять совсем не футбольные нации!