На станции Shin Kobe, что примерно в 20 километрах от стадиона «Уинг», находится информационный центр для болельщиков и журналистов. Большинство его сотрудников — местные переводчики, призванные разъяснять недогадливым туристам специфику транспортных магистралей. По собственному опыту знаю, что все они хорошо владеют японским. С другими языками сложнее. И только одна 35-летняя Марико-сан говорит еще и по-русски.

БЕДНАЯ МАРИКО

До вчерашнего дня работа ее была легка и необременительна. Все изменил матч Россия — Тунис. Девушка была близка к истерике уже около трех часов дня. К вечеру, по ее словам, она была готовым клиентом для уютной палаты со стенами, обитыми войлоком.

Кто, а вернее, что довело ее до такого состояния? Русский язык. Никогда еще Марико-сан не приходилось так много и часто изъясняться на языке Достоевского. Никогда не приходилось иметь дело с настолько непонятными и загадочными людьми!

РОМАНЦЕВ — ИСТИННЫЙ САМУРАЙ?

Уже после матча одна из сотрудниц пресс-центра сообщила мне любопытную информацию: по данным организаторов, на этой игре присутствовало около 500 россиян. А дудок было по крайней мере раз в 10 больше. Если судить по шумовым эффектам, то весь стадион был заполнен исключительно нашими согражданами.

Учтите при этом, что более 2/3 пришедших на матч японцев также болели за Россию, и вы поймете, что наша сборная чувствовала себя в Кобе не менее комфортно, чем в «Лужниках» или на «Динамо».

Зачем, спрашивается, местным жителям надо было поддерживать команду Романцева, которая является одним из конкурентов сборной Японии в борьбе за выход в 1/8 финала? Ответ на этот вопрос был получен за несколько часов до матча в местном сабвее (аналог нашего метро, только менее уютный и с крайне запутанной системой пересадок).

Дело было так: войдя в вагон, я почему-то сразу оказался в фокусе внимания пассажиров. Наконец стоявшая рядом со мной женщина лет 80 набралась храбрости и спросила: «Скажите, а будет ли играть Мостовой?»

Немного ошарашенный, я промямлил нечто вроде: «Да, наверное, не знаю». И тут моих попутчиков как прорвало. Вопросы задавали самые разные и оригинальные. «Кто такой Сычев? Женат ли Романцев? Любит ли Онопко Достоевского?» и т.д.

Как мог, ответил на все вопросы, после чего задал свой. Тот самый, который сформулировал в начале заметки. Ответ был исчерпывающим: «Потому что ваши игроки симпатичные!» Оказалось, вся поголовно Япония сейчас в восторге от наших футболистов, и в особенности от Романцева, которого здесь считают истинным самураем. Недавнее обещание Романцева уйти в отставку, если Россия не выйдет в следующий этап, только упрочило его репутацию в глазах местных жителей. Все правильно: истинный самурай должен отвечать за свои поступки!

ТРИ МИТИНГА

По дороге от метро к стадиону увидел сразу три митинга. Группа японских граждан вяло настаивала на возвращении стране Курильских островов. Участники другого малочисленного пикета высказывались за пересмотр итогов какого-то из саммитов ЕС. Какое отношение саммит имел к предстоящему матчу — признаться, так и не разобрался. Наконец, в районе восточной трибуны я встретил одинокого молодого человека с российским флагом, который, не поверите, лоббировал телетрансляцию матчей на белорусском телевидении. Оказалось, белорусы не приобрели в свое время права на телетрансляцию чемпионата мира. Кроме того, из-за какого-то хитрого соглашения не имеют права показывать матчи по ОРТ и РТР. Своим плакатом с громким лозунгом «Даешь футбол в Белоруссии!» молодой человек надеялся привлечь к этой проблеме внимание общественности. Что ж, ему удалось сделать это благодаря «Советскому спорту» и его читателям.

КОРОТКИЕ ВСТРЕЧИ

Матч закончился, и наша сборная отправилась на вокзал. Там состоялись сразу три памятные встречи. Сначала делегацию атаковали наши и японские болельщики, рассчитывавшие как минимум пожать руку и взять автограф, а как максимум сфотографироваться со своими кумирами. Игроки руки пожали, автографы поставили, но от групповых фото с каждым из фанов вежливо отказались.

Затем послышались радостные восклицания: это жены наших игроков, поддерживающие команду в Японии, наконец пробились к своим мужьям. Это была чуть ли ни первая их встреча в Японии. Сцена получилась трогательная, а ее кульминацией стали прощальные объятия г-жи Онопко, Никифоровой и Ковтун со своими супругами. Все это чем-то напоминало кинофильм «Шербургские зонтики». Казалось, еще мгновение, и на вокзале зазвучит любимая с детства музыка из кинофильма и раздастся голос Дина Мартина: «if it is forever, I wi wait for You!»

Перед прибытием экспресса на Сидзуоку я встретил Вячеслава Колоскова, обнимавшегося с кем-то из боевых товарищей по работе в РФС. «Вам понравился матч?» — задал банальный вопрос, ответ на который был, в общем-то, очевиден. «Нет, — огорошил президент РФС. Но затем мягко улыбнулся и добавил: — Матч — нет, а вот результат очень понравился».

Господин Колосков не успел развить эту мысль: подошедший поезд увез его и сборную.

И последний штрих: по прибытии на вокзал Сидзуоки, где сборная пересела на автобус и отправилась в свой тренировочный центр, нашу команду встретили овацией около 150 японских болельщиков и журналистов.