СОБЫТИЕ ДНЯ. ФУТБОЛ
ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

Громкое «дело врачей» в «Спартаке» было процессом вялотекущим. На протяжении полутора лет руководство клуба открыто выражало недовольство обилием травм, а завершилась история полным расформированием медицинского штаба. Корреспондент «Советского спорта» побеседовал с бывшим врачом команды Юрием Васильковым, который поделился своим взглядом на проблему (начало беседы опубликовано во вчерашнем номере). Судя по всему, своему «преемнику» Михаилу Вартапетову он не завидует…

«МОЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ УХОД – ИНСЦЕНИРОВКА»

– Знаю, вы единственный из врачей, кто не стал сражаться, – в отставку так в отставку.

– Верно. Еще осенью переговорил с главой медицинской службы Андреем Федуном: «Андрей Арнольдович, чувствую, что мои труды уйдут в пруды, вряд ли я вам понадоблюсь». Предчувствовал, что кадровая чистка неизбежна. Да и концепция Лаудрупа с моей все же расходится. Языковой барьер – тоже проблема. Мы с главным тренером не могли объясниться напрямую… Сейчас на душе легко. Я не увидел ни одного враждебного взгляда на прощание. И такая симпатичная инсценировка получилась – будто я сам на выход попросился.

– Будьте откровенны – общественный пресс страшнее кадровой чистки.

– К прессу я привык. Врачи «Спартака» всегда под прицелом миллионов. Любая царапина – событие. Коллегам из других команд, условно говоря, из «Крыльев Советов» или «Томи», этого не понять.

– С врачами ясно. За что уволили массажистов Семакина и Прохорова?

– Я был в шоке, когда их убрали. Идеальные ребята. Но раз уж новая метла замахала – берегитесь все.

– Федун-младший – кто он?

– Хирург. Толковый малый. Но в 45 лет переходить из военного хозяйства в спортивное непросто, надо набраться мужества. Думаю, он с сомнениями решался на переход, наверняка пришлось уговаривать.

– В октябре прошлого года Леонид Федун говорил о грядущих изменениях в медицинском штабе: «Необходим трезвый взгляд. Давно пора разобраться в ситуации, которая сложилась в клубе с медициной. В 2007 году было 18 травм. В результате мы потеряли чемпионство. По 2008 году также имеются вопросы…».

– Травмы были, есть и будут. Подсчитывать их – не дело. Я не хотел бы называть имен, но есть люди, которые вкладывали в уши Федуна выгодную им информацию. Скажем, докладывали о травмированных с умножением на два. А я, человек, ответственный за здоровье игроков, ни разу за два с половиной года с Федуном не пообщался. Я не стал бы возражать, если бы Леонид Арнольдович пожелал ознакомиться с моим рабочим дневником. Он бы иначе воспринимал наши проблемы.

В день я делал по две-три значительные записи. Видел, что оснащение в «Спартаке» хорошее, но организация – отдельный разговор. Увы, диалоги о медицине Леонид Арнольдович вел с другими людьми… Винить одних лишь врачей в потерях глупо. Футбольные травмы – следствие целого комплекса проблем и недочетов.

«БЕРЕЦКИ ПОСТОЯННО ПОДКИДЫВАЛ РАБОТУ»

– В таком случае расскажите об особенностях физподготовки и реабилитации игроков при главном тренере Черчесове. Ведь в его эпоху появилось «дело врачей».

– Вот случай. Утром в день матча на Кубок УЕФА «Тулуза» – «Спартак» (в декабре 2007 года. – Прим. ред.) тренер по физподготовке Тони Берецки проводит разминку. И во время нее из строя выпадают два игрока: Дедура, который вообще к травмам не склонен, и молодой Прудников. Каково – два игрока за одну разминку? Этот Тони частенько подкидывал мне работенку.

– Надо было бить во все колокола, Юрий Сергеевич. Говоря казенным языком, «обращаться в высшие инстанции».

– Вы же хорошо знаете Стаса Черчесова. Он такой – бодаться с ним бесполезно, тем более по поводу неправильной разминки. На случаи возражений у него припасены емкие и остроумные ответы. Среди них: «иди отсюда, занимайся своим делом», «я тебя уволю» и т.п. А связь с главным человеком в клубе, как я уже говорил, отсутствовала.

– Доктор Лю Хуншен рассказывал мне, что Черчесов не желал слушать его добрых советов, велел помалкивать. Вы были свидетелем размолвки?

– В этой ситуации я солидарен с Черчесовым. Специалист вспомогательного звена, каким является Лю, должен соблюдать субординацию. Я не в обиде на Лю, он свое дело знает. Но каждый должен работать на своем участке.

– В позапрошлом году на непрофессионализм Берецки мне жаловался Владимир Федотов. Выходит, и он, будучи главным тренером, не мог отстранить австрийца от работы?

– Жалко мне было Григорьича. Он открыто говорил, что с Тони ему не по пути, но ничего поделать не мог. В то время Берецки был в большом фаворе, человек руководства. Берецки делал с командой все, что считал нужным. Только не подумайте, что Тони злодей какой-нибудь. Он просто не понимал, где находится… Я запамятовал: кого Берецки в молодости тренировал?

– Если не ошибаюсь, спецназовцев и лыжников.

– Но физические упражнения для футболистов должны строиться иначе! Тони «включал» группу мышц, которые не работали в футболе. Не знаю, насколько популярны в Австрии наши басни. «Лебедь, рак и щука» – словно иллюстрация происходившего.

«ПОЛУЧАЛ В ДВА РАЗА МЕНЬШЕ КОЛЛЕГ»

– Велика ли вина в высоком травматизме синтетических полей?

– Хватит жаловаться на синтетику! Ничего страшного в новых поколениях полей я не вижу. Организм спортсмена должен адаптироваться. Единственное, чем синтетика плоха, – в лицо и глаза летит резиновая крошка.

– Бразильцы «Спартака» жалуются: тяжело бегать в «Лужниках», сильно ноги устают…

– А не устают ли их ноги, когда идут к банкомату за зарплатой?

– Игроки «Спартака» ответственно относятся к своему здоровью?

– Вся проблема заключается… в Москве. С ее развлечениями, ритмом жизни. За каждым игроком не уследишь, неизвестно, как проходит восстановление в свободное время. Иногда на тренировках я наблюдал, скажем так, неоптимальное состояние.

– В мае прошлого года «Спартак» потерял из-за неудачно проведенной операции ведущего форварда Веллитона. Бразилец лишь в минувшем туре забил свой первый гол после восстановления. До сих пор никто из руководителей «Спартака» не смог объяснить, кто разрешил Веллитону оперироваться в Бразилии.

– Все случилось в мае прошлого года в Австрии, где мы находились на сборах. Там мы посещали термальные источники. Допускаю, что именно эти источники повлияли на состояние Веллитона. На одной из последних тренировок в Австрии я заметил, что Веллитон берет мешочек со льдом и накладывает на зону паха. Я немедленно отвел бразильца к себе в номер и поставил диагноз: нарушение тканей в паховой области. Эта информация была доложена Черчесову. А дальше – пошло-поехало, но уже без моего участия. Никто не поинтересовался у меня, где и как игроку оперироваться. Спустя день я узнал, что у Веллитона на руках билет в Бразилию.

– Что еще вас настораживало, удивляло или обижало?

– Ненормальная ситуация, когда ты один на один с лазаретом, а помощи нет, только надзор. Тяжело так работать. Люди в руководстве почему-то не понимают, что надо не травмы подсчитывать, а системой заниматься. Директора «Спартака» вели статистику травматизма, но никто из них ни разу не позвонил и не поинтересовался: Юр Сергеич, чем можем помочь?..

А незадолго до увольнения я узнал, что коллеги по медицинскому штабу получают зарплату в два раза больше моей. При этом моя ответственность была несоизмеримо больше. Это несправедливость, однозначно! Ладно, пережили уже…

«ТИТОВ ДОЛГО МУЧИЛСЯ»

– Не могу не затронуть тему громкого ухода из «Спартака» Егора Титова. Он обвинил вас в доносительстве Черчесову. Поводом для ссоры стали нескромные ожидания Егора увидеть во главе команды своего любимого тренера Олега Романцева.

– В хорошем коллективе врач всегда находится между тренером и игроком. Готов признать: отчасти я неправильно себя повел, обсуждая с Черчесовым слухи о возвращении Романцева. Но в основе конфликта – личные отношения между Черчесовым и Титовым, ничего более.

Что между ними произошло? Не знаю, свечку не держал. У Егора земля горела под ногами, вот и начал искать «виноватых». Он очень многое сделал для «Спартака» и рассчитывал уйти по-другому. Мне его жаль, парень долго мучился.

– Допускать вероятность возвращения Романцева при главном акционере Федуне – смешно, не находите? Эти люди абсолютно несовместимы! И как Черчесов мог всерьез воспринять эту дезу?

– Когда у «Спартака» не получается, болельщики кричат: «Верните Романцева!». Желаю Лаудрупу успехов, но в противном случае лозунг о Романцеве вернется. В футболе бывает всякое.

– Что сгубило тренера Черчесова?

– Первое: в Австрии он научился управлять взводом, а «Спартак» – это дивизия. Второе: он слепо скопировал свои австрийские методы и схемы на «Спартак». Стас старательный, способный, но его сгубила неопытность. А еще эта история с Титовым – конец всему…

– Случалось в вашей практике, чтобы в команде все были абсолютно здоровы?

– Тренеры к такой ситуации относятся с подозрением. Помню случай при Бескове. Подхожу к Константину Ивановичу, докладываю: все здоровы, травм нет. Ждал в ответ похвалу, улыбку. А он: «Быть того не может! Отправляйся работать!».

– Знаменитый врач «Локомотива» Савелий Мышалов в одном из недавних интервью обмолвился, что его коллега по штабу Ярдошвили недолюбливает Василькова. Что не поделили врачи «Спартака» и «Локо»?

– Все это напоминает мне записки из «желтого дома». При всем уважении к Мышалову я настороженно к нему отношусь. Недавно проводился медицинский международный семинар. Мышалов и Ярдошвили среди организаторов, рекламировали итальянскую медицину. Меня не пригласили, будто не существует доктора Василькова. Видимо, я единственный из спортивных врачей в России, кто не молчит в тряпочку, а отстаивает собственное мнение.

– В общем, «нет во врачах согласья».

– Может, дело в чемпионских медалях? У Мышалова и Ярдошвили их в два или три раза меньше. Вот и не любят меня.

«В МАСКЕ ОЛИЧА БЫСТРОВУ БЫЛО НЕКОМФОРТНО»

– После прошлогоднего матча с ЦСКА, который «Спартак» проиграл с позором (1:5), в Тарасовку на разговор с командой приехали фанаты. Расскажите, как вам удалось их выпроводить.

– Я увидел, что на территории базы разгуливает десятка два ребят, все агрессивно настроенные. Видимо, они перемахнули через наш трехметровый забор. Трясущиеся от страха охранники лишь наблюдали за этим действом. А я пошел защищать свой «Спартак». Гости меня сразу узнали и строго так распорядились: «Доктор, выводи ИХ во двор». Бить, что ли, пришли? Я их насилу успокоил, после чего они удалились. В руководстве узнали об этой истории и только ухмыльнулись. Никто даже спасибо не сказал.

– Что произошло в позапрошлом году в Казани, поговаривали, перед матчем с «Рубином» команду свалило пищевое отравление.

– В самом деле накануне матча с «Рубином» наши ребятки отправились в бар и намешали там бог знает чего. Пили то ли апельсиновый, то ли грейпфрутовый сок с молочным коктейлем. Если не ошибаюсь, было три человека, которые пострадали и мучились животом. Павлюченко пил больше всех, потом больше всех и страдал. Позабавило: в «Советском спорте» на следующий день написали, что всю ночь перед матчем доктор Васильков героически спасал игроков, перебегая от номера к номеру. Никакого героизма, это моя работа!

– Когда Владимиру Быстрову сломали нос, врачи примерили ему маску, в которой годом ранее играл армеец Олич. Почему Быстрову не подошла маска?

– Начну с того, что человека, который нам прислал маску, могли за эту добрую услугу уволить с работы. Но он поступил как настоящий врач, когда-то давший клятву Гиппократа. Мы проверили маску на Быстрове на тренировке. Стало ясно – маска не подходит. Теряется концентрация, человек явно недорабатывает. В скором времени маска уже не требовалась – нос зажил. Эта история согрела душу. Редко, когда помощь приходит от принципиальных соперников.

«ВОТ БЫ ВЕРНУТЬСЯ ВМЕСТЕ С РОМАНЦЕВЫМ!»

– Доктор Лю вспоминает, как излечил от хронической травмы Видича, за что руководство клуба его долго благодарило. Какие пациенты вспоминаются вам?

– В моей практике аналогичных историй немало. Но благодарностей что-то не припоминаю. До сих пор перед глазами окровавленное лицо Иранека – это произошло год назад в матче с «Томью». Кровища хлестала – ужас! Голову зашили и в игру парня вернули.

Помните, Павлюченко сломал руку. Я в сжатые сроки разработал лангетку – попросили вернуть Рому ради результата. И он забивал!

Вратарь Джанаев, в которого метнули бутыль во Владивостоке. Разбитая голова, потеря сознания, а впереди девять часов полета до Москвы...

И много-много других случаев. Это моя работа, с которой я справлялся. И я продолжу в том же духе, вот только отпуск полноценный догуляю. А в «Спартаке» пускай подумают, кого они так «вежливо» потеряли.

– Какие планы на ближайший уик-энд, Юрий Сергеевич?

– Поеду с Олегом Ивановичем Романцевым на природу. Не знаю, получится ли с рыбалкой – сейчас повсюду паводки. Не получится с рыбалкой – просто посидим, побеседуем.

– Если возвращаться в футбол, то с Романцевым?

– С ним тяжелее, чем с Лаудрупом и Черчесовым вместе взятыми. Но с Романцевым понятливее, что ли. Врач у тренера Романцева видит, что его труды не пропадают даром. Романцев – это целая философия. Кто с Иванычем работал, хорошо меня поймет.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

ВАСИЛЬКОВ Юрий Сергеевич

Спортивный врач

Родился 3 апреля 1948 года в Риге. Окончил Смоленский медицинский институт.

Карьера в футболе: «Локомотив» Москва (1981–1982, 1986–1988), «Динамо» Москва (2002–2005), «Спартак» Москва (1983–1985, 1989–2002, 2006–2009). Врач сборной России (1999–2002, 2003–2005).

Связанные материалы: