Когда мы беседовали с нападающим сборной Владимиром Бесчастных, он кипел от эмоций. Футболист приблизительно знал, в каких тонах проходит обсуждение сборной в России. И очень переживал из-за дилетантских мнений «специалистов». Монологи его были длинны и экспрессивны.

НИКТО ЗА СПИНЫ ТОВАРИЩЕЙ НЕ ПРЯТАЛСЯ

— Обидно заканчивать чемпионат с таким результатом?

— Обидно. Но я не могу сказать, что мы играли с командами, которые были слабее нас. Также не считаю, что мы плохо подготовились. Я знал, какие соперники нас ждут. Ждал серьезных проблем, серьезной борьбы в группе. И все, кто был на поле в составе нашей сборной, выложились, показали ожидаемый уровень игры. Никто не прятался за спины своих товарищей.

— И все же мы ждали другого итога.

— Возможно, некоторые матчи могли сложиться по-другому. Я говорил всем до чемпионата мира: пожелайте нам удачи. Без удачи на такого уровня соревнованиях очень трудно. Для меня было очень странно, когда люди, узнав состав нашей группы, заявляли: у нас слабые соперники, надо без проблем выходить в следующий круг. С удивлением слушал эти мнения. И даже в дискуссии вступать не собирался. Понимал: будет борьба и легкой прогулки не ожидается.

Ладно еще, когда болельщики озвучивали подобные мысли! А вот когда профессионалы или бывшие тренеры заранее говорили: мол, группа проходная и надо подбирать себе соперника в 1/8 финала, такие гуру вызывали раздражение. И просто бесили.

У СБОРНОЙ РОССИИ — ЛУЧШАЯ ИСТОРИЯ

— В любом случае чемпионат закончился для нас плачевно…

— Мы тоже переживаем. Я только не понимаю одного. Почему историю сборной России сравнивают с историей сборной СССР? Почему, например, начинают сравнивать матч со сборной Бельгии сейчас и тот, который был в 1986 году? Пускай сборная Украины сравнивает ту игру, те результаты и нынешние. Где сейчас Украина и где мы? В той сборной почти одни украинцы играли.

У сборной СССР своя история. У сборной России — своя. Если бы в Японии играла сборная СССР, состав команды был бы другой. Сборная СССР — это лучшие игроки из нынешних 15 независимых государств. Естественно, выбор больше. А у России из всех бывших республик сейчас самая лучшая история. Все познается в сравнении.

— Получается, дальше будет хуже?

— Если развитие спорта у нас в стране будет таким, как сейчас, мы скоро начнем мечтать, чтобы просто попасть на чемпионат мира и Европы. Подчеркну, просто попасть! Поэтому для меня странно слышать иронические слова специалистов и болельщиков, которые сидят на трибунах. Я тоже могу сидеть и, как они, с умным видом рассуждать. А вот они не могут выйти на поле и играть. В этом вся разница. Одно дело рассказывать, другое — играть. «Специалистов» у нас много — это понятно. Все у нас разбираются в футболе, даже люди, которые окончили педагогический институт. Все они умны и витиеваты.

— Настроение у вас, вижу, боевое.

— Я не рву на себе волосы. Очень обидно, я очень ждал этого чемпионата мира. Хотелось удачно выступить. Прекрасно понимаю, что для меня это, наверное, последний чемпионат мира. Была возможность проявить себя. Но такого разочарования, как в матче с Украиной, когда мы действительно лучше играли, когда были на голову сильней и не выиграли, так вот, таких отрицательных эмоций у меня сейчас нет.

Я МОГУ И ГОЛОВУ ОТОРВАТЬ

— Мы же умеем играть лучше, разве не так?

Это так кажется, что мы умеем играть лучше. Мы играли так, как могли на данный момент. Когда я смотрю телевизор, тоже часто думаю — я бы проявил себя не хуже. На футбольном поле все по-другому. Нам противостояла достаточно сильная Бельгия. Есть компоненты, в которых превосходят нас они, есть — в которых мы. Но это сильная сборная. Японцы — хозяева, и тут больше и комментировать нечего. Единственная команда, в игре с которой мы чувствовали себя сильнее, — Тунис. Но забей они первыми, неизвестно, как все закончилось бы. Не думаю, что Португалия, Франция, Аргентина — команды, которые слабее тех, кто прошел дальше. Просто так у них получилось.

— Быстро успокоились после поражения от бельгийцев?

— Я очень переживал, а когда до меня дошли слухи, о чем говорят наши «специалисты», меня все это взбесило. Хочется сказать им: идите и играйте сами. Болтать языком очень легко. Я доволен тем, что любому футболисту в нашей команде могу посмотреть в глаза. Повторю, все старались, все действовали в свою силу. Не повезло. Это судьба.

— В общем, вы сделали все, что могли.

— На что был способен на данный момент, я сделал.

— После матча кто вас успокаивал?

— Жена мне позвонила. Но я достаточно давно в футболе и сам знаю, как мне себя успокоить. Как не потерять голову.

— А какими словами вы могли бы успокоить болельщиков?

— Настоящие болельщики, которые переживают за сборную, не злорадствуют, они все видели, им даже говорить ничего не нужно. А другим, которые ходят и что-то там кричат… Я тут видел по телевизору, как один такой орал: «Бесчастных, я тебя порву». Вы напишите: пускай найдет меня, подойдет и порвет. Я ему голову отверну — вот и все. Плевать я хотел на таких дебилов. Я даже серьезно их не воспринимаю. Пачками водил таких в туалет. Не вопрос.

А настоящие болельщики, они видели, что команда билась до последней минуты, команда не сдавалась. Не победили, но играли-то с такими же профессионалами, как и мы. У многих команд и условия для работы не хуже, чем у тех ребят, которые играют в России, а то, может быть, и лучше.

— Значит, провальными для нас итоги чемпионата мира не назовешь?

— Не думаю, что югославы, голландцы считают, что они провалились, а ведь эти команды вообще не попали на чемпионат мира. Сейчас с каждым годом все труднее и труднее будет просто попасть на чемпионат мира. Команды все прибавляют. Везде за счет экономического роста делается многое для детей. Дети растут, и появляются классные футболисты. Количество населения тут роли не играет. У них дети по-настоящему занимаются футболом, а у нас играть-то негде. Поэтому, если не заняться детским футболом, дальше будет еще тяжелее. Все страны прибавляют, а мы стоим на месте. Вот и все.