По Хельсинки с гармошкой - Советский спорт

Матч-центр

  • U19 ЧЕ-2019
    перерыв
    Черногория U19
    Россия U19
    0
    1
  • U19 ЧЕ-2019
    перерыв
    Латвия U19
    Кипр U19
    0
    1
  • КХЛ - регулярный чемпионат
    1-й период
    Адмирал
    Спартак
    0
    0
  • КХЛ - регулярный чемпионат
    1-й период
    Амур
    Динамо Мн
    1
    1
  • Футбол15 июня 2009 11:57Автор: Туманов Дмитрий

    По Хельсинки с гармошкой

    РЕПОРТАЖ ФИНЛЯНДИЯ – РОССИЯ – 0:3. На прошлой неделе наши болельщики совершили один из самых массовых выездов в истории сборной России. Поехал в Хельсинки на матч с финнами и корреспондент «ССФ» – как обычный фанат, на перекладных: поездом до Питера, маршруткой до Хельсинки…

    РЕПОРТАЖ

    ФИНЛЯНДИЯ – РОССИЯ – 0:3. На прошлой неделе наши болельщики совершили один из самых массовых выездов в истории сборной России. Поехал в Хельсинки на матч с финнами и корреспондент «ССФ» – как обычный фанат, на перекладных: поездом до Питера, маршруткой до Хельсинки…

    ТАМОЖНЯ ИЩЕТ ДОБРО

    Понедельник. 21.10. Тронулись! Чечетка пьяного генерала на перроне Ленинградского вокзала – последнее впечатление от Москвы, покатившейся назад со скоростью поезда №64. «Надоела водка!» – сообщает генерал в тамбуре. Для многих же других попутчиков выпить сейчас – святое: за победу России, потому как в Финляндию спиртное не провезешь (если едешь туда меньше, чем на трое суток), а в Хельсинки самое простенькая поллитровка стоит на наши рублей восемьсот…

    Россия едет в Хельсинки на матч с финнами… Федерация получила четыре тысячи билетов, и еще больше скупили «барыги» (в интернете сообщение: питерские ездят каждый день в Хельсинки – затариваются). В СМИ кто-то заметил: 8 июня будет самое массовое вторжение россиян в Финляндию со времен войны 1939 года. За ту войну финны здорово на нас обижены, что не мешает им на выходные массово выезжать в Питер и упиваться дешевой российской (советской) водкой. Возвращаются на Родину финны, опираясь друг на друга – как калеки с войны. Следом едет… российская водка – в сумках наших туристов, чтобы, «перейдя» границу, немедленно отдаться первому попавшемуся за десяток долларов. Впрочем, этот алкогольный поток ныне не такой мощный, как в прошлом веке, но все равно женская половина Финляндии недовольна Россией: спаивает наших мужей!

    Шесть утра. Питер. На привокзальной площади пересаживаюсь в маршрутку (билет – 1100 рублей). Каждый болельщик (едут исключительно они) получает от водилы Саши блок сигарет («на таможне, если что, скажете, что ваши») – безобидный бизнес. Через три часа переезжаем границу. С погранцами метаморфоза: свирепые наши не шмонают (сразу признавшись в собственном бессилии перед «лавиной»), финские не спешат сдаваться. «Совсем озверели! – сообщает Саша. – Все перерыли!» (он единственный «понятой» при обыске маршрутки).

    На следующий день финская таможня капитулирует перед русским нашествием, закрыв глаза на все… Кстати, на форуме в интернете появился совет автолюбителям: перевозить водку в канистрах – их, мол, финны не проверяют.

    ПО МИННОМУ ПОЛЮ…

    За день до моего приезда в финском футболе произошло нечто из ряда вон выходящее: на поле стадиона ФК «РОВС» нашли… немецкую мину. Это мне сообщает журналист Леван Твалтвадзе, двенадцать лет назад бывший москвичом.

    – Есть такая команда в Лапландии, за Полярным кругом, пользуется такой же репутацией, как у вас «Луч» – никто не хочет туда мотаться – далеко, да и поле жуткое, – говорит Леван. – И вот, наконец, решили там сделать ремонт, и ну и выкопали… Команда любопытная: 70 процентов игроков – из Замбии. Они стоят «копейки» – выгоднее их из Африки привозить, чем платить своим. Хотя свои тоже «копейки» стоят, по российским меркам. Поэтому наши сюда и не едут.

    – Да кто ж захочет по минным полям бегать….

    – А вообще футбол здесь спокойный. Самый большой скандал был пару лет назад. Один китаец купил бедный клуб «Алиансия», пообещал: будем скоро играть в Лиге чемпионов. Руководство развесило уши. А он привез из Бельгии человек семь игроков плюс тренера, и первый же матч команда проиграла – 0:8. Оказалось: на этот матч сделаны были где-то в Азии крупные ставки… С россиянами скандалы иногда происходят. Играл тут один парень из Выборга. Платили мало, но вдруг на глазах он начал процветать. Говорил: у меня бизнес. А оказалось: привозили ему из России бревна полые, а в них – блоки сигарет. Получил года четыре. С вратарем Сашей Мищуком скандал: обвинили в сдаче игры. Пропустил гол «странный», и главное на его счету на следующий день какая-то небольшая сумма появилась. Хотя объяснил откуда – деньги от бизнеса, сам положил. Саша сейчас форму поддерживает в «Спартаке». Это чисто русская команда, своеобразная местная сборная России. Играет в третьей лиге, но хочет лезть выше. Был такой прецедент в Швеции – в высшую лигу попала команда ассирийцев. И вот Баранов – тренер в «Спартаке» – их и гоняет! Финские клубы играют – на поле тишина, а тут мат-перемат!

    «СРОК Я УЖЕ ОТМОТАЛ!»

    Звоню Мищуку. У него в девять вечера тренировка со «Спартаком». Договариваемся: поедем вместе.

    – Проиграл второй суд, – сообщает Александр без особого трагизма, крутя баранку. – Не стали слушать моих свидетелей, экспертов. И ведь никаких доказательств нет – все на основе слухов, газетных статей. Прислали решение суда с издевательской припиской: с наилучшими пожеланиями (смеется)! Черт с ними! Срок я уже отмотал: официально год и семь месяцев, а фактически – три года. Потому что клуб не давал трансфер, требовал 30 000 евро – мол, такую я ставку где-то сделал…

    – Так на что сейчас существуете?

    – Открыл с приятелями в Москве букмекерскую контору. Правда, на это не пожируешь, но…

    – Какой прогноз на завтра?

    – Ничего финнам не светит. Проиграют так же, как в Москве. Если дождь не поможет, как в матче с немцами. Футбол-то тут все-таки любительский. Хотя условия – шикарные. Но тренеры – какие-то слесари-энтузиасты, как у нас при ЖЭКах.

    – Билет достали?

    – Да – за 30 евро. Тут в этом плане хорошо: цены особо не ломят. Розенбаум сюда приехал, билеты были под сотню. Объяснил: так дорого, потому что охрану привез человек шесть. Кого он тут боялся! В результате зал – полупустой. Отбренчал и уехал…

    КАК НА РУССКО-ФИНСКОЙ…

    Приезжаем на спортивный комплекс. Справа на одном поле девицы гоняют крикет. Слева – на земляном носится, соревнуется сам с собой, поднимая пыль, гоночный авто. Едем прямо – на синтетику. Условия – спартанские, раздевалка – под навесом. «Спартак» сегодня тренируется без Баранова: у его дочки-балерины – бенефис. Но стоит у кромки бессменный «президент» – Амон Касымов, в бытность СССР работал на «скорой» кардиологом. Футбол для него и всех спартаковцев – не средство для существования, а скорее, способ. Вот и сейчас бегают на синтетике – и довольно шустро, хоть и после работы – электрики, сантехники, водилы и строители.

    – В прошлом году были мы в шаге от выхода во второй дивизион, – говорит Амон. – Команду, которая стала первой, обыграли – 9:0. А перед этим сезоном состав изменился – ушло восемь человек основы.

    – Баранов лютует?

    – Да нет. Смена поколений. Тут либо профессиональный подход, либо баловство… Ведь против нас местные настраиваются особо, каждый матч – заруба, как завтра на «Олимпийском». Я даже говорил финнам: да что вы так настраиваетесь! Мы все-таки жители Финляндии. Но для них матч с русскими – это как продолжение русско-финской войны. Больная тема.

    – Ребята что-то получают?

    – Да у нас бюджет где-то 20 000 евро! Платим иногда небольшие премиальные.

    – Такая, получается, бескорыстная любовь к футболу?

    – Понимаете. Футбол для нас – это как бы защитная реакция. Все-таки мы тут – чужие. И ребята здесь доказывают и себе и окружающим, что они на что-то годны.

    На прощание бью два одиннадцатиметровых Мищуку: счет 2:0 в пользу Саши.

    РУССКИМ – ПО ОДНОМУ!

    Среда. Распогодилось, лупит солнце – искореняя надежду на «спасительный» для финской сборной дождь. Хельсинки стремительно русеет фонетически – то тут, то там родная речь. Хельсинки краснеет на глазах – большинство россиян ходит в красном. Еще выдает наших атрибутика, вытаращенные глаза перед витринами и суетливая походка – из прошлого. А ведь лет пятнадцать назад в иных финских магазинах висели таблички: русским входить по одному. Потому как, если войдут двое – уже не уследишь, что-то наверняка стырят.

    Провожу опрос на улицах: Откуда? Дорого обходится поездка?

    Группа 40 человек: «У нас круиз, за неделю вместе с матчем заплатили по 1100 евро». Парочка (он, она): «Мы взяли билеты на поезд Москва – Хельсинки, чтобы не рисковать, еще 17 апреля!». Мужик с флагом: «Прилетел на самолете, купил билет три месяца назад – все удовольствие 5000 рублей туда обратно!». Группа из Сургута: «Нам билеты на матч стоили через турфирму по 350 евро, хотя они второй категории, сидеть за воротами. Но в Питере нам предлагали вчера такие же по четыреста!». Ребята с пивом: «Приехали на машине без проблем, пограничники не шмонали, можно было вполне кого-то в багажнике еще провезти!».

    ТРАГЕДИЯ ЕРЕМЕНКО

    В 15.30 на поле рядом с «Олимпийским» – репетиция вечернего матча: играют сборные болельщиков. Правда, на стадионе пиво запрещено, а тут – пожалуйста! Наши растягивают баннер: «Грабь, бухай, отдыхай!». Грабежей пока не было, но все остальное (бухай, отдыхай) – пожалуйста! Необычные ощущения – общественное место, в руке бутылка, вокруг полно полиции – и ноль внимания! На поле – ничья – 2:2. На трибуне безоговорочная победа россиян – исключительно благодаря двум-трем глоткам, весь матч истошно матерившим судью. Российская «семерка» сравнивает счет за пять минут до конца, на радостях сбивает с ног какого-то финна и что-то втолковывает ему, занеся кулак. Но после матча всех примиряет алкоголь. Виктор Онопко вручает «семерке» приз: четыре литра пива (с хохотом товарищи скандируют что-то типа: проставься!). Капитан хозяев от гостей получает тяжеленную сумку с… четвертинками.

    Награждение наблюдал и тренер «Спартака» Александр Баранов. Как все-таки все переплетено в жизни! Через три часа на поле «Олимпийского» выбегут братья Еременко, а двадцать один год назад харьковчанин Баранов играл против их папаши-торпедовца в финале Кубка СССР.

    – Плохо тот матч закончился для Леши Еременко, – говорит Баранов, – ударил мяч рукой в своей штрафной – мы с пенальти забили первый гол. После той игры его Иванов отчислил. А я второй забил – головой. Хоть и играл опорного, но забивал частенько. Да вот и в последней игре «Спартака» – пришлось выйти (сын мой травму получил): два гола забил, отдал голевой пас, мы выиграли – 4:0.

    – Когда в Финляндию попали?

    – В 91-м. После того как я снял тренера «Металлиста» – Лемешко, потому что понял, что житья мне в Харькове не будет. И сейчас футбол – продажный, и тогда был. Ведь полуфинал Кубка в 1988-м мы должны были отдать «Жальгирису», а они нам – матч в чемпионате. Но я узнал расклад, поймал Лемешко утром: «Если вы – коммунист – это замутите, я вас на весь СССР прославлю! Я сегодня буду играть, и мы выиграем!». Он: «Да, да, да!». Я играл, и мы выиграли – 2:0. А в финале уже чего отдавать! Ну а потом «Металлист» отдал матч в Еврокубке голландцам, и я поднял бучу. Лемешко ушел, но и мне нельзя было оставаться в Харькове… Ну а сюда приехал, заключил контракт – 1000 долларов, казались тогда сумасшедшими деньгами! Потом жена родила (в СССР как-то не получалось), ну и задержались тут надолго.

    – Играли против Литманена?

    – Да, перед тем как он уехал за границу. Светлая голова, играл всегда в одно-два касания: принял – отдал. Поле видит, голевое чутье. Но не скажу, что как-то он меня поразил. Тогда мне все финны после советского чемпионата казались игроками второго сорта.

    – Может Финляндия вечером победить?

    – Вряд ли. Огромная пропасть в классе. Вроде прессинговать надо, но не умеют. Играть, как «Челси» против «Барселоны», на контратаках? А кто убежит! Нет шансов!

    – На футбол-то пойдете?

    – Еще билет надо купить…

    – У спекулянта.

    – Да спекуляции тут нет в принципе! Ты можешь официально попросить за свой билет процентов десять сверху – за услугу, но если больше – такой штраф!

    Спекулянтов действительно пока не видно. Хотя, говорят, кто-то из русских шныряет около стадиона и предлагает по сто пятьдесят…

    НА БОЙ КРОВАВЫЙ…

    В культурной программе гостей – марш от Кафедрального собора по проспекту Маннергейма (того самого, что сорвал массовое посещение русскими Хельсинки в 1939-м) до «Олимпийского» – километра три, старт в 18.00. Но на площадь перед собором многие пришли часа за два до марша, а иные были столь прочно вписаны в пейзаж (спали на булыжнике, подложив под себя флаги и ими же укрывшись), что можно было подумать: лежат с утра. Основательно смотрелись и другие – сидящие на ступенях храма с пивком. В 17.30 началось «построение» – с хохотом и криками. Человек шесть полицейских скучали у своих воронков. Впрочем, когда один подошел к толпе и попытался что-то сказать (быть может, и очень доброе), ему крикнули в лицо: «Иди! Иди, гуляй, Вася! Все разрешено!». Он развернулся и… пошел. Пошла следом и толпа. Впереди – гармонист в тельняшке и бескозырке, растягивая меха и наяривая «Калинку-малинку», за ним «матросы» несли огромный флаг России ….

    Такие марши в Европе – дело обычное, спрашивать разрешения властей необязательно – не нарушай закон, иди себе мирно по тротуару – и никаких проблем! Не спрашивали разрешения города и россияне. Однако тихо и мирно не получалось…

    Скандируя «Россия вперед!», демонстрация начала вливаться, как в горловину, в узкий переулок. Навстречу ехал трамвай, кто-то с папироской во рту бросился навстречу, уперся, как в вагонетку, и попытался развернуть его вспять. Не получилось, толпа посторонилась. Воодушевленная акустикой улицы (звук прекрасно сохранялся высокими стенами) толпа запела «Врагу не сдается наш гордый «Варяг»!». Кто-то, подбросив мяч, влепил по нему ногой, мяч улетел до пятого этажа и спикировал на головы добропорядочных граждан. «Вперед Россия!» – заорал хор. Снова к небу подлетел мяч, едва не разбив окно. Иностранные туристы щелкали мыльницами. Где-то жахнула петарда. «На бой кровавый, святой и правый, марш, марш вперед, рабочий народ!» – запела толпа. Какой-то калека, размахивая костылем, плясал на одной ноге. Хохотал папаша с сынком на плечах. Гармонь и тельняшки вызывали ассоциации с каким-нибудь маршем анархистов в 17-м. Впереди демонстрации, этаким предводителем, шел лысый полицейский, стараясь не смотреть назад, в глазах его читалось: да на черта мне все это сдалось!

    Из домов (пивнушек) и переулков появлялись, размахивая флагами, все новые и новые россияне. Где-то прокукарекала труба. Марш вышел на проспект – стало просторнее. Но согнать россиян на тротуар было невозможно… «Россия!» – донеслось с лужаек: там лежали группками и пили пиво все те же в красном (кто-то так и не сможет подняться на матч).

    Тем временем по другой улице к «Олимпийскому» маршировали финские фанаты… Кто бы знал, чем это им аукнется?!

    ЕВРОПЕЙСКИЙ ПОДХОД

    На площади перед стадионом в этот день трезвость была отнюдь не нормой жизни. Россияне попроще пили за неминуемую победу магазинное пиво по два евро за бутылку. Более состоятельные набились в пивнушках и барах: кружка – 5 евро, «двойное» виски со льдом – 12 евро.

    – Праздник жизни! – говорю я какому-то папаше перед стойкой бара.

    – Европейский подход, – мычит в ответ. – Почему не дать людям выпить!

    – Они – филины! – смеется его окосевший сосед. – Мы сделаем их! Филины и совы видят только ночью!

    – Русские – вперед! – доносится с улицы.

    – Финляндия – вперед! – отважно поправляет бармен.

    Какой-то ребенок с флагом сует ему 500 рублей.

    – Не возьмет, – говорю я.

    – Да это сувенир! Папа просил передать.

    Вдруг все вскочили и уставились наружу – мимо шли демонстранты. «Россия!» – закричал народ. Папаша рывком поставил ребенка с флагом прямо на столик.

    Площадь была полна россиян разной степени опьянения. Финны, вытесненные с площади, хмуро смотрели на праздник жизни с окружающих каменистых сопок.

    ЦАРЬ

    На поле скоро выйдет «Король» (такое прозвище у Литманена), ну а «Царь» спешит сейчас с билетиком на трибуну. Царем здесь кличут Валерия Поповича. За пару лет (1990-1991) в московском «Спартаке» он так и не стал игроком основы, а в финской вышке с 1992 года набил 210 голов!

    – Что такое средний финский игрок? – спрашиваю Валерия. – Явно не техника

    – Прежде всего, это огромная работоспособность. Когда я приехал сюда в 92-м, игроков-профессионалов было мало, большинство приходили на тренировки после работы и работали на полную катушку! Я поражался! Конечно, за 17 лет они здорово прибавили! Стали больше уделять внимание детскому футболу – а то тренировали там бывшие таксисты… Но проблем у России сегодня не будет.

    К слову о финской работоспособности. Ее я воочию увидел в прошлом году на турнире «сугробного» футбола – зимний вариант «болотного». И то, и другое придумали финны, чтобы хоть в таком виде футбола сделаться чемпионами мира. На турнире финны по ночам квасили, а утром, как бульдозеры, пахали снежную целину. Стали, естественно, чемпионами. «Наши», кстати, снялись с турнира – не хватило сил.

    Одалживаю флаг у какого-то фаната: «Дайте для фотографии великому Поповичу!».

    Рядом за решеткой стюарт «шмонал» болельщиков: все, как в России («руки в стороны!», хлопки по бокам…), но все-таки не так: потому что при шмоне смеются и обыскивающий, и жертва.

    ЧАЙКА – ВМЕСТО ФИЛИНА БУБИ

    Последнюю неделю СМИ замучили братьев Еременко вопросом: не трудно ли им играть против своих? «Очень даже не трудно!» – заученно отвечали оба. Трудно или нет, но братья – главный козырь в нынешней сборной. Предыдущий матч против Лихтенштейна вытащили именно они (отдали по голевому пасу). Но Лихтенштейн – не Россия. Лешу заменили во втором тайме. Рома по классу вполне мог сыграть и за Россию, но кто еще? Литманен запомнился пасом, чуть было не ставшим голевым, однажды красиво пропустил мяч между ног – на партнера. Вот и все – съели Литманена, старость не радость. Живой талисман филин Буби на матч не прилетел, зато сделала пару кругов над полем чайка, но тут же свинтила, когда гости запели гимн России. Результат известен.

    Проиграть Россия не могла и потому, что играла… дома. «Было именно такое ощущение, – сказал мне после матча герой (забил дубль) Саша Кержаков. – Наши болельщики перекричали финнов!».

    Мудрено было не перекричать: казалось, весь стадион – красный. Не только перекричали, но и перекидали – штук семь петард задымились во время матча. Был и один арестованный – подрался со стюартом во время перерыва. Было и обращение Мутко (ведите себя прилично!), и свист в ответ. Так же освистали местных ОМОНовцев, вставших в ряд перед сектором гостей – как предупреждение: будете выступать – мало не покажется… А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо… И уж как хорошо было сектору гостей освободиться без всякого «карантина» (как в России) немедленно после матча.

    – Ну что я тебе говорил! – кричал мне в ухо (пришлось отодвинуть мобилу) Александр Мищук. – Условия-то для спорта хорошие, а футболистов нет! Литманена в сорок лет выпускают не от хорошей жизни!

    После матча организаторы сообщили: русских на стадионе было восемь тысяч. Но как считали? За кого приняли, к примеру, автобус из финского городка Сало с тремя десятками россиян? Или «десант» из Швеции?

    БЕСПРЕДЕЛ?

    Ночью в Хельсинки было тихо – даже самые луженые глотки нуждаются в отдыхе. Ночью в Хельсинки было мирно – лично видел три случая братания местных с гостями – обмен шарфами, фото на память и даже лобызания… Однако в четверг утром первые полосы газет явили жуткие кадры российского беспредела: разбитые рожи, летящие камни, полицейские с забралами… Заголовки: «Мирные жители убегали с детьми от каменного дождя!», «Беспредел!», «Русские били полицейских в кровь!». «Русские сошли с ума!» – сказал депутат Митро Репо»…

    Звоню Левану: «В чем дело?».

    – Тот самый параллельный марш финнов схлестнулся с какой-то группой россиян. Депутат Репо – он знает по-русски, пытался остановить мордобой. Летели камни, бутылки… Но все очень быстро закончилось. Арестовали 35 человек…

    – Мизер, по российским меркам.

    – Это по российским. А для тихой добропорядочной Финляндии такие разборки – нечто!

    Последнее впечатление от Хельсинки – на косяке общественного сортира Музея культуры кто-то начертал: «Россия – круче всех!».

    В маршрутке на «баке» сидела теплая компания: русский из Швеции Коля, русский из Хельсинки Миша, два его приятеля – натуральные финны, белорус из Сибири и армеец из Москвы. Сразу по пересечении границы финны купили пол-литра: вот тогда-то компания и стала теплой. Делились наболевшим. «Они – эти финны – не любят нас!» – говорил Миша, наливая финнам. Матч он смотрел в баре – не достал билета. «А я ехал на авось, – говорил «швед». – В интернете предлагали билет за пятьсот, я в принципе готов был заплатить, но повезло – у какого-то финна-барыги купил за пятьдесят». Повезло ему и с ночевкой – приютили приятели. «Я в службу бронирования обратился, – говорил Коля. – Предложили гостиницу в… ста километрах от Хельсинки! Вас, россиян, говорят, приехало пятнадцать тысяч – нет мест!». Армеец ночью залез в какой-то частный садик и спал на скамеечке. «Мы – чемпионы!» – пел сибиряк, дирижируя рукой с пластиковым стаканом.

    Таможню проскочили со свистом. Но ночью там было светопреставление – российские авто спрессовались в очередь на многие километры, говорят, рассосалась только в девять утра…

    P.S.

    Футбольная федерация Финляндии частично взяла на себя вину за беспорядки (надо было лучше продумать маршруты фанатов) и пообещала в следующий раз хорошенько подумать, прежде чем выделять гостям такое большое количество билетов.