ЭХО СКАНДАЛА

ОТВЕРЖЕННЫЕ. 12 июля 2008 года московский «Спартак» потерпел одно из самых унизительных поражений в своей истории – в домашнем матче красно-белые были разбиты принципиальнейшим соперником ЦСКА со счетом 1:5! На следующий день главный тренер Станислав Черчесов отправил в дубль ведущих футболистов Егора Титова, Максима Калиниченко и бразильского полузащитника Моцарта с формулировкой: «…Капитан и его заместители несут ответственность за то, чтобы во время игры командный дух находился на подобающей высоте».

Это решение стало началом конца не только для игроков и тренера, но и для гендиректора «Спартака» Сергея Шавло, которого болельщики обвинили во всех смертных грехах. Все пятеро поочередно покинули клуб…

Спустя год «ССФ» возвращается к громкой истории и просит ее участников оценить, чем для каждого из них обернулся «развод по-спартаковски».

Максим КАЛИНИЧЕНКО

Полузащитник «Спартака» с января 2000 года.

Покинул клуб 5 августа 2008 года.

Сейчас – игрок «Днепра» (Украина).

— Признаюсь, за это время многие обиды забыл и сегодня ни о чем не жалею. Всегда стараюсь жить по принципу: все, что ни делается, — к лучшему. Думать об ином развитии событий поздно. Что случилось, то случилось. Тем более год назад ситуация развивалась по чужому, тренерскому сценарию.

В «Спартаке» я провел почти восемь лет, добился определенного успеха и признания, в отличие от многих партнеров по клубу, участвовал в чемпионате мира. И вдруг с приходом Черчесова мой статус в «Спартаке» резко изменился не в лучшую сторону. Хотя форму я не терял. Просто у этого человека было свое видение футбола, он по-своему оценивал роль и место Калиниченко в «Спартаке». В итоге не оставил ни мне, ни Титову других вариантов, кроме как выступать за дубль. Причем в личной беседе сказал, что ничего объяснять не будет. Мол, через какое-то время сами все поймем. Но я уже тогда понял – в этой команде перспектив у меня нет. И тут поступило предложение от «Днепра»… Расставание со «Спартаком» получилось болезненным, хотя коллектива в истинном понимании слова там уже не было.

Человек я не мстительный, но когда узнал о скорой отставке Черчесова, то невольно вспомнил русскую поговорку: «Не плюй в колодец…». Уверен, если бы мы с Егором играли в Лиге чемпионов против киевского «Динамо», «Спартак» так позорно не проиграл бы. А главное — сам Черчесов остался бы на коне в красно-белой бурке.

Когда команду возглавил Лаудруп, я все чаще стал задумываться о том, что поторопился с уходом из «Спартака». Поиграл бы месяц-другой за дубль, а потом, глядишь, вернулся бы в основу. Но быстро отбрасывал эти предположения — нет смысла жалеть о том, чего нельзя изменить. Надо с оптимизмом смотреть вперед! Что я и делаю, начав подготовку в составе «Днепра» к новому сезону...

Сергей ШАВЛО

Гендиректор «Спартака» с 2005 года.

Покинул клуб 7 августа 2008 года.

Сейчас работает в благотворительном фонде, который поддерживает ветеранов и молодежь ФК «Спартак».

— Три года подряд «Спартак» при мне занимал вторые места, был в лидерах по ходу прошлогоднего первенства... Но эти показатели, видимо, не устраивали руководителей клуба. Возможно, на их решение повлияли фанатские настроения. Я, кстати, слышал историю, будто кто-то из моих недоброжелателей настроил болельщиков против меня за определенную плату. Это похоже на правду, в противном случае — чем еще объяснить тот негатив, что шел с трибун?

Касаемо прошлогоднего конфликта... Начну с того, что с тренерами у нас было четкое разделение обязанностей: они отвечают за спортивные показатели, я — за административно-организационные дела. С Черчесовым в такой связке мы добросовестно отработали целый год. Прежде чем принять какое-то решение, обязательно обсуждали вопрос вместе, спорили, не всегда приходили к однозначному ответу.

Перевести Калиниченко, Титова и Моцарта в дубль — это была его инициатива. Он отвечал за результат, а перечисленные футболисты его по каким-то причинам не устраивали. Я говорил Стасу, что ребята — не новички в команде, много лет верой и правдой служат красно-белому флагу и устраивать из расставания с ними показательный процесс вряд ли разумно. Но у Черчесова было свое видение ситуации. В конце концов он не ребенок и на мои уговоры поделикатнее решить вопрос с Калиниченко и Титовым мог резонно парировать: «Тренируй тогда сам!». А я не хотел конфликтовать с человеком, много сделавшим для «Спартака». Кстати, на прощание я подарил Калиниченко и Титову спартаковские энциклопедии. Была бы возможность — вручил бы ключи от машин, они это заслужили…

Черчесов скоро тоже покинул команду – довести начатое до конца ему помешали определенные обстоятельства. Он работал достойно и ответственно — это я могу подтвердить, гнул свою линию по омоложению состава, но…

Что до меня, то после прошлогодних событий я ушел в тень. Однако не считаю это время потерянным. Сейчас занимаюсь некоторыми проектами, в том числе за рубежом.

Егор ТИТОВ

Воспитанник «Спартака».

Покинул клуб 11 августа 2008 года.

Сейчас – игрок «Локомотива» (Казахстан).

— С моей позиции невозможно относиться к произошедшему мерками: плохо, что это случилось, или хорошо. Я только понимаю, что если бы повернуть все назад и знать, какие будут последствия, я бы повел себя в той ситуации более жестко. В чем? Да во всем! Не буду детализировать…

Если брать нас, игроков, то мы тогда просто плыли по течению. Авось куда-нибудь выплывем. В итоге такое отношение обернулось не только против нас, но и против тех людей, которые все это затеяли. Я подчеркиваю: не человека, а людей.

Что изменилось в моей жизни? Поставьте здесь, пожалуйста, журналистскую ремарку — «смеется». Смеюсь очень сильно. Ржу даже. У меня все отлично. Жизнью доволен. Семья со мной – и это главное.

Я доволен тем, что имею. Могло быть и хуже. В нашей жизни мы не можем знать, что будет завтра. Тут дело случая. Но всегда стоит помнить о том, что футбол – всего лишь часть жизни. Он просто помогает нам, дает средства к существованию. К той ситуации, как к событию всей жизни, относиться не стоит. Хотя, может быть, это и было событием всей моей жизни…

С Максом Калиниченко я постоянно на связи. В курсе всех его дел. Ну, а с теми людьми, кто был у руководства, какой смысл общаться? Один раз виделся с Черчесовым на матче «Спартак» — «Динамо», перекинулись парой фраз — не более. С Шавло, по-моему, на том же матче тоже виделся. И тоже – пара фраз. Как все было, так и осталось.

У меня нет сейчас раны на сердце. Переболело. Время лечит. Зато я теперь знаю, с кем могу пойти в разведку, а с кем нет.

Станислав ЧЕРЧЕСОВ

Главный тренер «Спартака» с июня 2007 года.

Отправлен в отставку 14 августа 2008 года.

Сейчас – безработный.

На эту тему я говорю уже целый год. Она мне просто надоела! Считаю, что лишний разговор о моем уходе из «Спартака», о переводе в дубль Титова, Калиниченко и Моцарта ничего нового не откроет и, главное, не изменит. Что было, то прошло. Я полагаю, лучше думать о будущем, чем о прошлом. Хотя, конечно, и прошлое может многому научить. За год я успел разобраться в нюансах случившегося, но некоторые вопросы, конечно, все равно остались. Да и как им не оставаться, если «Спартак» в 2007 году занял второе место, в середине прошлого чемпионата шел в лидерах, а тренера, тем не менее, освободили…

Однако не в моих правилах собирать камни, брошенные в меня, и швырять их обратно. Пока я по большому счету отдыхаю. Попутно занимаюсь поисками новой работы. В Австрии с этим проблем нет – предложений хватает. Но я хочу работать в России. Для этого, считаю, у меня есть и знания, и желание, и здоровье.

Я знаю, что такое горы, видел альпинистов. С утра они из своего лагеря выходят бодро. Однако не все поднимаются на вершину. Некоторые, устав от восхождения, возвращаются с полпути. И только самые настойчивые доходят до цели. Свою цель вижу и я. В моей игровой карьере были не только подъемы, но и остановки – был и запасным вратарем, и травмы мешали. В тренерском восхождении тоже не все гладко. Но нужно идти…

Сантос МОЦАРТ

Полузащитник «Спартака» с 2005 года.

Контракт расторгнут 7 апреля 2009 года.

Сейчас – игрок «Палмейраса» (Бразилия).

В интервью корреспонденту «GloboEsporte» Клейтону Гонсалесу Моцарт рассказал, почему он покинул Россию:

— Я не очень люблю вспоминать то время. Когда меня приглашали в «Спартак», то обещали сказочные условия, отличную атмосферу… А на деле я оказался в клубе, где за красивым фасадом скрывался напряженный и крайне недружелюбный коллектив, в штыки принимавший каждого новичка.

Тренер, чье имя произносить мне неприятно (речь о Черчесове. – Прим. ред.), делал ставку не на игроков, а на собственные познания в футболе, которых оказалось удивительно мало. Зато он с легкостью сыпал обвинениями в адрес футболистов. Ему верилось, что если на нас накричать, то мы все поймем и покажем качественно новый футбол. Бред!

А тут еще история с Титовым и Калиниченко… Всем было понятно, что парни не виноваты. Там была политика, они имели слишком большой авторитет. Жалко, что ни болельщики, ни игроки их не отстояли.

Почему я не вступился за опальных партнеров? Так мне в то время жилось не слаще, чем им, – до этого я почти всегда выходил в основе, какое-то время даже носил капитанскую повязку, был штатным пенальтистом, а потом вдруг… отправился в дубль!

К тому же с болельщиками возникли проблемы. Они в России жуткие расисты! Если ты забил гол – молодец, а если ошибся, то сразу «грязная макака». Я играл в Европе и никогда не слышал, чтобы там себе такое позволяли, но в России власти закрывали на подобные выходки глаза и расизм процветал. Доставалось не только мне – Веллитона тоже поначалу сопровождали самые обидные прозвища. По непонятным мне причинам, фанаты «Спартака» сделали меня виновным чуть ли не во всех бедах команды, а ведь я ничего криминального не сделал, я просто хотел играть в футбол!

В итоге я устал от этих «русских горок». Если поначалу у меня еще была мотивация оставаться в команде, вернуть себе место в стартовом составе, побороться с клубом за трофеи, то постепенно эти желания умерли. Я просто не хотел играть. Не было цели! Я знал, что какой бы уровень я ни демонстрировал, все равно в любой момент могу оказаться вне «Спартака»...

Слава богу, все это позади — сегодня я игрок «Палмейраса» и абсолютно счастлив. «Спартак» остался в прошлом...