ЛИЧНОСТЬ

ДМИТРИЙ ЛОСЬКОВ. Казалось бы, безнадежно сошедший с орбиты подмосковный «Сатурн» героически пытается вернуть себе законное место на турнирном небосклоне. Посильный вклад в общее дело вносит и 35-летний хавбек, отдавший до того десять лет «Локомотиву», но словно обретший в новой команде вторую молодость. Впрочем, профессионалы и прежде не сомневались: матерый Лось борозды не испортит…

НАЧНИ СНАЧАЛА

— Что русскому хорошо, а немцу смерть, Дмитрий?

— В Германии не жил и отвечать за другой народ не возьмусь. Меня в России все устраивает. Здесь мой дом.

— А Ребер так и остался тут чужаком.

— Думаю, главная причина в менталитете. Разные мы. Тяжело иностранцам у нас адаптироваться. Особенно западноевропейцам. Это и к стране в целом относится, и к футболу в частности.

— Если не считать Хиддинка с Адвокатом.

— Исключения лишь подтверждают правила. Должно быть, мы с голландцами больше походим друг на друга. Кстати, Дик прижился именно в Петербурге, построенном Петром Первым на манер Амстердама…

— Видимо, Саксония, где вырос Юрген Ребер, мало напоминает Подмосковье.

— У меня нет оснований сомневаться в профессионализме немца. Он поиграл за серьезные клубы бундеслиги — «Вердер», «Баварию», «Байер», тренировал «Штутгарт», «Герту», в «Сатурн» приехал после дортмундской «Боруссии»… Но, как говорится, не покатило. Хотя поначалу все вроде бы складывалось удачно. Ребер пришел в августе прошлого года, и первые матчи при новом тренере мы выиграли, взяв дома шесть очков у «Луча-Энергии» и «Томи». А потом случилась серия из семи игр без побед, которую удалось прервать, лишь дожав обреченный на вылет «Шинник». На финише чемпионата мы еще два матча свели вничью, и Ребер задергался. Принялся без конца тасовать состав, выпуская на каждую встречу по 3-4 новых футболиста. Когда нет стабильности, жди проблем. Неуверенность тренера мигом передалась команде, появился страх ошибки. Нельзя выходить на поле на дрожащих ногах и думать лишь о том, как бы не облажаться. Это уже не игра.

— У вас ее, по сути, и не было. Вскоре после прихода Ребера вы перестали попадать в основу.

— Пытался поговорить с тренером. Он отвечал, что футболисты должны больше бегать, перемещаться. Наверное, как Усэйн Болт. Мне же всегда казалось, что надо использовать сильные качества каждого. Я никогда не был спринтером, даже в молодости. Наивно думать, будто что-то изменится после тридцати. В конце концов мяч все равно летит быстрее…

— Не жалели, что, уходя из «Локо», предпочли «Сатурн» казанскому «Рубину»?

— Никто не гарантировал, что там я заиграл бы. Здесь была хорошая команда, показывавшая вполне пристойные результаты. В 2007 году под руководством Гаджи Гаджиева мы заняли в чемпионате пятое место, могли подняться выше, но в концовке не хватило везения. А, скажем, «Локомотив» в том сезоне остался седьмым. В Раменском работал Борис Игнатьев, играли ребята, которых я знал по сборной России — Дима Кириченко, Андрей Каряка. Ну, и последний аргумент в пользу «Сатурна»: не хотелось уезжать далеко от Москвы.

— Но МКАД вы так и не пересекли, лишь перебрались из одного конца Подмосковья в другой – из Баковки в Раменское.

— Из-за пробок на дорогах давно уже без особой нужды не суюсь в центр. Если только очень приспичит.

— А городская квартира у вас есть?

— Да, но давненько в нее не заглядывал. Месяца три, наверное.

— Сдаете?

— Зачем? Там живут мои старшие сыновья и Татьяна, бывшая жена. Летом стараюсь отправить детей на отдых, сейчас вот они три месяца провели в Болгарии, а к учебному году вернулись в город. Антон учится в третьем классе, Богдан через неделю пойдет в первый.

— Поведете?

— Традиция! Чтобы успеть к торжественной линейке, назначенной на десять часов, мне придется отсюда выезжать, наверное, в семь утра. Сыновьям удобнее: школа рядом с квартирой.

— А здесь вам клуб снимает коттедж?

— Нет, сам. Почему-то жилье арендуется только для иностранных футболистов. И служебные машины выдаются им. На российских игроков эти правила не распространяются. Даже любопытно.

— Так заведено лишь в «Сатурне»?

— По-моему, и в других клубах. По крайней мере, я ни разу не воспользовался дополнительными льготами.

— Скромность, Дмитрий, не всегда украшает.

— Мне не предлагали, а просить не люблю. В конце концов в состоянии сам оплатить аренду дома или покупку понравившейся машины. Собственно, так и делал до сих пор.

— Слышал, вы оставили все нажитое непосильным трудом прежней семье?

— По-вашему, надо было выгнать жену и детей на улицу? Мы же взрослые люди. Что нам делить?

— Значит, в тридцать три года начали с нуля?

— Можно и так сказать. Новый жизненный этап.

ПОЛОСЫ БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ

— Не слишком ли много сошлось в одной точке? Сперва развод, потом уход из «Локомотива», которому отдали десять лет жизни…

— Разве только у меня так бывает? Белая полоса, затем черная…

— Тогда вы и решили, достигнув возраста Христа, креститься?

— Никто на меня не давил, не подталкивал. Сам понял: надо что-то менять. У «Локо» есть знакомый батюшка, он дружит с Филатовым, Семиным, освящает раздевалку перед важными матчами. К нему я и обратился за помощью.

— Где все происходило?

— В церкви по соседству со стадионом. Если ехать в Черкизово со стороны Сокольников, она слева на взгорке.

— Полегчало после крещения?

— Думаю, определенный груз с плеч упал, я перевел дух, стал иначе смотреть на мир вокруг. Но уповать лишь на небеса глупо. В конечном итоге все зависит от человека. Да, был сложный этап, однако, верю, он остался позади.

Помню, «Локо» уже без меня в матче на Кубок России проиграл «Уралу». Я только ушел из команды. А потом в Екатеринбург поехал «Сатурн» и уступил с тем же счетом 1:2. Своеобразная эстафета получилась…

— И травму голеностопа вы привезли из «Локо» по наследству?

— Нет, надрыв связок заработал уже в Раменском. Точнее, в Перми. В предпоследнем матче чемпионата-2007 мы играли с «Амкаром», и вратарь хозяев Левенец рухнул на мою левую ногу. Хорошо, там тейп стоял… Пришлось просить замену. Правда, в заключительной игре, когда «Зенит» чемпионом стал, я вышел в стартовом составе, отбегал почти час.

Надеялся, в отпуске боль пройдет, но на первом же сборе в Кисловодске понял: чуда не случилось. Поехал в Германию на обследование. Там сказали: нужна операция. Я позвонил в клуб, чтобы посоветоваться с врачами, а те попросили не торопиться. Дескать, реабилитация может занять и месяц, и полгода. В «Локо» привык доверять мнению клубных медиков, поэтому не стал оперироваться, согласился подождать. Вдруг отпустит? В итоге промучился весь прошлый год. Постоянно тейпировал ногу и играл через силу.

Когда Ребер перестал выпускать меня на поле, дав понять, что кашу мы не сварим, я решил заняться здоровьем, нормально подготовиться к сезону, восстановиться и набрать форму. Честно говоря, не сомневался, что тренера уберут. Я ведь видел, как команда играла на сборах и начала чемпионат.

— Возникшая в межсезонье тема объединения с «Химками» добавила нервозности?

— Пресса шумела, а мы понимали: слияния не будет. Структуры слишком разные, вариант нереальный. Даже в голову его не брали.

— А отставки Ребера ждали только вы, Дмитрий, или другие игроки тоже пытались плавить немца?

— Как вы себе подобное представляете? Никто не подставлял тренера. Это журналистские домыслы. Настоящий профессионал не опустится до того, чтобы проигрывать сопернику, делая как бы назло. Есть ведь самоуважение, чувство собственного достоинства. Ребер спалился сам. Первые два матча в нынешнем сезоне «Сатурн» проводил против ЦСКА с «Зенитом» и уступил вчистую, пропустив пять мячей и забив лишь один. Знаете, что заявил тренер после поражений? Дескать, он и не планировал набирать очки, встречаясь с такими соперниками. Вот в третьем туре приедет «Кубань», с ней и сыграем. Словом, Ребер проиграл, не дожидаясь стартового свистка. Капитулировал до боя. Разве можно так думать и тем более говорить вслух? Зачем тогда выходить на поле? Проще сразу отдать три очка и не париться. Задача тренера заключается и в том, чтобы психологически настроить команду на победу, вдохнуть в нее веру.

Помню, в 2002 году «Локомотив» играл «золотой» матч с ЦСКА. Обычно Семин проводил установку по полчаса, а тут зашел в раздевалку, назвал состав и сказал: «На поле, ребята! Сегодня обязательно победим». В голосе Палыча и тени сомнения не было. Мы буквально полетели вперед! И впервые в истории клуба стали чемпионами страны.

— Напились на радостях?

— Шампанского хлебнули в раздевалке, искупали друг друга в нем. Нам через два дня предстояла игра в еврокубках, некогда было расслабляться. И в 2004-м отпраздновать победу толком не удалось, поскольку буквально на следующее утро я уехал в сборную России. А потом эмоции остыли, начался отпуск...

Впрочем, мы говорили о другом, о том, как много в успехе команды зависит от тренера, от его уверенности в себе и в футболистах. У Семина с этим был полный порядок. С Ребером чувство надежного тыла не возникало. Увы…

— Первый матч в нынешнем сезоне вы провели против московского «Спартака», когда «Сатурн» влетел со счетом 0:4.

— Нам еще повезло. Могло быть больше. Безобразная игра! Я вышел на замену в конце встречи, глянул на ребят и понял: кричи, кулаками маши — без толку. В глазах — пустота, безысходность, апатия…

АППЕТИТ ПРИХОДИТ ВО ВРЕМЯ ИГРЫ

— Тем удивительнее, что с приходом нового тренера «Сатурн» стремительно преобразился, сумев выбраться из подвалов турнирной таблицы и одержать несколько ярких побед.

— Не вижу ничего странного. Андрей Гордеев недавно сам был игроком, прекрасно понимает, как настраивать футболистов на борьбу. И что еще важно, он мыслит в одном ключе с командой. Хуже нет, когда тренер в лес, а остальные по дрова.

— Вам ведь приходилось прежде встречаться с нынешним наставником на поле?

— Ну да. Когда он выступал за московское «Динамо», а потом за махачкалинский «Анжи».

— Вы даже старше Гордеева по возрасту?

— А он — по должности. Поэтому прилюдно обращаюсь на «вы» и по отчеству — Львович. Никакого панибратства! Субординацию нарушать нельзя. Дисциплина в коллективе — святое.

— Многое изменилось в команде со сменой караула?

— Да все! Поворот на сто восемьдесят градусов.

— Значит, теперь уже не заставляют бегать наперегонки с Болтом?

— Просят больше думать на поле, голову включать, а не только ноги. У ребят глаза загорелись, они опять раскрепостились и заиграли в футбол, получая удовольствие от того, что делают. Это вам не «бей-беги»… Кураж появился. Зрители почувствовали перемену в настроении команды и стали возвращаться на трибуны. Раньше приходили три человека и свистели с первой до последней минуты. Кому приятно находиться в такой атмосфере? Стыдно было перед людьми, которые потратили деньги на билеты. А теперь никто не скажет, будто «Сатурн» отбывает номер. Да, без досадных осечек не обходится, но игроки бьются в каждом матче, и это все видят. Наконец-то голевую засуху прервали. После первых восьми туров у нас была разница -14 при восемнадцати пропущенных мячах и четырех забитых. Теперь статистику поправили, хоть и не до конца.

— А финансовые проблемы решили?

— Не в полной мере. Задержка по зарплате пока остается.

— Существенная?

— Примерно в два месяца. Но новый гендиректор Ефремов сразу сказал, что клуб не сможет погасить задолженность в момент, потребуется время. Мы с пониманием отнеслись к его словам. По крайней мере, это честно. Игорь Викторович не кормит «завтраками», как бывший начальник Жиганов, который только и знал, что обещать. Дескать, получите все со дня на день. В итоге бодяга тянулась месяцами. Зачем обманывать, если можно сказать правду? Сейчас руководство ничего не скрывает. И премиальные выплачивает исправно. Только выигрывай!

— Пока у вас на счету семь побед.

— Хочется еще. Аппетит нагуляли.

— Да и деньги, наверное, не лишние.

— Конечно. Футбол ведь для нас не хобби, а профессия. Я, например, зарабатываю себе этим на жизнь с января 1991 года, когда получил первую ставку в «Ростсельмаше».

— Восемнадцать лет стажа и почти четыреста матчей в чемпионатах России. Абсолютный рекорд!

— Кстати, только недавно узнал, что первое место по количеству проведенных игр теперь за мною.

— Об этом же много писали в прессе.

— А я почти не читаю газеты. Если только мнение специалистов. Дилетантские же рассуждения людей, видевших футбол с колокольни и ни разу толком не ударивших по мячу, мне без интереса. Обидно, что люди воспринимают эти оценки всерьез, верят им.

— Но вы и интервью редко даете.

— Вопросы ведь без конца повторяются. Какой прок твердить одно и то же?

— Вот и сайт ваш в интернете в нерабочем состоянии пребывает. При попытке открыть вываливается предупреждение, что это вирусоопасно.

— Правда? Интересная история! Впервые слышу. Никому не заказывал сайт, а сам ни за что его не создал бы, поскольку не дружу с компьютером. Терпения не хватает по клавишам стучать. Да и о чем писать? Биография моя известна. Родился в Кургане, учился в Ростовском спортинтернате, с 1997 года в «Локо». Мог раньше там оказаться, но руководство «Ростсельмаша», где тогда играл, уговорило остаться еще на сезон. Во второй раз Семин уже не отпустил меня из Москвы, сказав: «Сиди здесь, чтобы никуда не сбежал».

СУДЬБА ИГРАЕТ ЧЕЛОВЕКОМ

— А ведь в 1995-м вы едва не подписали контракт с донецким «Шахтером».

— Строго говоря, тогда все могло закончиться печально. Даже трагически. Не самые приятные воспоминания в жизни, должен сказать… Дело было так. Я приехал из Ростова в Донецк, чтобы встретиться с тогдашним президентом клуба Ахатем Брагиным. Мы пообщались в его загородной резиденции, а потом решили отправиться на стадион, где «Шахтер» принимал «Таврию». Я уже садился в «Мерседес» президента, когда подошел человек из его окружения и попросил пересесть в другую машину, чтобы ему поговорить с Ахатем по пути. Разумеется, я согласился. Мы чуть задержались в дороге и опоздали к стартовому свистку, матч начался, и Брагин, ехавший во главе кортежа, не стал ждать, пока припаркуются остальные автомобили, первым поспешив к служебному входу на стадион. В этот миг раздался сильнейший взрыв… Все заволокло дымом и пылью из цементной крошки. Тела погибших разметало в клочья. Я стоял в чужой крови и каких-то ошметках. Нас спасло, что бронированные лимузины приняли удар на себя, прикрыв от взрывной волны. Подбежали уцелевшие охранники, усадили в машину и поскорее увезли подальше от стадиона.

— Желание переходить в «Шахтер», думаю, отшибло у вас напрочь?

— Конечно, испытал шок. Не приведи господи пережить еще когда-нибудь подобное.

— Мистиком не стали?

— Как говорится, чему быть, того не миновать. Верю в судьбу.

— Но заранее ведь не угадаешь, как все повернется. Вы наверняка планировали закончить футбольную карьеру в «Локо»?

— Рассчитывал. Однако пришлось уйти из команды. Не по своей воле.

— А пересидеть Бышовца, как Ребера, не надеялись?

— Тренер заявил, что играть в основе не буду, перевел в дубль. Не самая большая радость в 33 года бегать с семнадцатилетними пацанами… Ради чего? А если бы Бышовца оставили еще на сезон? И вносить дополнительный напряг в коллектив я не хотел. А все шло к тому. Когда тренер не включил меня в заявку на очередной матч против «Спартака», несколько футболистов заявили, что из солидарности не выйдут на поле. Я попросил ребят не горячиться. В конце концов они защищают честь клуба. Словом, в той ситуации я посчитал, что уход из «Локо» снимет многие вопросы. Потом и Вадика Евсеева в «Сатурн» затянул.

— Как его здоровье?

— Проходит реабилитацию. 29 августа на две недели полетит в Германию. Этот сезон он закончил. Дай бог, в январе начнет тренироваться.

— «Сатурн» вроде бы предложил Вадиму контракт еще на год.

— На мой взгляд, очень достойный жест со стороны клуба.

— А вы о продлении пока не говорили, Дмитрий?

— До будущего лета время есть.

— Семин на днях опять обмолвился, что тема возвращения Лоськова в «Локо» может стать актуальной к следующему сезону.

— Ну, до 2010 года дожить надо! Зачем загадывать? Уверен, у Юрия Павловича все будет в порядке. Он строит новую команду, делает ставку на молодых, а я, сами понимаете, год от года становлюсь лишь старше.

— Тем не менее вам удалось предметно напомнить Семину, кто чего стоит, когда «Сатурн» в 12-м туре обыграл в Раменском «Локо» 2:0.

— Мы плелись в конце таблицы, нам очки были нужны позарез. Любого постарались бы обыграть, без разбора.

— И «Ростов» вы, Дмитрий, не щадите, регулярно ему забиваете, хотя могли бы сделать скидку по старой памяти.

— Да, почему-то так получается. И Дима Кириченко систематически огорчает бывших земляков. Видимо, на подобные матчи настрой особый.

— Кого люблю, того и бью? Среди последних пострадавших — Сергей Овчинников, покинувший пост главного тренера «Кубани», после того как его команда проиграла «Сатурну».

— На второй минуте у краснодарцев за игру рукой вне пределов штрафной удалили основного вратаря, а дублер, уверенно отстояв 80 минут, пропустил в концовке нелепый гол, потом хозяева сами себе привезли пенальти… Я разговаривал с Боссом перед матчем и после него. Что тут скажешь? Такова тренерская доля. Звучит банально, но справедливо. Кстати, Овчинников еще до игры чувствовал, к чему дело идет.

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА КРУГИ СВОЯ

— На базу в Баковке давно в последний раз заглядывали?

— Заезжал как-то. Но из игроков никого не видел, все разъехались после тренировки.

— Слышал, вы лишь с Сычевым из бывших одноклубников общаетесь?

— Там почти не осталось тех, с кем я играл. Состав существенно обновился за пару лет.

— А Билялетдинов?

— Сыч всегда был мне ближе. Так сложилось. Мы и последний отпуск вместе провели на Мальдивах. Веселая компания собралась — Самедовы, Карпович, Пименов, Евсеев…

— Злостно нарушали режим?

— Вели активный образ жизни — волейбол, теннис, плавание. Только перелет долгий. Впрочем, отдыхать — не работать. Хотя сейчас об отпуске думать не время. Чемпионат в самом разгаре.

— И в такой ответственный момент вы согласились примерить футболку «Локомотива»?

— Это же товарищеский матч, посвященный проводам Сергея Гуренко! 8 сентября игра. Сначала планировалось, что ветераны «Локо» встретятся с «Ювентусом» 90-х годов, но не сложилось. Видимо, из-за кризиса. Ничего, сыграем против сборной России прошлых лет. Из клуба мне уже звонили, спрашивали, какого размера форму заказывать. Я даже удивился: неужели забыли? Быстро! Посоветовал уточнить у Гришина, администратора, тот наверняка помнит. У меня за последние годы габариты не изменились. Кстати, говорил недавно с Гуренко, он поделился новостью, что возглавил минское «Динамо».

— Не удивились?

— Все к тому шло. Сергей был играющим тренером.

— А вы, Дмитрий? Не думаете последовать примеру?

— Лицензию надо получать, а сейчас действующим футболистам запретили параллельно учиться. Раньше можно было совмещать, а теперь лавочку прикрыли.

— Зато тренерам разрешили учебу, так сказать, без отрыва от производства. Вроде в сентябре набирается спецгруппа, которой еще до окончания чемпионата присвоят категорию Pro. По крайней мере, про Карпина так говорят.

— На то он и тренер «Спартака», чтобы быть исключением из правил.

— Как-то не по-доброму у вас это прозвучало.

— Почему? Констатирую очевидное. В конце прошлого сезона тоже ведь запускали ускоренные курсы.

— Словно летчиков в годы войны: взлет-посадка – и на фронт?

— Не берусь судить. РФС виднее. Знаю, учились Хапов, Аленичев, Юран, Тетрадзе, Никифоров, Ледяхов, Онопко... Хорошая банда, словом. По итогам избранным сразу дали категорию Pro. Видимо, заслужили.

— Гордееву сейчас тоже предстоит за парту садиться, чтобы от приставки и.о. избавиться.

— Не сомневаюсь, у Львовича все получится. Мне вообще по душе, что тренерский цех омолаживается за счет вчерашних игроков. Это безусловный плюс.

— И судейский корпус тоже помолодел. Но в результате лишь больше скандалов стало.

— Пришли новые арбитры, видимо, им нужно время, чтобы освоиться, привыкнуть. Пока сказывается недостаток опыта и авторитета. Заметно, что люди стараются, но порой перегорают, теряя нить игры. Хуже всего, если судья допускает ошибку в пользу одной команды, а потом начинает исправлять ее, прихватывая вторую. По большому счету, от человека со свистком требуется главное: не мешать играть.

— «Сатурн» в этом сезоне пострадал?

— Нас пока не брали в расчет, поэтому, наверное, и не трогали. Хотя после матча с «Москвой» Андрей Гордеев заявил, что судья ошибся, отменив якобы из-за офсайда наш чистый гол. Если бы счет стал 1:1, игра могла закончиться иначе… Нервный получился поединок, карточек много.

— А вас когда-нибудь удаляли с поля, Дмитрий?

— Я не жесткий игрок, но за длинную карьеру бывало. Пожалуй, самый памятный случай из матча Лиги чемпионов с «Монако» и финала Кубка России с ЦСКА. Я тогда уравнял составы команд, армейцы до того играли в меньшинстве…

— В чем главное отличие нынешней вашей команды от прежней?

— «Локо» приучил соперников уважать себя. На выезде нас частенько побаивались, отдавали инициативу. У «Сатурна» такого авторитета пока нет, никто даже в Раменское не едет обреченным. В каждом матче надо выходить на поле и биться. Но это и хорошо. Не расслабишься.

— Разве для человека, выигравшего на национальном уровне все, что можно, это стимул?

— Да, с «Локо» я дважды был чемпионом страны, становился серебряным и бронзовым призером, брал Кубок России, Суперкубок, признавался лучшим футболистом и бомбардиром сезона... Но напрасно думаете, будто победы мне приелись. И не было их давно, если честно. В конце концов бог троицу любит. Для полного счастья хорошо бы еще разок взять «золото». Почему бы нет? С футболом завязывать не тороплюсь, играть мне не надоело, здоровья пока хватает, молодым стараюсь не уступать даже на тренировках.

— Как, кстати, вас зовут в команде?

— Все так же — Лось. Считаете, пора к отчеству ребят приучать? Я — Вячеславович. Хотя в «Сатурне» сейчас семь человек входят в клуб «Кому за 30». Если каждого именовать по батюшке, некогда будет играть.

ОХОТА НА ВОЛКОВ

— А на лося с маленькой буквы с ружьишком ходили, Дмитрий? Вы ведь известный охотник.

— В этом деле есть куда более продвинутые спецы, нежели я. Отношу себя к любителям. Что касается сохатого, одного в прошлом году завалил. Правда, попался молодой, у него даже рога толком не выросли. Но и за ним пришлось немало по лесу побродить.

— К слову, читал, будто у вас одна нога короче другой.

— Да, правая. Сантиметра на три. Из-за давнишнего перелома. Если вы про охоту, это не помеха. Как и футболу. Я уже привык, ежегодно заказываю в Германии комплект специальных стелек на все случаи жизни — для бутс, беговых кроссовок, обычной обуви... На сезон хватает. И охотничий, и футбольный.

— Какой трофей в последний раз добыли?

— Весной ездил в Ярославскую область за глухарем. Скоро должны чучело изготовить.

— А на зверя покрупнее когда ходили?

— На волка зимой покупал лицензию, но не подстрелил. Несколько дней искали серого. Холод стоял дикий, минус 25 градусов. Думал, отморожу себе все. И с медведем пока не сложилось. В прошлом году трижды без толку сидел в засаде. Ничего, еще успею. Вот закончу играть, тогда.

— Русская охота без выпивки — пустое дело.

— Главное — норму знать, не увлекаться. Я себе не враг, не перебираю. Опять же о здоровье надо думать.

— А что за мелодия у вас в мобильном звучит? Никак не разберу. Какая-то застольно-брутальная.

— Помните, на Первом канале шел «Король ринга»? В нем участвовал Алексей Хворостян, исполнявший песню «Падали, но поднимались». Слова оказались созвучны моему тогдашнему настроению, и я забил ринг-тон в телефон. Надо сменить запись.

— Почему?

— Все, черная полоса прошла, новая началась. Жизнь продолжается!

Дмитрий ЛОСЬКОВ

Родился 12 февраля 1974 года.

Клуб: «Сатурн», Раменское.

Амплуа: полузащитник. Рост 178 см, вес 78 кг.

Карьера: выступал за «Ростсельмаш» Ростов-на-Дону (1991-1996), московский «Локомотив» (1997-2007). В «Сатурне» с июля 2007 года. В чемпионатах России сыграл 396 матчей – рекорд чемпионатов России, забил 114 мячей.

Достижения: чемпион России 2002 и 2004 гг., трехкратный серебряный призер российских чемпионатов (1999-2001). Трехкратный обладатель Кубка России (2000, 2001, 2007). Член Клуба Григория Федотова. Лучший бомбардир чемпионатов России (2000, 2003) и лучший футболист России (2002, 2003).

Сборная: за сборную России сыграл 25 матчей, забил 2 мяча.