СОБЫТИЕ ДНЯ. ФУТБОЛ. ОТБОРОЧНЫЙ ТУРНИР ЧМ-2010
ГРУППА 4. ДО МАТЧА РОССИЯ – ЛИХТЕНШТЕЙН ОСТАЛОСЬ 2 ДНЯ

На одной из первых тренировок в «Москве» главный тренер Миодраг Божович поинтересовался у игроков: если здесь есть москвичи, поднимите руки. Алексей Ребко был одним из четверых... За несколько дней до начала сбора национальной команды Алексей Ребко провел экскурсию для корреспондента «Советского спорта» по родным местам.

«ПОЛЕЙ СИНТЕТИЧЕСКИХ ПОНАСТРОИЛИ…»

Дом, где вырос Алексей Ребко, ничем не примечательный: обычная многоэтажка в частоколе себе подобных вдоль проспекта Буденного (расположенного в районе станции метро «Семеновская»). Его второй родной дом (и это не гиперболическое сравнение!) – стадион «Крылья Советов». Как говорит сам Алексей, здесь полдетства прошло – братья Ребко (со старшим, Андреем, разница четыре года) гоняли мяч с утра до вечера. Переехав в другой район Москвы, все еще ностальгирует по здешним местам…

– Вон, видите, забор, – начинает экскурсию Алексей. – Добротный такой забор. Но у меня перед глазами старая изгородь с дыркой. Мы всегда пролезали через нее. Теперь все отремонтировали, полей синтетических понастроили, мы о таких раньше и не мечтали… А вот, смотрите, это моя любимая «коробка». Какой была десять лет назад, такой и осталась.

Сбавляем шаг. На обитой деревом «коробке» ребята рубятся в «американку» – я-то думал, эта разновидность футбола давно вышла из моды. Завидев известную личность, молодые люди прерывают в изумлении игру.

– Ребят, а чем «коробка» хороша? Шли бы на синтетику! – заполняет повисшую паузу Ребко.

– А там за деньги…

Недолго думая, Ребко входит в игру, хоть и обут не по-футбольному. Свезло парням в этот вечер – получили мастер-класс от игрока сборной! Выяснилось, кстати, что они с Ребко из соседних дворов.

«МОСКВУ НА ПАРИЖ НЕ СМЕНЯЮ»

Для беседы присаживаемся тут же, у «коробки»…

– К последнему юбилею города на улицах расставляли билборды с цитатами от знаменитостей на тему: какую Москву вы любите? А какая по душе Алексею Ребко?

– Люблю Москву после победы. Едешь по городу – и замечаешь только хорошее. Люди симпатичные, все в розовом цвете.

– А в обычные дни?

– Напрягают неприветливые лица. И те, кто нам статистику правонарушений ухудшает. А еще пробки. Но я, наверное, не смогу жить ни в каком другом городе мира. Москва – мой город, и я очень люблю его. Еще в детстве много поездил – Париж, Венеция… Не то. Я допускаю такое развитие событий: подписываю контракт с западным клубом; но если даже уеду, то только играть, а не жить.

– Родители отдали вас с братом заниматься футболом. В семье сильны спортивные традиции?

– Да нет, наша семья – обычная, заводская. Папа просто фанат футбола, и все. Родители до сих пор работают на заводе, который выпускает двигатели для самолетов. Сколько им предлагал: «Может, хватит? Поберегите здоровье-то». Не слушают. Ну нравится им вставать каждый день пораньше – и в цех!

– Вы росли, догадываюсь, в скромном достатке.

– У меня не существовало проблемы новых ботинок, потому что они мне были не нужны. Есть пара в школу ходить – и здорово. Есть кеды в футбол играть – тоже хорошо. Поесть и попить всегда было. Это – счастливое детство, потому что все время с мячом. Я не помню очередей, роста цен, путчей… Зато помню улицу, приятелей из двора и наши матчи на «коробке» во время учебного года.

– А летом?

– На все три месяца меня отправляли к бабушке, в Рязанскую область. Помню, как мы с ребятами обустраивали поле на пустыре и сооружали ворота. Идешь в лес с топором, ищешь сосенку потоньше, вот тебе и штанга. А распорядок дня был такой: с утра на речке, вечером – футбол. Вот где жизнь беззаботная!..

«ПЕРВАЯ СТИПЕНДИЯ – 500 РУБЛЕЙ»

– Как вы оказались в «Спартаке»?

– Я играл за «Трудовые резервы». Когда мне было 12 лет, приметил спартаковский тренер Кечинов. Он переговорил с отцом, и я стал заниматься в классе тренера Буренкова.

– Факт: в первый класс набирают сплошь москвичей, в выпускном их практически не остается. В чем причина?

– Каждый класс в спартаковской школе – сборная России в миниатюре. К новому учебному году подвозят лучших ребят из всех регионов страны. И ты должен выдержать этот конкурс. Отсеивали в массовом порядке – это, можно сказать, закон джунглей, естественный отбор. Но все честно.

– Неужели в спартаковской школе не было, как в народе выражаются, «блатных»?

– Были, куда без них. Блатные тренировались и в группе нашего года, но их никогда не подпускали к играм. Обеспеченные родители не хотят, чтобы чадо по дворам шлялось, пристраивают в «Спартак», потому что место престижное. Но толку от этого нет – те, кто сильнее как футболисты, проходу блату не давали.

– На что тратили стипендию старшеклассника?

– Нам было по 14 лет. Сначала клуб выплачивал 500 рублей в месяц, а потом целых сто долларов… Шли в Сокольнический парк и пили кока-колу из больших бутылок. Девчонки? Да какие в то время девчонки!..

– Добрая традиция спартаковских школьников – зимой прицепиться сзади к трамваю – и до конечной.

– У любого нашего воспитанника спросите – все ездили на пятках. Адреналинчику на тренировках, наверное, не хватало.

– С чем можно сравнить ваше состояние, когда Олег Романцев в 2002-м оторвал вас от учебы и с ходу включил в основу?

– Шок, шок! Подробности первого матча помню очень смутно, но сердце как билось! Олег Иванович что-то говорит мне перед выходом. Я подхожу к кромке поля и встречаюсь взглядом с парнями из школы, все они на год старше. Их глаза были полны ужаса, не сказал бы, что зависти. В тот день они подавали мячи…

– С командой ребят 85-го года рождения, которые старше вас на год, связана какая-то детективная история.

– Да, все лучшие каким-то образом очутились в киевском «Динамо». Алиев, кстати, из той компании, и до сих пор в Киеве. Классный футболист, но в школе Алиева побаивались – характер был своенравный.

«БЫСТРОВ НА ПОЛЕ НЕВЫНОСИМ»

– Правда ли, что Миодраг Божович как-то бросил на тренировке: «Будем играть, как колхозники»?

– Ха-ха, эта фраза вырвана из контекста. Дело было так: Миодраг спросил, кто из нас родился в Москве. Руки подняли четверо: Самедов, Тарасов, Набабкин и я. «Как москвичи будем играть позднее, а начнем как колхозники», – сказал Миодраг. Юмор такой, понимаете? Он дал нам понять, что не до эстетики пока, придется за очки биться...

– Биться… Слышали, наверное, спартаковские болельщики после августовского матча (2:1 в пользу красно-белых. – Прим. ред.) костоломами вас дразнят?

– Я не понимаю почему. Кто называет нас костоломами, дальше своего носа не смотрит. Я не знаю, видно ли это на видеозаписи, но до сих пор перед глазами эпизод: Веллитон бьет в лицо Самедову, у Саши губу раздувает, кровь идет. Тот же Самедов освобождается от мяча, а Паршивлюк через две секунды въезжает ему в ноги, можно сказать, исподтишка бьет. Когда их игрок лежал на поле и мы мяч выбили, спартаковцы некрасиво себя повели – мяч нам отдали с тем расчетом, чтобы в следующую секунду «накрыть». И кто после этого костоломы?

– Вам же многие ребята в «Спартаке» знакомы. Почему не нашли общий язык?

– А я им кричал: «Вы что делаете?!». Сделали вид, что не слышат. Вроде мощная, классная команда. Ну так ведите себя посолиднее…

– Впечатлила ваша стычка с Быстровым. Вы же с Володей в «Спартаке» были друзьями.

– И остаемся ими. С Быстрым приятно на досуге общаться, но на поле он невыносим. На судей давит, на соперников. Когда возникла стычка, я схватил Кариоку, чтобы успокоился. Тут же Вова подскакивает, с силой меня хватает. Я ему: «Убери руки!». А он: «Тогда оставь в покое Кариоку!». В общем, нормальная такая мужская разборка.

Если честно, в «Спартаке» я от Вовиного стиля тащился. Он переживает за каждый эпизод, бьется до конца с любым соперником. Что сказать, тяжело теперь будет «Спартаку» без Вовы.

– Божович говорит о бывших спартаковцах в своей команде: они все хотят что-то доказать.

– Я точно знаю: мы с Димоном Тарасовым ничем не хуже Кариоки. И ничуть не хуже Алекса. И вообще, почему я произношу «не хуже» – мы лучше! В этом сезоне мы дважды обыграли «Спартак», а они нас – всего раз. Мы объективно лучше.

Но «Спартак» остается «Спартаком». Когда я рублюсь со «Спартаком», помню, что это моя родная команда. А когда встречаешься с родными, надо быть в полном порядке.

«БОЖОВИЧ НЕ ЛЮБИТ «ХИХАНЬКИ-ХАХАНЬКИ»

– Божович обмолвился: «Побольше бы москвичей играли в «Москве».

– Это только красивые слова. Москва и москвичи – это все лирика, которая к футболу отношения не имеет. Футбол – бизнес; играют сильнейшие, откуда бы они ни приехали. Я не против иностранцев, которые превосходят по мастерству доморощенных. Но настоящих звезд – единицы! А когда я начинал в «Спартаке», туда таких ребят привозили, что мы смеялись сквозь слезы. Помню, с пацанами поражались селекции руководства: «Что же они творят?! Изничтожают нас морально!». Приезжали заморские «кудесники мяча», которых дублеры одной левой делали. При этом зарплаты, сами понимаете, были несопоставимые.

– В том, давнишнем «Спартаке» был раздрай. Сила нынешней «Москвы», по словам Божовича, в единстве.

– Это он в точку. Когда мы вместе, с нами трудно справиться. Если только «Рубин» обыграл нас по делу, и то мы наделали детских ошибок, что редкость.

– Божович импонирует публике: приветливый, любящий пошутить человек...

– Как бы у вас, журналистов, не сложился неверный портрет нашего тренера. Не припоминаю, чтобы он шутил, когда кипит работа. Не любит он «хиханьки-хаханьки». Пример: перед матчем с «Томью» (0:0. – Прим. ред.) на всех нас надели датчики. У всех было хорошее настроение. Но ребятам, которые не сумели показать приличные результаты во время занятия, хорошенько так досталось.

– Многие считают, что Божович рано или поздно уйдет в топ-клуб.

– И он этого заслуживает. Действительно хороший тренер. Божович, кстати, не склонен удерживать игроков, которые получают выгодные предложения. Так во всяком случае было с Бракамонте.

– С уходом аргентинца у «Москвы» изменилась тактика: стало меньше забросов вперед.

– Не замечал, чтобы мы придерживались такой тактики. Длинный пас на Браку просто один из вариантов, особенно когда идет прессинг со стороны соперника. «Спартак», к примеру, не реже так поступает: когда Штранцль или Иранек не знают, что делать, идет «диагональ» вперед на Веллитона. Все время слышу: «Крылья» играют на Коллера – он высокий. И как будто не замечают, что у самарцев получше многих организована комбинационная игра внизу.

– «Москву» можно назвать чемпионом?

– Если судить по критерию цена – качество, мы точно первые. Клуб никого не приобретал, а команда держится среди лидеров. Мы – наглядная иллюстрация закона: играют не деньги, а люди. Главное – добиться сыгранности, а для этого необходимо время. Чем мне нравился ЦСКА Газзаева – команда собиралась несколько лет по кирпичику, в результате оборона стала непроходимая. Сейчас, правда, у армейцев что-то разладилось немного.

«ХИДДИНК ЗАМЕТИЛ МЕНЯ В «МОЛОДЕЖКЕ»

– Истории о вызовах в сборную все одинаковые: «Сначала позвонил Бородюк…».

– Так всегда. Звонит Александр Генрихович и спрашивает: «Готов? Молодец. Ждем».

– О вас некоторые специалисты говорят: любимчик Хиддинка.

– Пусть говорят. Я скептически отношусь к таким специалистам.

– Но, согласитесь, это было странно: Хиддинк начал вызывать вас в сборную, когда вы были в статусе запасного в «Спартаке».

– Как мне рассказывали, Хиддинк отметил меня в играх за молодежную сборную, а не за «Спартак». Гус не только меня похвалил, но и Таранова, моих друзей Торбинского и Шишкина.

– Общаетесь с бывшими одноклубниками?

– Нас раскидало по командам, но это не отражается на отношениях, разве что видимся реже. Были недавно на свадьбе у Шишкина. Здорово погуляли.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Алексей РЕБКО

Полузащитник

Родился 23 апреля 1986 г. в Москве.

Рост 178 см, вес 65 кг.

Воспитанник ДЮСШ «Спартак».

Карьера: «Спартак» (2002–2007), «Рубин» (2008). В ФК «Москва» с 2008 г.

Дебютировал в премьер-лиге в возрасте 16 лет 78 дней, став самым юным участником чемпионатов России. Призывался в сборную России, не провел ни одного матча.

Связанные материалы: