ЛИЧНОСТЬ

ВАДИМ ЕВСЕЕВ. Участие сборной России в стыковых матчах за право поехать на чемпионат мира – повод для встречи, звено всем известной цепи: «стыки» – Уэльс – Евсеев. Но разговаривать не столько об этом собирались, сколько о дне сегодняшнем – о «Сатурне» и Ребере, Гордееве и Овчинникове...

Евсеев, руководствуясь принципом: «Если соглашаюсь на интервью – выкладываю всю правду», любопытство журналистское утолил. Назначив встречу в родных Мытищах, с присущей только ему иронией без утайки рассказал, как один немецкий тренер кричал от бровки «Fuck off!», чье это было предложение поставить Гордеева во главе «Сатурна» и почему разошлись их с Боссом пути.

«КТО ВОЗЬМЕТ НА РАБОТУ БЫШОВЦА, ПОЛУЧИТ ОТ МЕНЯ ПОДАРОК»

— Журналисты в каждом большом интервью об Уэльсе спрашивают?

— Начнем с того, что я не помню, когда последний раз большое интервью давал. Так, чтоб за жизнь. Уэльс? Я просто внимания не обращаю. Прошло и прошло. Да, гол важный, матч важный… Но это было шесть лет назад. Шесть! Вполне достаточно, если кто-то иногда вспоминает. Большего не надо.

— Признавались: «Жаль, что окружающие считают — во мне много негатива. Вспоминают то, что я сказал в камеру после матча с Уэльсом. Некоторые до сих пор думают, что я использую нехорошие слова». А что, разве не используете?

— Где, в быту? Нет. На поле – случается, но в жизни я вообще не ругаюсь. С кем, зачем? Раньше, если на трассе подрезали, мог выскочить из машины, разобраться с обидчиком. Теперь уже не могу. С возрастом спокойнее становлюсь. Сам это чувствую. Наверное, у всех так. С годами что-то переосмысливается…

— Вы и на прошлогоднем чемпионате Европы успех сборной России предсказывали и недавно почти угадали, сказав, что в Кардиффе 2:1 выиграем. Интуиция?

— Просто чудо. Везет и все.

— Глядишь, еще раз повезет, и выход сборной на чемпионат мира предскажете…

— То, что Азербайджан обыграем, – даже не обсуждается. И в ЮАР поедем, да. Пусть через стыковые матчи, но поедем. Заслужили. Россия, насколько знаю, на 6-м месте в мировом рейтинге идет? Ну вот, видите…

— Вы играли в сборной, но результатов таких не было. Игры такой не было…

— Потому что Хиддинка не было. При нем все изменилось. Я, правда, не согласен с теми, кто говорит: «Хиддинк наш футбол поднял». Он наших футболистов поднял. Профессиональное отношение к делу, свобода, одна команда — одни права… До Хиддинка в сборной к разным игрокам по-разному относились. Скажем, при Ярцеве молодых всегда старались на базе оставить. Хотя ветераны по домам разъезжались... Меня тоже не отпускали как-то. Я сам уехал. Без последствий и лишних разговоров.

Когда Ярцев перед чемпионатом Европы один выходной дал и разрешил в город съездить — праздник был сумасшедший. При Хиддинке этот праздник каждый день – сборная живет себе в центре Москвы, в гостинице, кто куда хочет, туда идет, все доверительно… И результаты доказывают — кнут-то, оказывается, нашим футболистам не нужен.

— «Не будет Хиддинка — не будет команды», – Аршавин говорит. Присоединяетесь? Нужно нам во что бы то ни стало оставлять голландца на этом посту и после отборочного цикла ЧМ-2010 или?..

— Если есть шанс оставить – я только «за». Но уйдет Хиддинк, искать кого-то на стороне не стоит – у нас есть тренеры, которые могут достойно его заменить. Бородюк, Корнеев. Люди адекватные, давно в сборной работают. Тут важна преемственность. И чтоб не было подковерных игр. А то как теплое место освобождается – звонит какой-нибудь бышовец, и пошло-поехало. Кстати, еще раз официально заявляю: кто возьмет на работу Бышовца, получит от меня подарок. Какой? Сюрприз!

— С Хиддинком совсем немного поработали. Не жалеете, что после сентября 2006-го в сборную больше не вызывались?

— Нет, а чего жалеть? Если футболист хорошо играет, Хиддинк его обязательно вызовет. Видимо, я просто был недостаточно хорош. Но сам на этой теме никогда не зацикливался. Пригласили – поехал, нет – выходные с семьей провел, отдохнул. Тоже здорово.

— Хиддинк признает тот факт, что у команды большие проблемы с защитниками. В этом плане, как считаете, есть шансы в сборную вернуться?

— Ага, в ветеранскую…

НЕМЕЦКАЯ ГЛУПОСТЬ

— Когда говорят: «иностранные тренеры в России» — ваша первая ассоциация?

— Муслин, наверное. Отлично мы с ним в «Локомотиве» сработались. Впрочем, вопреки слухам, у меня и с Ребером особых проблем не было. Европейский тренер, правда, со своим видением…

— Лоськов, только с немцем познакомившись, оценку дал: «Нормальный дядька…».

— Даже отличный. Другое дело – что за тренер. Но об этом результаты должны говорить.

Помню, меня сразу вызвал: «Ты хороший футболист, но играть не будешь. Скорости нет». Вопросов нет, стал за дубль бегать. В восьми матчах забил, кажется, девять голов. Скорости, наверное, не было, поэтому и забивал…

Для Ребера скорость — это все. Скорость, скорость и еще раз скорость – главный девиз. Он мечтал, чтоб в «Сатурне» одиннадцать Ковелей на поле выходило. Не понимая, что тогда им еще нужно каждому по голове Эйнштейна приставлять. Иначе, как они в футбол играть будут? Не легкая атлетика все-таки…

— Еще Ребер потрясающе бегал кроссы с игроками…

— Это не он с игроками, это мы с ним. Одному, видимо, скучно было – вот он нас и подключал. Бывало, по полтора часа бегали! Ребер — впереди всех…

— Прошлым летом, еще до Ребера, вы были уверены – в «Сатурн» приходит Дзаккерони...

— Так я его сам видел своими глазами — на трибуне сидел. Ребята говорили — и на базу приезжал. Нам даже объявить успели: «Дзаккерони – в «Сатурне», точно». А потом – тишина. Я так понял – по цене не сошлись. Видимо, слишком мало просил.

— То есть?

— А вы что, не понимаете? Команде дают бюджет на год. Например, как у нас в прошлом сезоне было – 60 миллионов долларов. Если мы только 40 тратим, то в следующий раз нам скажут: «А зачем вам 60 миллионов? Вы их все равно не выбираете. Давайте мы вам 40 дадим». Руководству зачем такой расклад?

Вот и получается, Ребер больше, чем Дзаккерони, попросил, его и взяли. Парадокс, да. Просто у нас тогда в команде ну очень много денег было…

— С Дзаккерони хотелось поработать?

— Да мне и с Ребером хотелось! Главное, чтобы тренер иностранцем был.

— Что-то вас в немце раздражало?

— Да ничего меня ни в ком не раздражает! Я под всех тренеров подстраиваюсь. Это Лоськову не нравилось, когда мы по кругу бегали и в ладоши хлопали – Ребер говорил, что это упражнение команду объединять должно. Хотя чего там объединять? Коллектив и так был отличный. Как в «Локомотиве» при Семине. Но Ребер требовал – бегайте, хлопайте. Димон по этому поводу злился, я — нет. Надо, так надо.

— Но это ведь глупость?

— Глупость. Немецкая. Но, наверное, мы у немцев войну и выиграли потому, что они такие глупости придумывают.

«ЕСЛИ МНЕ ОВЧИННИКОВ НЕ ЗВОНИТ, ПОЧЕМУ Я ДОЛЖЕН ЭТО ДЕЛАТЬ?»

— Самое большое удивление за время работы с Ребером?

— Ребер ничем не удивил. Удивил Жиганов. Вызвал в начале года: «Подыскивай новую команду. У нас на тебя денег нет». Я говорю: «Нет, так ищите. Я-то тут при чем?».

А до этого собирался всем на десять процентов контракты уменьшить. Кризис, мол. И мне предложил. Я в ответ молчу. Тогда до Жиганова дошло, какую глупость сморозил. Контракт – не просто бумажка, его соблюдать нужно. Больше с такими предложениями не подходил…

— Но и в «Сатурне» вас не видел — на первый сбор с «Кубанью» отправились…

— Мне Олег Терехин позвонил: «Хотим пригласить тебя на просмотр». Терехин, Овчинников, Андрей Семин… Наверное, эти люди так плохо меня знали, никогда на поле не видели, что им вдруг потребовалось 33-летнего Евсеева просматривать…

Ничего, поехал. Провел с командой целый сбор. Кстати, хочу тренерам «Кубани» спасибо сказать – хорошо меня погоняли. Это уж без иронии.

— Овчинников по этому поводу говорил: «Евсеев к нам приехал толстый, я его неплохо к сезону подготовил».

— Что толстый был – сказки, а насчет подготовки – правда. Овчинников «Кубань» по юрьпалычсеминской программе готовил, и я этот «фундамент» вместе с ними заложил. Две недели отлично поработали.

— Вернувшись со сбора, ждали звонка…

— Но так и не дождался. Ни от Овчинникова, ни от Терехина. В итоге, спросив разрешения у Жиганова, на второй сбор отправился с дублем «Сатурна». Где тренером был Андрей Львович Гордеев. Ему-то меня просматривать не требовалось…

С дублем и в Москву вернулся. Дней за десять до начала чемпионата опять Жиганов вызывает: «На последний сбор едешь с основной командой». Я только спросил: «Это чье решение: тренера или ваше?». – «Мое». – «Но Ребер говорит, что я ему не нужен…». – «А я скажу, что нужен».

После этого в чемпионате при Ребере отыграл все матчи — от начала до конца! И разговоров — «Евсеев – нескоростной игрок» — больше не слышал. Видимо, появилась скорость откуда-то...

— Ребер потом кричал: «Это я вернул Евсеева!».

— Мне все равно, кто меня вернул – Ребер или Жиганов. Вернули и отлично.

— И все-таки, почему с «Кубанью» не получилось?

— Самому интересно. Сам не в курсе до сих пор.

— Когда узнали, что друг Овчинников уволен, как отреагировали?

— Ну, уволен и уволен, мне-то что? Звонить, поддерживать? Так если он мне не звонит, почему я это должен делать? Набрать, спросить – как дела? Так я и без этого знаю, как у него дела. Видел по телевизору сюжет – в ВШТ теперь учится…

— Похоже, обида после кубанского просмотра все же осталась?

— Осталась. Думаю, можно было элементарно взять телефон, набрать мой номер и сказать: «Вадим, извини, ты нам не подходишь». И объяснить причину. Например, по деньгам не подхожу. Или как мне Бышовец сказал когда-то: «Я строю новую команду и тебя в ней не вижу». Ничего этого не было. Я все из прессы узнавал…

«COME ON!» И ПАМЯТНИКИ АГЕНТАМ

— После «Кубани» и дубля возвращались в основу «Сатурна» – доказывать?

— Вот все почему-то так думают… Кому и что я должен был доказывать? Реберу? Жиганову? Я просто вернулся и все. Причем, когда еще на сборе с «Кубанью» был – чувствовал, что вернусь. Поехал, помню, к «Сатурну» в гости, у нас отели рядом находились – и в холле застал Ребера с Тряпкиным, начальником команды. Подошел и сказал: «В первом туре увидимся!». Ждите, мол, обратно. Тряпкин мне до сих пор тот разговор припоминает…

Я спокойно вернулся и спокойно стал играть. И ни у кого не просил объяснений – почему вы меня тогда убрали, а теперь вернули? Зачем? Кому нужно и без этого знали, что Евсеев – игрок хороший.

Мне не нужны были долгие объяснения, хорошие отношения… Я что, девушка, чтобы отношений требовать? В конце концов у меня отношения не с тренерами, а с футболом. Я футбол люблю, люблю играть – за основу ли, за дубль…

— «Мне говорили, что на поле его соперники боятся – это же здорово!» — восхищался вами Ребер в начале года…

— А раньше ему об этом не говорили? Смешно… Мне кажется, в клубе просто были люди, которые банально капали Реберу на мозг. Вовремя сливали «нужную» информацию. И ладно бы — Жиганов. Многое там, представляется, от Галямина шло. Человек, создавший в Раменском «команду в команде» – «Сатурн-2». Со своим бюджетом, своим руководством… Аферисты, честное слово!

— Когда Ребер после разгрома от «Спартака» на игроков с критикой обрушился – «Непрофессионалы!», как в команде к этому отнеслись?

— А как мы должны были отнестись? Удивиться? Удивлялись, когда стартовый состав методом тыка определялся. Чтоб никого не обидеть. Удивлялись, когда на предматчевых установках слышали: «Come on!». Или «Fuck off!» — от бровки. Для связки слов. Футболист, выходя на поле, должен знать, что ему там делать. Надо наигрывать комбинации, действия в обороне… Но Ребер говорил: «Вы и так все знаете. Come on!».

— Отставка напрашивалась, Ребер, однако, уходить не спешил…

— Обычная практика — тренер деньги считает. В контракте прописано: если сам уходишь – никаких выплат не будет. А если клуб увольняет раньше срока – неустойка положена. Агентам за такие контракты надо памятники ставить!

— Кински прогнозировал: «Вылетим, если Ребер не уйдет…».

— Насчет вылета я не думал – впереди еще много игр оставалось. Но борьбу за выживание предполагал. Кстати, получается, если бы Ребер остался, две подмосковные команды вылететь могли? Во как…

— В итоге и Ребер ушел, и Жиганов…

— С Жигановым у нас при всех нюансах нормальные отношения были. Да, он, может, где-то ошибался, неверные решения принимал… Ничего не поделаешь — человек хоть и спортивный, но нефутбольный.

Единственный момент, который действительно удивлял – это, как он деньги тратил. На какие-то вещи ничего не жалел, а премиальные всегда со скрипом выбивались. Я в раздевалке пытался что-то говорить, но он делал вид, что ничего не слышит.

— Кому теперь Ребер «Come on!» кричит, знаете?

— Туркам. В газетах писали. Слышал еще, Муслин на Кипр подался. Не могу узнать только – Бышовец тренирует кого-то? Нет? Как же так…

— Из тренеров, с кем доводилось работать, чья безработица вызывает больше вопросов – Ярцева, Эштрекова или Бышовца?

— У меня вообще вопросов нет. Ярцев сам еще в футбол играет, зачем ему тренировать?

— На Эштрекова одно время обижались…

— Время проходит, начинаешь по-другому смотреть на некоторые вещи. Да, неприятно было видеть, как при Эштрекове — он уже главным был – Семина в локомотивскую раздевалку не пускали. Главное, все это на моих глазах происходило. Стоял Эштреков, через два метра охранник и Семин. Охранник Палычу втолковывал: «Извините, нельзя». А Эштреков просто отвернулся. Но теперь я думаю, может, это и правда – не в его власти было…

— Так ведь и с Бышовцем со временем примиритесь?

— Нет, тут время не властно. Этого человека я не прощу. Ни-ког-да.

— Кому-то еще в российском футболе руки не подадите?

— Мы когда с Радимовым встречаемся, всегда этого человека вспоминаем – господин Марущак такой (экс-глава КДК РФС. – Прим. авт.). Вот ему бы руки не подал. Хотя и в лицо-то особо не знаю…

«ТОЛЬКО НЕ ГАЛЯМИН»

— Гордеев в «Сатурн» пришел, и команда, забыв все уроки немецкого, впечатляющий рывок совершила…

— Если Ребер лишь говорил о профессионализме, Андрей Львович на деле показал, как нужно работать. Все объяснил — куда бежать, зачем… Над тактикой поработали, комбинации наиграли — и результат пришел.

Гордеев изначально не ставил себя выше нас, выше коллектива. Это Ребер с ходу заявил: «Будем «физикой» заниматься!». И на восемь дней на базе запер. Хотел сразу показать, кто он, а кто мы. Гордеев после назначения правильные слова сказал: «Продолжаем работать. Потихоньку будем выходить из этой ситуации все вместе». То есть не стал кричать: «Я тут тренер, а вы никто!», а просто настроил на рабочий лад. И этим сразу поднял свой авторитет в глазах команды.

Кстати, с его назначением интересная история вышла. С господином Ефремовым (гендиректор «Сатурна». – Прим. авт.), когда он еще в федерации футбола Мособласти работал, много раз вот так же сидели за этим столом, пили чай, разговаривали. У него офис в соседнем здании. Когда снимали Жиганова, Ефремов мне позвонил и долго расспрашивал – как дела в команде, то, се… Я сначала не понял – зачем ему? Когда спросил напрямую, Ефремов ответил: «Возможно, мы скоро будем работать вместе». Уже вечером перезвонил: «Все, меня назначили. Завтра увидимся».

Так вот – о Гордееве. Сняли Жиганова, Ефремов игроков собрал – меня, Лоськова, Тони… Поговорить, как дальше жить будем, работать. Кински с главного начал: «Тренера нужно убирать». Гендиректор согласился: «Это понятно и даже не обсуждается. Но могут возникнуть чисто технические проблемы. Какое-то время придется подождать». Я поинтересовался: «Ребер уйдет, кто вместо него?». Прозвучали имена – все люди были из «Сатурна». Мы об одном попросили – только не Галямин. А потом я предложил: «Слушайте, почему бы не попробовать Гордеева из дубля? Сам у него полгода отыграл. И молодые ребята им довольны…». Ефремов: «Хорошо, подумаем».

На следующий день сообщили – Ребер ушел и представили нового главного тренера – Андрея Львовича Гордеева. Быстро, однако, Ефремов все технические проблемы решил…

— То есть Гордеев – ваша креатура получается?

— Ефремов тоже об этом думал. Просто я первым озвучил.

— Гордеев спасибо не говорил?

— Мне? За что? Насколько знаю – ему вообще в дубле нравилось…

— По имени к молодому тренеру обращаетесь?

— Нет, Андрей Львович. И на работе, и в быту. Мне так удобнее.

«ЖЕНА ЧАСТО ГОВОРИТ: «А ВОТ ЕСЛИ БЫ В «РУБИН» ПЕРЕШЕЛ…»

— Вас и Лоськова с периодичностью продолжают в «Локомотив» сватать. Вот-вот, мол, вернуться должны…

— Кто сватает опять же? Вы, журналисты. Заголовки броские, то, се. Но мы-то с Димкой реально смотрим на вещи.

— Ну, а если не игроком? Хотелось бы вернуться?

— Потом? После окончания карьеры? Почему нет? Все может быть. Надо же чем-то заниматься. Могу в родных Мытищах спорт поднимать, могу в тренеры податься, в «Локомотив» вернуться могу… С Наумовым вот не был знаком, но встретились после игры «Сатурна» с «Локо», он сразу: «Давай приходи, пообщаемся, футбол вместе посмотрим. Стадион-то у нас весь в твоих фотографиях…». Подтрибунные помещения — имеется в виду.

— За «Локомотив», кстати, в чемпионской гонке болеете?

— За «Рубин». Хочу, чтобы команда Бердыева второй год подряд чемпионом стала. Для казанцев это будет действительно большой успех – удержаться на вершине гораздо сложнее, чем взобраться на нее.

— Титов пару лет назад говорил: «Из Евсеева все спартаковское так и прет».

— Я навсегда останусь спартаковцем. Всю жизнь буду переживать за эту команду. Хотя бы потому, что «Спартак» меня воспитал.

— Но в чемпионской гонке болеете за «Рубин». Нестыковочка…

— Давайте так, в матче «Спартак» — «Рубин» мои симпатии на стороне красно-белых. Но золото пусть выиграет «Рубин». А вообще я сегодня за «Сатурн», если что. Болеть – это болеть, а работать — это работать…

— Вас ведь Бердыев звал в свое время?

— Был серьезный разговор. И в принципе я склонялся к этому варианту. Но в итоге оказался в «Сатурне». Как это получилось – у агента даже не спрашивал. Мне главное было уйти из «Торпедо», а куда – в «Сатурн» или в «Рубин» — по большому счету все равно. Предложения были равнозначными – и по финансовым условиям в том числе. Я так и сказал: «С кем договоришься, туда и пойду». Агент договорился с «Сатурном».

— А если бы с «Рубином»? Российское золото, Лига чемпионов… Перспективы!

— Мне жена тоже об этом часто говорит. Отвечаю: «Если бы да кабы…». Ну, перешел бы я в «Рубин», кто знает, как бы у меня там сложилось? И сложилось бы вообще? Тем более Бердыев меня не в оборону брал, а в центр поля – опорником. Говорят, понравилось, как я на этой позиции в «Торпедо» играл. Но у «Рубина» в полузащите и без меня порядок был. И сейчас порядок.

Нет, сам я ни о чем не жалею. И потом, пришел бы я в «Рубин» — стали бы казанцы чемпионами? Тоже ведь не факт.

— Не обиделся Бердыев, получив отказ?

— Думаю, что нет. Я ведь не стал юлить, сразу все объяснил: «У меня есть два предложения – буду выбирать». Он только заметил: «Сатурн» у нас Лоськова увел. Очень бы не хотелось, чтобы и тебя увели…».

— Вы и в «Спартак» могли вернуться — в 2004-м…

— Мог. Встречался с Перваком и Старковым. Предложили условия. Очень хорошие. Намного лучше, чем в «Локомотиве». Сказали: «Думай, мы перезвоним». И все – ни звонка, ни привета. Пришлось новый контракт с «Локомотивом» подписывать.

— Так уж прямо и пришлось?

— «Локомотив» меньше предлагал, чем «Спартак» и киевское «Динамо» — украинцы тоже в конце года на меня выходили. Просто я Филатову не мог отказать. Близкому человеку. Он попросил – я подписал. Хотя, будь у меня на тот момент агент, уверен, новый контракт с «Локомотивом» был бы на порядок лучше. Потом уже, когда из «Торпедо» уходил и с Павлом Андреевым отношения оформил, часто к нему с этим вопросом приставал: «Где ж ты раньше-то был?». Сам я для себя ничего выбивать как не умел, так и не умею.

— «Локомотив» на рубеже веков славился поистине семейной обстановкой. Наверное, и это тоже на выбор повлияло?

— И это тоже. Я когда в 2000 году в «Локомотив» перешел, подумал сначала, что в Европу попал. Настолько после «Спартака» все было демократично, настолько Семин футболистам доверял. И собирались все вместе, и общались здорово… Запомнилось, как в 2003 году на домашних матчах одна пивоваренная компания акцию устраивала – команда-победительница забирала 10 упаковок пива. Так мы в том сезоне из 15 домашних матчей 14 выиграли! И потом что-то шло в душ, что-то на базу, а что-то в Батину каморочку – комнату легендарного администратора команды Анатолия Егорыча Машкова. Кстати, недавно он юбилей отмечал – 70 лет. Дай бог ему здоровья. Душа и гордость «Локомотива»!

«В «САТУРНЕ» ГОТОВ ХОТЬ ПО МЕСЯЦУ КОНТРАКТЫ ПОДПИСЫВАТЬ!»

— От дел давно минувших — ко дню сегодняшнему. Когда на поле вернетесь?

— В следующем сезоне. Хотя уже бегаю, с мячом работаю потихоньку. Надо будет в начале ноябре в Германию съездить – там точно скажут, когда в общей группе заниматься смогу.

— Этот разрыв крестообразных связок — самая тяжелая травма за карьеру?

— Нет, у меня такой же разрыв в 2001 году был, только на другой ноге. Что интересно, тогда операция была 13 июня, а сейчас – 16-го. Удобно – знаю, как восстанавливаться, что и когда делать. Можно сказать — по старому графику работаю.

— Тоже операцию в Германии делали?

— Я все свои операции там делал. У нас, конечно, тоже прооперировать могут. Но процесс восстановления, условия, в которых ты находишься… Даже сравнивать нечего. Там ты в больнице, как в гостинице, а у нас, как в хлеву. Мне вообще Германия всегда нравилась. Чисто все, ухоженно, красиво… Люди пунктуальные. С удовольствием бы там пожил.

— В смысле – поиграли бы?

— Именно пожил. Насчет «поиграть» — мое время прошло. Хотя бундеслигу иногда смотрю. Топ-матчи. Когда команды из нижней части встречаются – футбол такой… На наш похож.

— В Германии были, когда в Черкизове прощальный матч Гуренко проходил?

— Да, но только это не Гуренко провожали, а целое поколение игроков «Локомотива». Расстроился, конечно, что не попал. Ладно, хоть жена там была, все мне потом рассказала.

— Сами сколько еще играть думаете?

— Пока здоровье позволит. Мыслей карьеру заканчивать нет.

— Контракт с «Сатурном» 31 декабря истекает. Продлить предлагали?

— Разговоры идут. И довольно настойчивые. Ефремов тут подошел: «Ты как, после травмы еще играть будешь или заканчивать? А то давай вместе новую команду строить». Я ответил: «Нет, спасибо, еще поиграю». Меня в «Сатурне» все устраивает – тренер, руководство, коллектив… Играть бы да играть. Я здесь хоть по месяцу готов контракты подписывать!

— Так в чем проблема? Почему не подписываете?

— К агенту вопрос и к гендиректору. Они этот вопрос решают. Между собой договариваются. А я со стороны смотрю. Как они договорятся, так и будет.

— Главный момент при подписании нового контракта — деньги, то, что Раменское близко от дома, или уровень турнира — премьер-лига?

— Раменское – близко от дома, это вы хватили. Я хоть и в Московской области живу, но у меня дорога только в один конец – 75 км. Туда-обратно – 150. Впрочем, это второстепенно. В период кризиса, наверное, деньги для всех на первом месте.

— Кризис, к слову, как-то сказался?

— Машину я себе не купил. «Мерседес» новый. Уже и сумму нужную заплатил, сказали – придется три месяца ждать. Или поставок не было, или еще что-то. Меня это не устроило, я деньги обратно забрал.

— «Сатурн» вам сейчас что-нибудь должен?

— По премиальным ничего – их у нас сразу после игры выплачивают. По зарплате немного. Но обещали со дня на день вопрос закрыть.

— Гаджиев рассказывал: «Евсееву всегда хочется совершить что-нибудь необычное. Как-то утром появился с одной стрижкой, вечером – с другой. А потом вообще все сбрил!».

— Это у меня просто машинка сломалось. Пришлось до вечера ждать, пока заработает.

— Самый необычный поступок – когда со сборов на спор в лыжных ботинках летели?

— Да, наверное. Жена в аэропорту, как увидела, так сразу в машину убежала. Сидела там, плакала…

— В ближайших планах что-нибудь эдакое значится?

— Пока нет. Нет, я могу, конечно, но это или придумывать надо, или чтобы повод был…

Время интервью вышло. Прощаемся. Вадима отвлекает телефон, проснувшийся эсэмэской. «А вот и деньги пришли, — вчитавшись в текст сообщения, широко улыбается. – Совпадение, да? Только вы спросили, и сразу… Теперь смело можете писать – долгов перед Евсеевым у «Сатурна» нет!». Смело пишем. Если уж сам Евсеев разрешил…

Вадим ЕВСЕЕВ

Родился 8 января 1976 года.

Клуб: «Сатурн», Раменское.

Амплуа: защитник. Рост 180 см, вес 82 кг.

Карьера: воспитанник московских футбольных школ «Динамо» и «Локомотив». Выступал за московские клубы «Спартак» (1993–1999, с перерывом), «Торпедо» (1998), «Локомотив» (2000–2006). В «Сатурне» с 2007 года. В чемпионатах России провел 261 матч (в 2009 году – 11), забил 23 мяча (2009 – 1).

Достижения: чемпион России 1996–1999, 2002, 2004 гг. Обладатель Кубка России 2000 и 2001 гг. Обладатель Суперкубка России 2003 года.

Сборная: за сборную России сыграл 20 матчей, забил 1 гол. Первая игра – 31 марта 1999 года с Андоррой – 6:1. Последняя игра – 17 августа 2005 года с Латвией – 1:1.

Участник чемпионата Европы-2004 (3 игры).

Связанные материалы: