СОБЫТИЕ ДНЯ. ФУТБОЛ
ЗАВТРА. 20.00 (мск). ОТБОРОЧНЫЙ МАТЧ ЧМ-2010. ГРУППА 4. АЗЕРБАЙДЖАН – РОССИЯ

В воскресенье у сборной был выходной, а в понедельник к часу дня национальная команда вновь собралась в гостинице «Мариотт Гранд», чтобы начать подготовку к последнему матчу в отборочной группе – против Азербайджана. Гус Хиддинк, приехав в отель к двенадцати, отобедав вместе с командой и выпив чашечку своего любимого капучино, дал эксклюзивное интервью корреспонденту «Советского спорта».

К Гусу накопилось немало вопросов о проигранном матче с Германией. Но начать я предложил с насущных дел – игры с Азербайджаном.

– В нашей сборной – шесть игроков, которые, получив в среду желтую карточку, пропустят первый стыковой матч – это Зырянов, Семшов, Жирков, Анюков, Павлюченко и Василий Березуцкий. Стоит ли рисковать – выпускать их на игру с Азербайджаном, если она все равно никак не повлияет на расклад в группе?

– Вы меня знаете: я всегда ответственно подхожу к любому матчу на международном уровне и даже к товарищеским играм отношусь серьезно. Но давайте будем честными: самые главные встречи у нас будут в ноябре – «стыки». И учитывая особую важность стыковых матчей, возможно, я не буду использовать в игре с Азербайджаном игроков, висящих на карточках. Не хочу рисковать. Возможно, не будут играть все шестеро. Возможно, только двое или трое. Но я еще могу передумать и выпустить на поле их всех. Ведь и основным игрокам тоже надо вернуть уверенность перед стыковыми матчами.

– Дадите шанс тем игрокам, которые в последнее время мало играли за сборную?

– Если я решу, что кто-то из игроков с карточками не будет играть в Баку, то их места в составе займут футболисты, которые либо играют в сборной нерегулярно, либо вообще за нее еще не играли.

– Будет ли играть Билялетдинов? Для всех, признаться, было сюрпризом, что он не попал даже в число запасных на матч с Германией.

– Понимаю, что все удивились. Поэтому объясню свое решение. Мне очень нравится тот факт, что Динияр выбрал в качестве варианта продолжения своей карьеры английский клуб. Он хорошо выглядит после той старой травмы, постепенно адаптируется к английскому футболу. Он не попал в заявку не потому, что плохо играет. Это был чисто тактический выбор. В запасе должны быть два защитника – это были Алексей Березуцкий и Янбаев. На смену центральным полузащитникам у нас был Семак. Так как нам надо было побеждать в той игре, два места в резерве должны были занимать нападающие – это Павлюченко и Погребняк. Также в заявке нужен был оттянутый правый форвард – его может сыграть Торбинский. Если бы побеждать нам было необязательно, тогда, возможно, вместо кого-то из них я бы включил в заявку еще одного полузащитника.

– Обычно в таких важных матчах тренеры не делают замены в перерыве. Признаться, ваша замена Денисова выглядела, как показательная порка. Мол, ошибся в эпизоде с пропущенным голом – иди отдыхай.

– На международном уровне я никогда не делаю замены из-за того, что кто-то ошибся. Ошибки случаются очень часто, и иногда они бывают результативными. Если вы посмотрите эпизод с пропущенным голом еще раз, то увидите, что сразу несколько наших игроков ошиблись – как до Денисова, так и после него. Этот гол состоял из целой череды оплошностей. Нет, замена Игоря никак не связана с этим. Все на самом деле просто: мы проигрывали, а нам надо было побеждать. Вот я и решил выпустить полузащитника, который способен создать большее давление у чужих ворот.

– Выход на позиции правого защитника немцев Жерома Боатенга, который до этого не сыграл ни одного матча за сборную, стал для вас неожиданностью?

– Нет, мы ожидали выхода этого игрока на правом фланге обороны. И разбирали этот вариант на командном собрании. Никакого сюрприза не было.

– Связан ли переход Быстрова с правой бровки на левую с выходом на поле Боатенга?

– Нет, на тренировке за день до игры мы тренировали такой вариант, при котором Быстров играет слева. Он не единожды играл на левой бровке и на этой позиции может быть очень опасен. Дело в том, что немцы в первые двадцать минут избрали очень оборонительную тактику. Восемь игроков сборной Германии были ориентированы на оборону! Такую стену любой команде пробить непросто. И когда в течение 20 минут ты бьешься об эту стену и ничего не можешь с ней сделать, ты решаешь: о’кей, давай-ка попробуем по-другому. И когда Быстров перешел налево, все заработало. Владимир блестяще расправлялся с Боатенгом.

– Во время игры вы часто размахивали руками в противоположные стороны. Вы так показываете, что надо меняться позициями?

– Нет. Когда надо, чтобы игроки поменялись позициями, я делаю вот так, – Гус скрещивает руки около груди.

– Вас чем-то удивил Йоахим Лев?

– Нет, сборная Германии – это прагматичная команда. Даже очень прагматичная. Далеко не все любители футбола могут оценить их стиль – строгий, сдержанный, неяркий. Это далеко не самая креативная команда в мире. Но играть в прагматичный футбол у немцев получается блестяще. Мы ожидали, что они сыграют от обороны, на контратаках. У Германии было немного голевых шансов. Но в ключевых моментах она включила всю свою мощь и выиграла. Этому нашей команде еще предстоит научиться. Немцы умеют прикладывать последнее решающее усиление, а мы – нет. Хотя мы все равно сыграли хорошо. И доказали, что умеем действовать красиво даже против такого соперника.

– Далеко не всегда команда справлялась с Месутом Озилом, который в итоге и организовал гол.

– Когда мы идем в атаку, в обороне всегда появляются свободные зоны. Озил умеет ими пользоваться. Опекать его постоянно очень сложно.

– В первые двадцать минут у нас почти не было моментов. С чем это связано?

– У немцев тоже их не было. Футбол на самом высоком международном уровне – это как велосипедный спорт. Никто не хочет рисковать и отрываться от соперника слишком рано. Немцы вообще решили свести риск к минимуму. Это абсолютно нормально в современном футболе, когда обе команды начинают сверхосторожно.

…Дальше случилась забавная сценка. Я спросил у Гуса, как он оценивает работу арбитра Массимо Бузакки. Но Гусу послышалось, что я спросил: «Что вы думаете о немце Массимо Бузакке?». Эти две фразы созвучны на английском языке («what do you think of the job of Massimo Busacca?» и «what do you think of the German Massimo Busacca?»).

– Замечательная оговорка. В самую точку! Обязательно включи эту фразу в свое интервью! – потребовал Гус. Когда мы выяснили, что Хиддинк ослышался, и похохотали, тренер ответил на вопрос.

– Думаю, что швейцарец был совершенно не сконцентрирован на своей работе. Простой пример: он добавил к основному времени второго тайма три минуты, хотя в матче были шесть замен, удаление и другие остановки. По правилам, шесть замен – это уже три минуты – тридцать секунд за каждую. Но ведь в матче были и другие остановки. Удаленный Боатенг покинул поле вовсе не за две секунды. Обычно за удаление прибавляют хотя бы одну, а чаще две дополнительные минуты.

Ну и, конечно, эпизоды с возможными назначениями пенальти. На мой взгляд, он неправильно разобрался в них. Стопроцентно был один пенальти. Возможно, два. В эпизоде с Аршавиным и Баллаком весь футбольный мир признал, что это было нарушение правил. Но если Бузакка решил, что фола не было, тогда почему же он не показал Аршавину желтую карточку за симуляцию, чего требуют инструкции ФИФА? В этом эпизоде было либо нарушение, либо симуляция – третьего не дано! В ФИФА все твердят: «давайте наказывать за нырки!» Где же оно, наказание?

Еще один момент – фол Фридриха на Быстрове, когда тот входил в штрафную. Та же самая ситуация. Все это факты, а не мои эмоции. А значит, судья был совершенно не готов к игре. Не готов судить на таком уровне.

– Кстати, о том эпизоде с участием Баллака и Аршавина. Андрей после падения дал обидчику по лицу. Как вы к этому относитесь? Ведь Аршавин мог получить красную карточку и три игры дисквалификации!

– Я не видел этого момента. Мне надо посмотреть его на видео, только потом я смогу что-то сказать об этом.

– После финального свистка вы обнимались с Баллаком, с которым работали в «Челси».

– Мы хорошо знаем друг друга. Он подошел ко мне и сказал: «У тебя, Гус, очень хорошая команда». Видите, все считают, что мы сыграли здорово, несмотря на то, что проиграли!

– На матче с Германией над скамейкой запасных убрали козырек, чтобы зрителям с нижних рядов было лучше видно. А что если бы пошел тропический ливень?

– Для меня никаких проблем бы не возникло. У меня, как и у всех запасных, был капюшон в куртке.

– За пару дней до матча в отеле произошел небольшой инцидент. Немецкие болельщики, разместившиеся в отеле, буянили на том же этаже, что живут игроки.

– Это был очень небольшой инцидент. Это хороший отель, и секьюрити сработали грамотно. Конечно, иногда хочется, чтобы команда была изолирована от всех. Но сейчас это невозможно.

– В Москву приезжал ваш агент Кис ван Ньювенхойзен. Связан ли его визит с вашим участием в заявке России на проведение ЧМ-2018 и 2022 или, быть может, с продлением вашего контракта.

– С заявкой это точно никак не связано. Во-первых, Кис – фанат сборной России и приехал поддержать ее в важном матче. Во-вторых, мы встречались, чтобы обсудить некоторые наши планы и бизнес-проекты.

– Состав наших возможных соперников по стыковому матчу уже на 90 процентов ясен. Скорее всего нам достанутся Украина, Ирландия, Босния или Словения. В России никто не хочет играть с Украиной…

– Слишком рано говорить о возможных соперниках. Давайте дождемся официального «посева», ведь, возможно, что-то еще может измениться.

В ТЕМУ

В 2007-м ПЕРЕД МАТЧЕМ С ХОРВАТИЕЙ БУЗАККУ УДАЛОСЬ ЗАМЕНИТЬ

Анализируя судейство Массимо Бузакки, корреспондент «Советского спорта» раскопал важный факт. В 2007-м, во время отборочного турнира чемпионата Европы, швейцарец был уже практически назначен на матч Хорватия – Россия, но после вмешательства Николая Левникова, представлявшего нашу страну в судейском комитете УЕФА, Бузакка был заменен на словака Любоша Михела.

— Почему вы в 2007-м решили поменять Бузакку? – Вопрос Николаю Левникову.

— Это давняя история. Когда Массимо только начинал карьеру, я инспектировал его матч Польша – Латвия. Он тогда очень понравился. И когда в 2006-м приглашал швейцарца на товарищеский матч Россия – Бразилия у нас в Москве, то был уверен, что мы получаем классного арбитра, который покажет образец судейства. Было видно, что он далеко пойдет и станет работать на самых важных матчах. И хотелось, чтобы наши футболисты почувствовали его манеру, поскольку в будущем пришлось бы еще не раз пересекаться.

— Но отработал в той игре Бузакка плохо.

— К сожалению. Дело даже не в том, что он засчитал гол Роналдо, который тот забил рукой, и не назначил пенальти после того, как сбили Кержакова. Я понял, что он слаб в плане психологии, делит сборные на сильных мира сего и всех остальных. И в зависимости от этого в спорных ситуациях принимает решения. Кроме того, у игроков и руководителей нашей сборной после того матча остались негативные воспоминания. И когда я увидел, что его назначают на игру с Хорватией, то попросил, чтобы его поменяли. И нашел понимание.

— Это ведь непростая процедура – поменять судью?

— Дело в том, что до того, как назначение состоялось, проходят согласования кандидатур. Члены судейского комитета, одним из которых сейчас является глава нашей КФА Зуев, могут высказывать свои замечания. И если доводы серьезные, а точка зрения аргументированна, происходит замена. Тогда, в 2007-м, ко мне прислушались и на игру в Хорватии назначили словака Любоша Михела.

— А как вообще происходят назначения?

Вначале один из членов судейского комитета делает предварительные назначения. После этого кандидатуры доводятся до всех членов судейского комитета, которые высказывают свои мнения. После того как все одобрения получены, кандидатуры отправляются в национальные федерации.

— Порядок назначения с тех пор не менялся?

— Нет. Он тот же.

— У вас есть информация, пытался ли глава КФА Сергей Зуев дать отвод Бузакке?

— Такой информации у меня нет. Но что-то делать можно, на мой взгляд, только после согласования с главой федерации нашего футбола и тренером сборной команды.

— В 2007-м вы согласовывали этот свой шаг?

— Да, я поставил в известность Виталия Мутко. После игры с бразильцами Виталий Леонтьевич справедливо попенял мне – мол, ты пригласил этого судью, а он так отработал. Было понятно, что на матче с Хорватией видеть Бузакку никому не хочется. И я знал, что, если швейцарец отработает с ошибками, отвечать придется мне.

— Бузакка в момент падений Аршавина и Быстрова в игре с Германией был в нашей штрафной – лучшей позиции не сыскать. Почему он принял решения не назначать пенальти?

— Психология. Большую часть матча он отработал безошибочно. До момента с падением Аршавина по ходу матча он удалил Боатенга и судил то, что видел. В результате принял больше решений в пользу сборной России. И чтобы принять еще одно такое решение не в пользу гранда, каковым является сборная Германии, ему просто не хватило силы духа. Пенальти в эпизоде с падением Быстрова надо было назначать, а в ситуации с Аршавиным – 50 на 50, на усмотрение арбитра.

— Как делегаты матча в международных матчах выставляют оценки?

— По десятибалльной системе. Скажем, оценка уровня 7,8 или 7,9 – это наши двойка и тройка.

— Какой оценки, на ваш взгляд, заслуживал Бузакка?

— Некорректно было бы говорить. Но давайте не искать заговора. Ошибка Бузакки – человеческая, это психология.

— Бузакка у себя в Швейцарии был дисквалифицирован из-за хамского по отношению к болельщикам жеста. Могло ли это стать поводом для отклонения его кандидатуры?

Не думаю. Основания стоило искать только в футбольных вещах – можно было сослаться на ту игру в 2006-м. Но, видимо, опасений у нашей сборной не было. К тому же сейчас есть некоторые проблемы с кадрами в судействе. Слишком много ярких личностей покинули судейство. Выбор Бузакки на этот матч напрашивался.

ЗВОНОК В КФА

«НА НАЗНАЧЕНИЕ ФИФА ПОВЛИЯТЬ НЕ МОГЛИ…»

О возможности замены Бузакки перед матчем Россия – Германия мы поинтересовались у главы КФА Сергея Зуева.

– Был ли шанс у вас, как у члена судейского комитета УЕФА, дать отвод Бузакке?

– Назначения производит судейский комитет ФИФА, членом которого я не являюсь.

– То есть возможности не было?

– Не знаю, с чем она должна быть связана?

– Возможно, с тем, что у сборной России сохранились неприятные воспоминания от работы Бузакки на игре Россия – Бразилия в 2006 году.

– Но мы все равно не могли повлиять на это назначение. В судейском комитете ФИФА нет представителя от России.

Связанные материалы: