СВОБОДНЫЙ УДАР

Мы остались без Севидова. Завершился его матч. Разве скажешь по-другому о человеке, чье сердце билось с футболом в такт? Футбольная его душа, преисполненная азартом, удовольствием и тревогой, нашла упокоение в Испании, в самом по-футбольному благодатном краю Европы. В цветущем футбольном саду, где очаровательная «Барселона» и всепобеждающая сборная. Юрий Александрович ведь не так много в последние годы ездил. А тут ему захотелось очень… И цепенеешь перед смысловыми знаками, которые судьба человеку посылает.

Только что новый президент РФС пообещал, что Россия выиграет чемпионат мира в 2018-м. Жить бы да жить ожиданием-предвкушением. И только потом, через несколько лет, мы поймем, что означал уход Юрия Александровича – сейчас и не здесь…

Он и в журналистике был центральным нападающим, как и на поле. Молниеносная реакция. Точный выбор позиции по горячему вопросу. И словесный удар непременно нацеленный. Для меня было профессиональным подарком соседствовать с Севидовым на страницах газеты. Можно позволить себе маневр в суждениях, когда на передовой такой огневой форвард! И не могу понять телевизионщиков: ну как же они не распознали в Севидове наилучшего комментатора, какой только возможен, чутко прослушивающего биение игрового пульса?!

Многие обалдели, когда он предсказал крах сборной в Мариборе. Но, я думаю, тогда он решил задачку для себя азбучную. Насквозь нашу команду видел и знал наверняка: не в ее характере восстать за три дня из руин. Он разгадывал ребусы куда сложнее. В 2006-м задолго до начала чемпионата мира предвидел победу Италии. А когда Хиддинк начинал со сборной, весьма и весьма сомневался в глубине и эффективности Гусова воздействия на наших, родимых, тогда как почти всех нас тянуло принять желаемое за действительное…

Господи, сколько же злобы, оголтелой и слепой, он на себя навлекал, нарезая свою правду-матку. Втолковывая терпеливо тренерам, игрокам и болельщикам, что есть хорошо и что есть плохо. Резкий был – это да. Но не злой абсолютно, не желчный ни капли! Просто нужно было быть резким, и напористым, и доходчивым – жизнь-то показывает, как легко все мы можем в футболе заблудиться. Расставляя акценты, никогда не сводил личные счеты. И не выносил футбольным людям приговор окончательный и бесповоротный. Хлестко критиковал Рахимова за невнятную работу с «Локо», но искренне желал ему успеха с другой командой. Сильно сомневался в Слуцком, но доброжелательно его напутствовал по приходе в ЦСКА.

В нем, Юрии Александровиче, самым замечательным образом связались в узелок мягкость-доброта человеческая и бескомпромиссный футбольный ген.

Прощайте, крестный. В 1962-м футбол вдруг тронул мое семилетнее сердце, и пронзила его неизъяснимая симпатия к «Спартаку» – все это зародилось от мячей, нападающим Севидовым в сетку вбитых. А на 50-летие Юрий Александрович с неуловимой подначкой подарил мне галстук. Классический, как все знают по анекдоту, футбольный подарок. Я не люблю галстуки. Но севидовский знаковый дар храню трепетно.