ПРЕМЬЕР-ЛИГА
ЦСКА – «Зенит»

ЗАБЫТЫЕ ТРАДИЦИИ. Вы когда-нибудь видели, чтобы на футбол ходили с цветами? Только на старых фотографиях? Вот-вот. Кажется, идея взять с собой букет на матч возникла еще до «Кодекса чести» Сергея Фурсенко, взывающего к чистоте во всей футбольной вертикали. Букет представлялся проверкой на вшивость нашего ожесточенного болельщика. Женщина с букетом на трибуне среди сумасшедших фанатов, скандирующих бог знает что… А почему нет?

«ССФ» решился на эксперимент.

Алан Дзагоев не считает, что его игра заслуживает букета. Однако расстраивать девушку не стал. Букет же в тот день был единственным на стадионе...
 

БЫЛА ВЕСНА…

А ведь была когда-то «весна» – не далее как полвека назад болельщики перед матчами и после выходили беспрепятственно на поле и вручали букеты, а болельщицы даже целовали кумиров – эти картинки сохранились в киноархивах. Было время, пили болельщики спокойно пиво на стадионах, и самое крамольное, что вырывалось из их глоток, – «Судью – на мыло!».

Короче, однажды в редакции решили: надо явиться с букетом на матч и попытаться вручить одному из лучших футболистов. А вдруг? Вдруг дрогнет сердце омоновца, вдруг лишняя матерщина застрянет в трахее какого-нибудь кузьмича? Нашлась в редакции и девушка – секретарша Катя, без всякого административного нажима согласившаяся нести на трибуну «чистое и светлое».

ЦВЕТЫ – ВНЕ ОЧЕРЕДИ!

Я приехал на электричке за полтора часа до начала матча армейцев с «Зенитом», который проходил на «Арене Химки», что сразу за МКАДом. Купил два билета по пятьсот рублей у какой-то помятой дамы («ниже себестоимости», потому как оказались без цены – пригласительными) и начал ждать Катю. По замыслу, полчаса перед матчем мы должны были тусоваться с букетом среди фанатов, проводя, так сказать, «букетотерапию». Но Катя ехала в Химки на такси и застряла где-то на полпути – какая-то авария закупорила Ленинградку.

Приехала после двух часов мучений, когда судья уже просвистел, и встала (вместе со мной) в другую пробку – перед входом №8. Народу было человек тридцать, периодически кто-то истошно орал: «Я заплатил тысячу, пустите!». Другие хмуро смотрели на часы и прислушивались к реву трибун. «Второй забили?» – пугливо реагировал мужичок в красно-белом шарфе. Так мы узнали, что «Зенит» ведет – 1:0.

Моросило. Вопреки надеждам, на букет было всем плевать.

– Подними его повыше! – прошептал я Кате. – Пусть видят.

Катя подняла цветы над головой, но народу было не до букета.

– На могилку, что ли? – наконец хмуро пошутил какой-то питерский (судя по шарфу).

– Девушка приехала из Кургана, очень хочет вручить букет Акинфееву! – начал я заготовленное вранье (хотя Катя действительно курганская родом). – Бред сивой кобылы… Бред? – спросил я толпу.

Толпа мрачно молчала. Судя по всему, соглашались, что бред.

– Второй забили, – снова запричитал армеец.

– Сейчас тайм кончится! – заорал другой. – Будете вы работать или нет?!

Впрочем, там, за турникетами, милиция работала не покладая рук – ощупывала каждого буквально по миллиметру, с макушки до каблуков. В двух десятках метров от нас еще более безнадежно застряла питерская толпа (родом из автобуса) – человек сто. Стоило ехать тысячу километров, чтобы полматча простоять перед стадионом…

– Дайте девушке цветы пронести Акинфееву! – заорал я.

Сосед передо мной покосился и даже несколько раздался вширь, расставив локти. Он был явно против проноса чего бы то ни было вне очереди. Зато букет наконец увидел омоновец у входа и сделал знак: ее – вне очереди! Толпа слегка посторонилась, и Катя с букетом пропала из виду. Пять минут спустя на стадион входил и я.

...а ведь во времена наших дедушек трибуны пестрели от цветов...
 

БУКЕТ… ЗА РЕШЕТКОЙ

Стол перед «рамкой» металлоискателя был усыпан денежной мелочью. Туда же добавил я и все способное запищать.

– Спрей нельзя – сдайте в камеру хранения, – сказал милиционер, указывая на дезодорант. – Газеты тоже нельзя!

– А они-то чем помешали?!

– Не положено! – милиционер показал на небольшую кипу конфискованной литературы. Тут я вспомнил рассказ знакомого омоновца, как фанаты, пропитывая газеты селитрой, получают прекрасные дымовухи, и сразу заткнулся. Удивительно, но пропустили «мыльницу», хотя как снаряд она представляла гораздо большую опасность, чем спрей.

Уже обысканная Катя ждала меня… без букета.

– Арестовали! – сообщила она.

Наш букет, несчастный и одинокий, лежал на скамеечке за решеткой (то ли камеры хранения, то ли обезьянника).

– Букет-то почему не пропустили? Им ведь не убьешь! – спросил я девицу в погонах (ту, что шмонала Катерину).

– А зачем вам букет?

– Акинфееву вручать!

– Это как? Там ведь нет прохода! – она посмотрела на меня, как на смутный источник какого-то безобразия.

– Девица из Кургана… всю жизнь мечтала… Акинфееву, – запел я старую песню.

– Не беспокойтесь, вернем после матча, – пообещала дама в погонах и вдруг добавила: – Я почему-то сразу подумала, что цветы для Акинфеева…

«ЕСТЬ ТАМ ЖЕЛТЫЕ ЦВЕТОЧКИ?»

Тем временем у Акинфеева на поле дела шли неважно. Это была худшая игра ЦСКА в сезоне по всем показателям (взять хотя бы соотношение ударов по воротам хозяев и гостей – 5–13!). Мы сели на отшибе – в верхнем углу бокового сектора. Рядом матерился какой-то мужик, его жена грызла семечки.

– Куда бежите, козлы! – кричал армейцам мужик.

Те бежали постоянно куда-то не туда. И вряд ли наш букет смог бы изменить направление их движения.

Акинфеев стоял спиной к фанатам «Зенита» (тем, что прошли), устремленный вперед, хотя основные страсти творились сзади. Не обернулся он и на взрыв петарды в двух метрах от ворот, потом на другой. Не увидел, как загорелась знаменитая питерская дымовуха, применяемая флотом для маскировки кораблей. Зато унюхал. Серое вонючее облако сначала полезло вверх – из-под крыши (как тесто), затем вдруг, как-то обессилев, опало на поле «предрассветным» туманом. Казалось, что это только «цветочки» (в переносном смысле!), но обошлось…

В перерыве, вместо того чтобы махать букетом, мы ели мороженое.

– Странно, – заметила Катя, – зажигалки отбирают, а вот этим мороженым, если попасть в Акинфеева, убьешь ведь!

– Запросто! – согласился я. Мороженое в вафельном стаканчике было… каменным от заморозки.

Во втором тайме ЦСКА продолжал «бежать не туда». Акинфеев получил желтую – то ли за то, что сказал что-то матом, то ли за то, что матом подумал.

– В букете есть желтые цветочки? – спросил я Катю.

– Кажется, есть.

– Это плохо. Такой букет после такого матча вообще можно расценить как издевательство.

Через четыре минуты после карточки Акинфеев получил второй гол – Кержаков попал в дальнюю «девятку» с угла штрафной. ЦСКА как-то сразу согласился, что сегодня не его день. А замененный Дзагоев, услышав что-то (матерное?) с трибуны, вдруг захотел пообщаться с обидчиком. Но был вовремя заарканен Слуцким.

«СПАСИБО ЗА ИГРУ!»

Мы спустились в камеру хранения, получили букет и вышли на глянцевую от дождя улицу. Толпы москвичей спешили покинуть место позора. Только милиция никуда не спешила. На наш вопрос, где найти Акинфеева, чтобы вручить цветы, последовал взгляд, как на идиотов. Наконец мы дошли до какой-то решетки – за ней далеко и глубоко стоял армейский автобус.

– Друг, не передашь цветы Акинфееву? – спросил я через решетку у охранника. – Тут девушка из Кургана ему цветочки привезла.

– Да он уже в автобусе! Вон Хонда стоит – подарите ему!

– Давай подарим Хонде! – обрадовалась Катя.

Мы стали думать, как привлечь внимание японца – по-русски ведь он не понимает. Может быть, кинуть камушек? Но тут из ворот вышел Алан Дзагоев – такой доступный и… несчастный. И женское сердце дрогнуло.

– Вот вам букет! – сказала Катя.

– Мне? За что? – как-то механически удивился Алан (после матча сил на эмоции, видно, не осталось).

– Спасибо за игру, – сказала совсем уж нелепицу Катя и протянула букет, – и не переживайте, будут еще победы…

– Спасибо, – ответил Дзагоев без энтузиазма. И нам показалось, что он слегка улыбнулся…

Раньше часто футболисты, получив цветы в подарок, тут же передаривали их болельщикам. И все были довольны...
 

ЗВОНОК ФУТБОЛИСТАМ

ВЫ БЫ ЦВЕТАМ ОБРАДОВАЛИСЬ?

Ренат САБИТОВ,

полузащитник «Спартака»:

– Вот тут наши легионеры стоят, и я у них об этом спросил. Иранек, например, сказал, что в Чехии нет традиции дарить футболистам цветы. И другие иностранцы так же говорят. Но им такая идея – получать цветы от зрителей – нравится. И мне тоже. Только цветы надо вручать не до игры, а после. Ведь перед матчем игрок может и не среагировать, у него же все мысли нацелены на борьбу.

 

Валерий КЛИМОВ,

полузащитник «Томи»:

– Двух мнений быть не может: я – «за». Мне раньше неоднократно вручали цветы. Правда, делали это только на домашнем стадионе. А вот на выезде такого не было. Но, чтобы заслужить цветы, надо конечно же хорошо играть.

 

Владимир ГАБУЛОВ,

вратарь «Динамо» и сборной России:

– В динамовском музее видел старые снимки, на которых в центральном круге зрители вручают футболистам цветы. Добрая была традиция. И вряд ли кто-нибудь будет против ее возрождения. Другое дело, как все это осуществить. Ведь на некоторых матчах омоновцев бывает не меньше, чем зрителей. Я не знаю футболиста, кто бы отказался принять букет от поклонников.

 

ЗВОНОК В МИЛИЦИЮ

– Конечно, можно проносить цветы на стадион, – ответили «ССФ» в 3-м отделе управления обеспечения общественного порядка ГУВД Москвы. – Есть приказ №600 Министерства спорта и туризма от 5 августа 2009 года. Там определено, что можно проносить, что нельзя. Цветов в списке запрещенных предметов нет. Цветы не могут нанести вред здоровью, не могут испачкать, отравить… Так что несите спокойно!

 

МНЕНИЕ РУКОВОДСТВА

Президента РФПЛ Сергея ПРЯДКИНА вопрос о том, целесообразно ли вернуть традицию вручения цветов футболистам, похоже, застал врасплох:

– Честно говоря, трудно сказать… Я даже не помню, когда это было. Но вообще-то идея хорошая с точки зрения и эстетики, и этики… Наверное, это как-то сближает. Надо сделать атмосферу матчей добрее, но вот станет ли в современных реалиях подношение цветов действенной мерой? Да мы и не можем обязать болельщиков дарить цветы. Хотя пусть не везде, а на каких-то отдельных матчах… Но важно начать.

 

КАКИЕ ЕЩЕ ТРАДИЦИИ МЫ ПОТЕРЯЛИ?

Виктор ПОНЕДЕЛЬНИК,

чемпион Европы 1960 года:

– Еще была традиция на многих стадионах вручать призы лучшим игрокам, причем обеих команд. Сразу после матча диктор объявлял, выходил председатель спорткомитета и вручал часы, хрустальные вазы, тарелки сувенирные. Телевизоры не вручали – было слишком дорого.

Игроки разных команд дружили между собой. Это тоже налагало отпечаток на поведение во время матча. В Ростове я принимал дома торпедовцев, в Москве шел к ним в гости… Тоже такая своеобразная традиция была.

 

Анатолий ИСАЕВ,

олимпийский чемпион 1956 года:

– Конечно, стоит возродить эту традицию – вручать цветы перед матчами. Тогда отношение будет уже другое у игроков, станут добрее. А то ведь убивают друг друга на поле! Цветы раньше дарили в большинстве городов. Команды выходили – у каждого букет для соперника. Нет, не розы, попроще… Пускали с цветами и болельщиков – причем не откуда-то с черного хода, а через выход под центральной трибуной. Цветы мы часто бросали обратно на трибуны. Но некоторые вратари брали и клали за ворота – на счастье.

 

Марк РАФАЛОВ,

судья всесоюзной категории:

– Хорошо, хоть марш Блантера решили сохранить перед матчами. Какие традиции еще утеряны? Взаимная вежливость игроков друг к другу…

Раньше еще была традиция – игроки общались после матча с болельщиками. Подойти к ним – нет проблем. Помню, ехал на метро с «Динамо» и оказался с Витей Аничкиным в одном вагоне – капитаном «Динамо», игроком сборной. Сейчас разве такое возможно? Все на своих машинах…

 

ИНТЕРНЕТ-ГОЛОСОВАНИЕ

Вы могли бы пойти на футбол с цветами?

Опрос проводился на сайте www.sovsport.ru

 

 
Да
 
Нет
 
21,90%
 
78,10%

Да, надо возрождать добрые традиции прошлого

11,80%

Нет, время цветов ушло, это пережиток прошлого

19,60%

Да, это будет стимулировать футболистов к хорошей игре

3,30%

Нет, игра наших футболистов недостойна цветов

36,10%

Да, если цветы будут продаваться прямо на стадионе

6,80%

Нет, надо мной будут смеяться другие болельщики

22,40%