V4x3 l 1492097624987

АЛЕКСАНДР КОКОРИН. Во встрече бывшего клуба («Динамо») и нынешнего («Анжи») он участия не принимал – дисквалификация. Мало того, новичок махачкалинцев даже не приехал на стадион. Кокорин сейчас в Бельгии – проходит курс восстановления после травмы в известном реабилитационном центре. О последних событиях в жизни самого дорогого российского футболиста «ССФ» рассказала мама Светлана. текст Сергей Кузовенко

«НЕ ВЕРИЛИ, ЧТО БОЛИТ НОГА, ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ?!»

– Где там наш Али Кокорбеков? – динамовские болельщики перед игрой с «Анжи» напряженно щурились, сканируя взглядом VIP-секторы «Арены Химки». – Просто посмотреть бы на него…
Все ждали, что Кокорин придет на игру. Журналисты караулили у входа на стадион, болельщики – внутри чаши. Даже баннер осуждающий развернули: «Величие и честь за деньги не купить!». Но новичок «Анжи» так и не объявился.


– Мне пока нечего сказать, – от телефонной беседы после матча Александр отказался. Сообщил только, что находится в бельгийском Антверпене. За подробностями звоним Светлане Кокориной, маме нападающего.
– Ох, ребят, у него старая травма ахилла, не до конца залеченная, – объясняет Светлана. – Он сейчас в Бельгии восстанавливается вместе с Юрой Жирковым. Руководство клуба потратило на Сашу много денег, но не форсирует события. Продолжают лечить до полного восстановления.
– А зачем форсировать, если дисквалификация?
– Так-то оно так, но ведь могли заставить тренироваться. А вместо этого отправили лечиться. Конечно, я безумно рада такому отношению. Мне важно здоровье ребенка.
– Все так серьезно?
– Травма еще дает о себе знать. И мы очень хотим, чтобы она была вылечена до конца. Мне кажется, если бы Саша остался в «Динамо», через год мог бы закончить с футболом.
– Даже так?
– Знаете, до чего дошло? В «Динамо» сыну не верили, что он усугубил травму в игре со сборной Бразилии в марте. Не верили, что болит нога, представляете?! Саше хотя бы месяц-два необходимо было на восстановление, а ему и трех недель не дали. Заставляли тренироваться. В последних играх сезона он даже на ногу не мог встать толком. Именно поэтому играл оттянутого, а не на острие – скорости не было.

«В «Динамо» сыну не верили, что он усугубил травму в игре с Бразилией». На фото: 25 марта, Лондон, Александр Кокорин - против Тьяго Силвы. Фото РИА Новости

«ВРАЧИ НАСТРОИЛИ ПЕТРЕСКУ ПРОТИВ СЫНА»

– Петреску не верил?
– Врачи преподносили Петреску все так, что парень просто не хочет выходить на поле: «С таким повреждением можно играть». Саша выходил и играл. А боль страшная, и с каждым матчем становилось все хуже и хуже. Я же видела его травму, опухшую ногу. Как он на нее еле становится после игры. А ему никто не верил. В итоге врачи настроили Петреску против Саши. Сколько бы сын ни объяснял, медики писали в докладных, что нет ничего страшного, парень может играть. Естественно, мне за ребенка обидно. Вы же видели последнюю игру сезона (в игре с «Аланией» грубый фол Кокорина спровоцировал потасовку. – Прим. ред.). Весь на нервах, он уже не мог играть! Так и говорил тренеру: «Я не принесу пользы, потому что мне очень больно». А его все равно поставили. У него уже была паника.
– Зачем врачам губить игрока?
– Мне тоже непонятно. Когда встал вопрос о том, что сын может перейти в клуб, который будет заниматься его здоровьем, будет его лечить, мне все стало предельно ясно. В «Анжи» с самого начала говорили: этот человек нам нужен. Естественно, мне хотелось, чтобы Саша ушел к людям, которым нужен, где сделают все, чтобы он восстановился. А не к таким, которые через год его убьют. Это был самый главный довод в пользу перехода. Естественно, все это я говорю от себя, а не от Сашиного имени.
– Собирали семейный совет, перед тем как принять решение?
– Мы поделились своим мнением, а решение принимал Саша. Поверьте, были не так важны деньги, как отношение. Люди за такую сумму покупают дисквалифицированного и больного игрока. Понимаете, о чем это говорит? Насколько он им нужен, чтобы платить огромные деньги и продолжать лечить! Они не залечить обещали, а именно вылечить. В «Динамо», наверное, такой возможности не было бы.
– Каковы сроки восстановления?
– Точную дату назвать сейчас невозможно.

«Мы всю жизнь выполняем все Сашины прихоти. Для нас это не проблема». Фото Сергея Панкратьева

«САША ИСКРЕННЕ ЛЮБИЛ «ДИНАМО»

– Матч «Динамо» с «Анжи» смотрели или без Сашиного участия неинтересно?
– Смотрели, не отрывались. Обязательно пришли бы на стадион, будь в тот день в Москве. Мы сейчас на отдыхе.
– Виктория Лопырева призналась, что весь матч искала среди желтых жениха – Смолова: «Очень непривычно видеть Федю в форме «Динамо». А вы ощутили «конфликт цветов»?
– Душа все еще борется. И та команда родная, и эта уже очень много сделала для моего ребенка. Так что… просто смотрели. Могу сказать точно: против «Динамо» мы никогда болеть не будем. Более того, при возможности будем посещать все игры команды.
По окончании матча я испытала смешанные чувства. С одной стороны, можно порадоваться за «Динамо», что их наконец-то достойно отсудили. С другой – обидно за «Анжи». Удаление, возможно, подорвало ребят.
– Председатель совета директоров «Анжи» Константин Ремчуков считает, что на решения арбитра повлиял приход в «Динамо» Ротенбергов: «Красная карточка и пенальти были на усмотрение судьи. Карасев усмотрел все как надо».
– Я не много знаю о Борисе Ротенберге, но мы с мужем четырьмя руками за, если его приход поможет «Динамо».
– Ротенберг говорит, если бы решение принимал он, то постарался бы не допустить перехода вашего сына.
– Вы должны понять одну вещь: Саша искренне любил «Динамо». Не собирался никуда уходить. Всегда были какие-то предложения, и он всегда их отклонял. Но из-за ситуации с травмой получилось так, что его просто вынудили уйти. Это не претензии к руководителям, в конечном итоге им тоже сообщали лишь слова врачей. Получилось так как получилось. «Динамо» для нас – дом. Здесь мы пережили все. Были времена, когда стадион скандировал, чтобы нас куда-нибудь сбагрили. Саша переборол себя, выправил ситуацию, вышел на лидирующие позиции. Но вот эта маленькая подножка от врачей... Уверяю вас, мы купим абонементы, будем ходить на каждую игру «Динамо» и болеть. У нас было желание помочь команде, но вот так все сложилось.
Как знать, когда мы вылечимся и приобретем европейский опыт игры, возможно, и вернемся в «Динамо». Если будем нужны, конечно. А сейчас мы очень благодарны Сулейману (Керимову, владельцу «Анжи». – Прим. ред.). От меня как от матери низкий поклон, что так высоко оценил Сашу и лечит, чтобы он не пропал для футбола.
– Рискнете поехать в Махачкалу, когда сын восстановится?
– Почему – рискнем? Мы везде за ним ездим, всю жизнь, с семи лет. Возим, выполняем все его прихоти. Для нас это не проблема. Конечно, поедем и будем болеть. Мы люди футбольные, всей семьей живем игрой.

Гус ХИДДИНК

главный тренер «Анжи»:
– У Кокорина длительная дисквалификация (четыре матча. – Прим. ред.). Вместе с Жирковым он находится на восстановительных мероприятиях в Бельгии под присмотром нашего медицинского штаба. Тренируется очень усердно, по три-четыре раза в день. Не могу сказать, когда он присоединится к команде. Это произойдет, когда наши медики решат, что пришла пора.

Председатель совета директоров «Анжи» Константин Ремчуков отметил невероятную скорость и прыгучесть Кокорина.
– На медицинском освидетельствовании в Антверпене врачи выпучили глаза: у него взрывная скорость и прыжки на уровне мировых стандартов или выше, – восхитился Ремчуков. – Они никогда не видели, чтобы в 22 года чувак был таким быстрым и резким! Когда оправится от травмы, все увидят: он будет стоить дороже 19 млн евро.

кстати

«ССФ» в прошлом году (№ 48) писал о физиотерапевтическом центре «Мув ту кур» в бельгийском Антверпене, где полузащитнику «Анжи» Юрию Жиркову, которого уже несколько лет мучают проблемы с коленом, помогли обрести себя и былую форму. Сейчас вместе в Жирковым в Антверпене находится Кокорин.


В центре используются методики и системы упражнений, при которых воздействие на тело дает положительное влияние и на голову, снимает физические проблемы, лежащие порой в области психологии. Главный физиотерапевт клиники Ливен Масхалк – специалист, много лет отработавший в реабилитационной клинике «Милана», в интервью «ССФ» объяснил: «В организме все взаимосвязано – голова, тело. Травмы и боль влияют на футболиста, на его настроение. Эмоциональная составляющая в спорте важна не меньше, чем «физика». А когда человек боится усугубить проблемы с коленом или суставами, он уже не даст стопроцентный результат».

ОТВЕТ «ДИНАМО»

Александр РЕЗЕПОВ
врач «Динамо»:
– Неприятно, когда желание извлечь финансовую выгоду пытаются прикрыть за счет третьих лиц. У нас есть все протоколы лечения, соответствующие международным стандартам, были выдержаны все сроки восстановления. Кокорин продолжал жаловаться на боли, после чего было принято решение отправить его в итальянскую клинику для дополнительной консультации. Там подтвердили диагноз и одобрили проводимую терапию. При этом Кокорин мог себе позволить не являться на лечение и консультации других специалистов. Кроме того, не поставив в известность медицинскую службу клуба, Александр провел инъекционную терапию в области ахиллова сухожилия у врача другой команды, что могло повлиять на увеличение сроков восстановления.


Вообще же при воспалении ахилла болевые ощущения могут сохраняться от полугода до года, однако не в стадии обострения. Вполне можно играть, это не приведет к ухудшению состояния. Практически у всех футболистов что-то побаливает, однако они стремятся помогать команде. Со стороны Кокорина мы не видели желания выздоравливать и играть. Когда узнали об отступных в новом контракте и о его переходе в «Анжи», все встало на свои места. Подозреваю, что форвард просто берегся перед трансфером, а теперь пытается себя обелить в глазах общественности. Замечу, в стадии обострения, когда играть как раз не рекомендовано, Кокорин вышел на поле лишь один раз – в матче за сборную против Бразилии.

Связанные материалы: