V4x3 l 1464352215928

В преддверии матча с подопечными Эли Гутмана мы пообщались с доктором сборной Израиля Марком Росновским. Уроженец СССР переехал на Землю обетованную в 1974 году, а через год занял нынешнюю должность. Звонок корреспондента «ССФ» застал Росновского на тренировке сборной Израиля.

ПРИ МНЕ СМЕНИЛОСЬ 14 ГЛАВНЫХ ТРЕНЕРОВ

– Марк Евгеньевич, через два года будете отмечать 40‑летие работы доктором сборной. С израильской футбольной ассоциацией у вас трудовое соглашение?

– В штате федерации проработал 35 лет, отвечал за все сборные команды – и национальную, и молодежную, и женскую, и по пляжному футболу. Последние три года в связи с выходом на пенсию подписываем ежегодное соглашение. Сколько главных тренеров сменилось за время моей работы в национальной команде? Четырнадцать.

– В Израиль вы приехали в 1974 году. Правда ли, что первое время пришлось работать уборщиком на рынке?

– Да, когда только приехал, не знал языка. Советский диплом о медицинском образовании не имел веса, хотя в СССР я был кандидатом медицинских наук, трудился в «Лужниках», работал со сборными по различным видам спорта. В Израиле пришлось все начинать заново. Учился, подтверждал диплом, проходил практику при клинике, а с 10 вечера до двух ночи работал уборщиком на рынке – нужно было кормить семью. За полгода освоил язык, подтвердил диплом, и стало полегче.

– 40 лет назад было сложно уехать из СССР?

– Получилось только с третьей попытки. Желание эмигрировать неприятно удивило руководство. Меня моментально уволили – за то что подал документы на выезд. Около семи месяцев, ожидая эмиграции, был безработным. Документы подал в марте, а разрешили уехать в октябре 1974 года. Паспорт гражданина Израиля выдали сразу в аэропорту.

– Тогда было непросто решиться на такой поступок.

– Тем более что у меня все удачно складывалась – квартира в центре Москвы, машина, престижная работа. Так что это было мужественное решение.

– Общаетесь с российскими коллегами?

– Обязательно. Поддерживаю приятельские отношения с Андреем Гришановым – он работал доктором сборной России, а сейчас трудится в «Анжи». На связи с Савелием Мышаловым, Зурабом Орджоникидзе, Юрием Васильковым.

КОРМИМ ИГРОКОВ КАРТОШКОЙ, МАКАРОНАМИ, РЫБОЙ, МЯСОМ

– Каков штат медицинской службы сборной Израиля?

– Врач, физиотерапевт, массажист и два терапевта, причем оба – выходцы с постсоветского пространства. Эдуард Кравцов также работает с национальным Олимпийским комитетом Израиля, недавно вернулся из Киева, где трудился на чемпионате мира по художественной гимнастике. А Морис Керхели родом из Грузии. У нас в сборной трое русскоязычных ребят. Тренером вратарей был еще Шура Уваров. Но уже пару лет как сосредоточился на клубной работе в «Маккаби».

– Операции и даже восстановительные циклы российские футболисты предпочитают проводить в Германии. У израильских игроков та же тенденция?

– Большинство операций проводят дома. Иногда ездят в Италию. В Германию отправляются, только если проблемы с паховой грыжей – в Мюнхене их хорошо оперирует доктор Моше.

– Какие требования предъявляете к рациону игроков сборной Израиля? Что можно, а чего нельзя пить и есть ни в коем случае?

– Я заранее составляю меню. Футболисты едят только блюда из этого меню. У игроков должно быть много энергии. Для этого обязательны картошка, макароны, рыба. И мясо – курица или индюшатина. Непережаренное, несоленое и неострое. Много овощей и фруктов. Одним словом, продукты, которые хорошо усваиваются и приносят много пользы. Никаких пирогов, тортов и соусов.

– Когда Валерия Лобановского спрашивали, кто не курит в киевском «Динамо», он отвечал – «только я». Сколько курильщиков в нынешней сборной Израиля?

– Никто не курит и не пьет. Уверен ли я в этом? Абсолютно! Пьющих игроков в сборной вообще не было. Курильщиков – один-два.

ВОДИЛ ЯШИНА ПО ВРАЧАМ

– В сентябре 2011 года перед гостевой игрой против Хорватии тренер сборной Израиля Луис Фернандес запретил вам ехать в одном автобусе с футболистами. Вы поняли его решение?

– Изумился. Луис Фернандес решил, что кроме футболистов на тренировке должны присутствовать только он и его ассистент, объяснив свое желанием засекретить информацию о команде.

– Луис принял вас за потенциального шпиона сборной Хорватии?

– Сказал, что хочет «закрыть» тренировку от всех – от прессы, медицинской службы и техперсонала. Я не согласился. Сказал, что тогда у сборной не будет тренировки. В итоге молча сел в автобус.

– С нынешним тренером, Эли Гутманом, у вас лучше взаимопонимание, чем было с Фернандесом?

– Конечно. Хотя и с Фернандесом, за исключением того приснопамятного инцидента, проблем не было, он меня очень ценил. Не знаю, что на него тогда нашло.

– В 2009 году вы действительно вылечили от свиного гриппа нападающего «Эспаньола» и сборной Израиля Бен Саара?

– Да, прилетев на сборы, Бен пожаловался на плохое самочувствие. Дескать, горло болит, да и в клубе, кроме него, несколько человек тоже чувствуют себя неважно. Сразу перевели его на карантин и взяли анализы, которые показали наличие в крови свиного гриппа. Естественно, на игру с Северной Ирландией мы его не взяли. Прописали лечение, несколько дней он провел в изоляции. Пил жаропонижающие препараты, антиоксиданты, много воды, травяные настои – шалфей, розмарин. А когда пошел на поправку, разрешили ему отправиться в расположение клуба.

– В 1989 году вы помогли Льву Яшину сделать бесплатный протез. Помните историю?

– Очень хорошо. В Израиль на товарищеский матч приехала сборная ветеранов СССР. Мне поручили сопровождение. Чем мог, помог ребятам. Договорился, чтобы Льву Ивановичу провели обследование у окулиста и стоматолога, сделали очки, зубы, протез. Был его персональным переводчиком, даже вместе ходили на телеэфир. Яшина очень растрогал теплый прием.

– Вы до сих пор боитесь летать на самолетах. Бывали неприятные истории в воздухе?

– Да. Со сборной Израиля в 1980‑е полетели в Португалию. Затем я на рейсовом самолете полетел в Париж. Гроза началась, когда самолет был в воздухе. Как раз разносили обед. Подносы перевернулись, стюардессы попадали. Раскрылись верхние полки и стал выпадать багаж. Казалось, падает и самолет. В итоге все закончилось хорошо – с приключениями, но добрались до места назначения.

– Дочь Александра Уварова Олеся 21 месяц отслужила в израильской армии. Вас минула такая участь?

– Я служил, но не срочную службу. В израильскую армию призывают с 18 лет: ребят – на три года, девушек – на два. Меня как офицера медицинской службы вызывали на сборы. На две-три недели. Перестали вызывать, как вышел возрастной ценз – после того как мне исполнилось 40 лет.

Связанные материалы: