V4x3 l 1439374514936

Будем считать, мы едем в Бразилию. Иное в сложившихся обстоятельствах – нонсенс, бред и равнозначно закрытию в отечестве футбола как отрасли. Но ключевой-памятный момент отборочной кампании отыщется, наверное, не в полевых делах сборной России. Он – в обуявшей нас тревоге, чтоб не сказать мандраже, перед тем, что не удастся обыграть по турнирному заказу Азербайджан в заключительном матче. А унял эту тревогу безумным своим действием под занавес игры с Израилем португальский вратарь Руй Патрисиу, приватизировав тем самым и ключевой момент российского отборочного пути.

Ну да нам не привыкать. Ведь и в отборе на Евро-2008 успеху нашей кампании активнейше поспособствовали своей доблестью в Лондоне хорваты.

Дежурный ценитель нашей футбольной самоценности покосится в мою сторону: приуменьшаешь! Мол, мы сами с усами. Имеет право возразить. Но, знаете, перебирая свои тексты на тему сборной, я обнаружил в них тенденцию сгущать краски вплоть до черноты. Самому любопытно стало: с чего это так повело-то? И выяснил: жизнь заставила! Оптимизм и сборная России – вещи несовместные.

2002‑й. При крайнем появлении на чемпионате мира мы попадаем в группу с Тунисом, Японией и Бельгией. Тотчас по оглашении результатов жеребьевки общественность видит команду уже в плей-офф. Однако она досрочно и бесславно возвращается домой в сопровождении разнообразных скандалов.

2004‑й. От сборной, героически протиснувшейся в финальную часть Евро, ждут дальнейших свершений. Но повторяется история двухлетней давности.

2008‑й. Наученные предыдущим горьким финальным опытом и валидольной отборочной кампанией, от команды Хиддинка ничего этакого уже не ждут. А она вдруг дотягивается до полуфинала.

2012‑й. Накануне и на старте очередного европейского финального турнира сборная цветет и пахнет. Отечество хором (при одном, извините за нескромность, воздержавшемся) пророчит ей континентальную славу. Но развязка та же, что и в первой половине 2000‑х.

Наутро после Люксембурга и безумства Руя Патрисиу я основательно прогулялся по московским улицам. Отголоски вчерашнего слышались не то чтобы на каждом шагу, но с интервалом 50–100 метров. Рефреном: «Ну поедут. Стать мальчиками для битья».

В свете вышеизложенного такая реакция на наше попадание в Бразилию обнадеживает. Впрочем, надо внести и ложку объективности в бочку расейской парадоксальности.

Впервые в отечественной истории наша сборная в контексте мирового или европейского чемпионата обошла Португалию. Это приятное достижение – пусть пиренейцев и шатало весь отборочный цикл, словно с глубокого похмелья после знатного загула накануне (год назад они в полуфинале Евро едва не сбили с испанцев континентальную корону).

Капелло разубедил нас в грустном соображении, будто в России есть только 12–13 пригодных для сборной, но ветшающих футболистов. К завершению отборочного цикла Капелло радикально обновил состав без ущерба для результата.

И, заметим, сборная в последние годы не так уж часто проигрывает. Но! Все три проигрыша в 2012‑м и 2013‑м пришлись на летние месяцы. Вы не увязываете этот факт с переходом на «осень–весну»? С тем, что на закате сезона и на заре нового нам играется со скрипом? А в Бразилии-то играть как раз летом. И на ЧМ‑2010 Капелло с обесточенной-изможденной сборной Англии заковырялся в скромной кампании США, Словении и Алжира…


Связанные материалы: