ФУТБОЛ

В последние годы линия обороны нашей сборной нередко вызывала довольно серьезные нарекания. Специалисты, склонные к чересчур категоричным оценкам, даже именовали защиту самым слабым звеном команды, утверждая при этом: пора менять исполнителей. С оглашением Валерием Газзаевым расширенного списка кандидатов, показалось, что время смены поколений настало. Однако не все так просто…

ОНОПКО ВЫЙДЕТ В ОСНОВЕ?

Выбор тренерского штаба в пользу футболистов, привлекавшихся еще в сборную Романцева, подтвердил отчасти, как это ни печально, опасение последнего: «Откажитесь от того же Онопко, и вы навряд ли сумеете найти на его позицию достойную замену. Смены не видно». Впрочем, сам Виктор весьма осторожно отзывается о своих нынешних перспективах:

– Даже несмотря на кадровые потери, места в числе одиннадцати мне не гарантировано. В случае если мне не доверят место в составе, не обижусь. Наоборот, я благодарен руководству за возможность продолжить выступления на международном уровне.

– Не смущает то обстоятельство, что вас лишили капитанской повязки?

– Слово «лишили» не совсем уместно в этой ситуации. И к этому я отношусь совершенно спокойно. В команде немало молодых ребят, но они проявляют ко мне должное уважение. Соблюдают возрастную субординацию.

– В какой роли вас видит на поле Валерий Газзаев?

– Детального разговора на эту тему еще не произошло. На какую позицию меня будут наигрывать, пока сказать не могу.

– Должно быть, на месте либеро или стоппера…

– Одинаково комфортно чувствую себя и на той, и на другой позиции. А вот в своем новом клубе «Райо Вальекано» недавно сыграл в центре полузащиты. Так что все возможно.

– Вы тяготеете к какой-нибудь из упомянутых схем?

– Профессиональный футболист в первую очередь должен заботиться о качественном выполнении поставленных тренером задач. Если я буду долго задумываться и распространяться о своих предпочтениях, то это может лишь помешать подготовке.

СОЛОМАТИН ГОТОВ ИГРАТЬ ВЕЗДЕ

Способность действовать на разных позициях всегда ценится по-особому. В нынешней сборной немало футболистов, поигравших за время карьеры в разном амплуа. Среди них армеец Соломатин. Еще в бытность игроком «Локомотива», являясь номинальным защитником, он частенько выходил в средней линии. Вот и сейчас Соломатин играет в своем клубе на позиции левого хавбека. Однако вариант, при котором Андрей займет место крайнего защитника, не выглядит маловероятным.

– Я готов играть везде, – утверждает Соломатин. – В полузащите или защите, в центре или на фланге. Если будет нужно, возьму на себя персональную опеку. Но сказать, кем я себя считаю, не могу. Не вратарь и не нападающий – это точно. Но если потребуется, готов и на этих позициях сыграть (улыбается).

– Выходит, вы настоящий универсал. Вам, вероятно, проще, чем другим, приспосабливаться к новым игровым схемам…

– Для меня ничего нового в расстановке нет. Ведь сборная, как я понимаю, будет играть в три защитника. Такую схему мы используем в ЦСКА.

– Вам посчастливилось поработать с ведущими тренерами отечественного цеха – Романцевым, Газзаевым и Семиным. Можете сравнить их концепции игры в защите?

– Олег Иванович обычно использует четырех защитников с ярко выраженным либеро. У Семина бывает и по пять обороняющихся. При этом фланговые при атаке соперника достаточно глубоко отходят в тылы. У Газзаева же, наоборот, акцент делается на атаку.

– Какие элементы выйдут на первый план в предстоящем матче с Ирландией?

– Мне проще сказать, что не будет первостепенным. Игра головой уже не является козырем ирландцев. Они много комбинируют внизу, прорываются по центру. На чемпионате мира ирландцы не делали ставку на верховую борьбу.

КОВТУН СТАРАЕТСЯ ЗАБЫТЬ ОБ ОШИБКАХ

Спартаковец был востребован разными тренерами сборной. От Садырина до Газзаева - целая футбольная жизнь. Но ветеран считает, что все еще только начинается.

– Чувствую в себе силы для того, чтобы продолжать выступать за сборную долгие годы, – говорит Ковтун. – Сейчас в команде многое по-новому, даже схемы построений.

– Трудно было адаптироваться к игре в три защитника?

– Еще на первом сборе были проведены тактические занятия, так что играть с листа не пришлось. Встреча со шведами стала своеобразным экзаменом нашей готовности. Он показал, что мы можем выполнить установку. Не был разочарован своими действиями. К тому же мне легче работать с Газзаевым, чем может показаться со стороны. Многие забыли, но девять лет назад под его руководством я выступал в «Динамо».

– Признайтесь, что же с вами временами происходит? В матче последнего тура с «Сатурном» вы в самые ответственные моменты нередко ошибались на последнем рубеже…

– У каждого футболиста бывают временные спады. Вот и у меня что-то не сложилось. Вероятно, это настораживает тренеров, журналистов, но я стараюсь как можно быстрее забыть все свои ошибки.

– Может, это следствие командных проблем «Спартака»?

– Конечно, когда из обоймы выбыл ряд ведущих игроков, настроение у команды не улучшилось. И еще история с Сычевым… Но причины неудовлетворительной игры нужно искать прежде всего в себе.

– Считается, что ирландцы особенно сильны в верховых единоборствах. На вас как на специалиста по этой части выпадет двойная ответственность.

– (Улыбается). Ирландцы уже давно являются одной из ведущих сборных континента. Так что они сильны во всех компонентах, включая и игру головой. Даже временное расслабление будет смерти подобно.

– Примечательно, что ваш дебют в сборной в 94-м пришелся как раз на поединок с национальной командой Ирландии. Сохранились ли какие-то воспоминания?

– Конечно, такое событие запоминается на всю жизнь. Но и та, и другая сборная за эти восемь лет очень сильно изменились, и в свете предстоящего матча я больше вспоминаю очную встречу команд в начале года.

– Запомнилась, наверное, яркая игра нападающих?

– Отмечу индивидуальное мастерство Даффа и Робби Кина. Оба просто замучили нас в Дублине. А еще Рой Кин. В Москву он, к счастью, вряд ли приедет, но я до сих пор нахожусь под большим впечатлением от его действий в той встрече. Как борется, как идет на мяч! Удивительное бесстрашие. Нрав у него, конечно, не подарок, настоящий звереныш. Но и мы не лыком шиты.