С сегодняшнего номера мы начинаем разбирать различные стороны гола – кульминационного момента игры. Первая анализируемая деталь — поражение собственных ворот, или автогол.

НЕ ДОПУСТИТЬ ПОРАБОЩЕНИЯ!

Игра (будь то футбол или бридж, теннис или гольф) сама по себе подразумевает зависимость. У кого-то до потных ладоней, у кого-то — до акцентированной, но спокойной тяги. И вся игроцкая жизнь есть не что иное, как аллея вспышек: подъем — провал, подъем — провал. Серость будней отметается, остаются сладкий нектар победы и соленый привкус краха. Смешаны в коктейль. В этой гремучей смеси тяжкие мгновения неудач ложатся на дно. Победы — вот они, на виду, а поражения прячутся в такие закрома памяти, откуда их только ночные кошмары выволакивают. Откопают и преподносят хозяину вкупе с набатным стуком сердца и головной болью: «А помнишь, игрок?»

Конечно, помнит. Помнит, как подкатился под него соперник и что-то хрустнуло в коленке. Помнит, как зацепили в штрафной, а судья дал «горчичник». Помнит, как лупатый, весь в прыщах фанат благим матом «характеризовал» его игру, и «чмо» там было высшей лестью. Как забивал в свои ворота тоже помнит. На последней минуте стал заложником автогола…

Я не случайно подчеркнул «последние минуты». Рабом автогола можно стать, только внеся определяющую лепту в итоговый результат поединка. Важного поединка, а не какого-то там спарринг-матча. Насколько часто случаются важные автоголы? Судите сами. За 10 лет существования российского футбола 36 раз игрок, забивающий мяч в свои ворота, делал это при счете 0:0 (47 % от всех автоголов), а в 67 % случаев команда, сотворившая автогол, проигрывала. Для большей наглядности вспомните последний матч сборной России с ирландцами. Кто тогда забил решающий мяч? Правильно, Фил Бэбб. В свои ворота.

Вообще первый тур отборочного этапа Евро-2004 был щедр на автоголы. Скажем, сборную Литвы словно поразила некая таинственная напасть. Четыре мяча из шести, которые она пропустила на двух уровнях от немцев (молодежная и первая), сотворили ее же собственные защитники. Почин заложили младшие по рангу – три автогола. А на следующий день его поддержал игрок обороны главной команды Станкявичюс. Если к этому добавить рекорд ЧМ-2002 (в матче США – Португалия впервые в истории чемпионатов мира были зафиксированы два подобных случая в одной игре), то возникает резонный вопрос: «Почему?» Почему так часто игроки стали поражать собственные ворота? Ответ прост. Его можно выразить всего в двух словах, лаконично формулирующих суть футбола XXI века: скорость и результат. Иго ответственности давит, и порой сам футболист не понимает, как допустил автогольный ход. Скорости (и мысли, и передвижения) возросли неимоверно. Известный защитник как-то признался, что однажды мяч с такой силой попал ему в лоб, что он даже не успел среагировать должным образом, а «пятнистый» уже летел в ближний угол ворот.

В принципе, все естественно: эволюция и бизнес правят миром. Все подчинено прогрессу. Только порой становится страшно, когда видишь, как игровая сущность (согласно которой автогол лишь слабость проигравшего, коего, как и лежачего, не бьют) сминается лозунгами «Нужно!» и «Должен!», окрашенными в зеленый цвет хрустящих банкнот. Когда игрок владикавказской «Алании» Тамерлан Сикоев случайно срезает мяч в свои ворота, а после игры говорит: «У меня сейчас одно желание — умереть», — ей-богу, становится не по себе. Так глядишь и весь футбол может оказаться в зависимости от боязни неудач. В зависимости от того, что в игроцком коктейле всегда должно быть подавлено радостью победы. И вообще, стоит ли играть, если боишься? Если трясутся коленки. Если зависишь…