Безумство храбрых по-девичьи. Юрий Цыбанев о критике Михаила Мамиашвили

Михаил Мамиашвили в горячке послефинального интервью уподобил «ничтожествам» нашим мастериц захватов и подсечек, вице-чемпионок Игр.
Безумство храбрых по-девичьи. Юрий Цыбанев о критике Михаила Мамиашвили
18 августа 2016 16:00
автор: Юрий Цыбанев

ПрезидентФедерации борьбы России Михаил Мамиашвили в горячке послефинального интервьюуподобил «ничтожествам» нашим мастериц захватов и подсечек, вице-чемпионок Игр.О как.

А я-то думал, только меня, прежде державшегопод контролем свои зрительские эмоции, в ночь со среды на четверг постигнервный срыв. И я даже ляпнул жене: баста, с меня хватит, дальше не смотрю – здоровьедороже.

Может статься, именно в эту ночь был проложенводораздел в итоговой оценке, которую мы выставим нашим за Игры. Между«отлично, сверх ожиданий!» и «сойдет, нормально». Трудная миссия качнутьмаятник державного успеха выпала на долю девушек из единоборств.

Никогда раньше я не смотрел женскую борьбу втаком объеме. А тут – с середины дня до глубокой ночи. И к финальным схваткам сучастием российских мастериц впечатление сложилось вполне. Валерия Коблова-Жолобова – живчик, ртуть, проныра. И японка Ито,пусть и феноменальная трехкратная олимпийская лауреатка, тоже может дрогнутьперед этим искрометным драйвом. С НатальейВоробьевой, чемпионкой Лондона, было сложнее. Ее что-то стопорило,сковывало, ее силища дремала, как в Илье Муромце на печи. Затеяв опасную игру ссудьбой в «двукратную олимпийскую», она спохватывалась только на самом краю, насамых последних секундах – и силищей соперниц заламывала.

В каждом из трех финалов дня присутствовалаЯпония. После ее дебютного золота шансы наших хотя бы на один титул становилисьощутимыми – судейская братия терпеть не может монополию ни в каком спорте, гдеот ее решений хоть что-то зависит.

Но обе наши девушки упустили золото такимдурацким макаром, что никакой арбитраж не мог возразить. Обе вели в счете допоследней полуминуты. Обе были в меру насторожены и в меру активны, и наказаниеза пассивность им не угрожало. Но обе ринулись в концовках провести ещеприемчик - ну и нарвались на «контру». Несли бережно золото – и просто егоуронили…

Коблова, заливая смех слезами, призналась: я-тодумала, что проигрываю, а не веду (е-мое, ну неужели тренеры-секунданты немогли донести до девушки положение дел?!)... Воробьева выдавила из себя пронехватку терпения.

Потом ЕленаИсинбаева назвала борьбу Воробьевой в Рио подвигом, а Наташу – истиннойчемпионкой. Ну да, драгоценная наша Леночка, вспомним, обожала экстрим вот этихупоительных-драматичных решающих мгновений на краю обрыва. А Мамиашвили,ей на противоходе, люто отхлестал вице-чемпионок словами – так больно МихаилГеразиевич даже мужчин-классиков не бил, хотя трое из оных на олимпийском коврене сделали, в отличие от девчонок, вообще ничего.

Безумство храбрых вряд ли поддается оценкесколь-нибудь взвешенной. Но олимпийская кампания России, дотоле развивавшаясяпо восходящей, свернула под уклон.

…А за несколько часов до финальных схваток вборьбе увезли в инвалидной коляске с ринга АнастасиюБелякову. Верную золотую медалистку Рио. Двух минут ее боя с француженкой –чемпионкой мира - хватило, чтобы в этом убедиться. И вдруг… Удар соперницыприходится чуть выше локтя, и раздается жалобный девичий стон. Выбит сустав.Потом я еще раз посмотрел те изумительные две минуты Беляковой – и бросилосьвот в глаза, какими же тоненькими руками, словно ничуть даже не подкачанными,Настя творила боксерский шедевр…

Не надо бы нам, словом, возлагать на девушекчрезмерного, мужики. Лучше сами.