СОБЫТИЕ ДНЯ. ХОККЕЙ. ЧЕМПИОНАТ МИРА
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ

«Советский спорт» прогулялся по Берну – столице Швейцарии и чемпионата мира – вместе с форвардом сборной России Алексеем Терещенко и голкипером Александром Еременко.

БРАТЬЯ-БЛИЗНЕЦЫ

Берн (нем. Bern, фр. Berne, итал. Berna, ром. Berna) – «союзный город», столица Швейцарии. Является также столицей кантона Берн. Город немецкоязычный, четвертый в стране по числу жителей (после Цюриха, Женевы и Базеля). Население около 300 тыс. человек.

Вчетвером вместе с Терещенко и Еременко мы берем старт от гостиницы «Аллегро», где остановилась сборная. Пересекаем высоченный мост через реку Ааре. Там вода бирюзового цвета и водится форель. Еременко болтает по телефону, а Терещенко рассказывает нам, какие красоты он видел в Швейцарии:

– Я сюда несколько раз приезжал. Очень понравился Лугано – город со всех сторон окружен горами и находится как бы в кратере. Несколько озер, отвесные скалы. Красотища! Еще Давос приглянулся, где проходит Кубок Шпенглера. Рождественская романтика… Но и здесь прекрасно. Смотрите, прямо за городом видны Альпийские горы!

Отвлекаясь от экскурсии, напоминаем о хоккее. Терещенко и Еременко – как братья-близнецы. Одинакового роста, веса, возраста… Выступали за одни и те же команды – «Динамо», «Ак Барс». Теперь вместе в «Салавате».

– Нас постоянно путают, – улыбается Александр Еременко. – Меня и сейчас иногда называют Лехой. Даже Сергей Михалев, бывший тренер «Салавата Юлаева», частенько кричал: «Леха!». А потом: «Ой, Сань, прости».

– Вы давно вместе выступаете?

– С семи лет, — говорит Терещенко. – Начинали в детском «Динамо» у Филиппова Александра Николаевича. Мы сразу подружились.

– У нас вообще дружная команда была, — добавляет Еременко. – Общаемся со многими, даже с теми, кто закончил карьеру. А на высокий уровень пробились только мы двое да Игорь Щадилов.

«ОВИ МЕНЯ ЧУТЬ НЕ ЗАДАВИЛ»

Часовая башня (Zytglogge). В прошлом часть городских укреплений. На восточном фасаде башни расположены астрономические часы, установленные там в 1530 году. Механизм хронометра приводят в движение фигуры (петух, медведи, Хронос). Ежечасно они разыгрывают представление. Еще ходики показывают движение звезд и знаки зодиака.

Направляемся к часовой башне и по центральной улице Берна заходим в Старый город. Столица Швейцарии и вправду миниатюрная, сохранившая колорит средневековья. На стенах древних домов развешаны флаги с изображением орлов, медвежьих лап, гербов и крестов. Но есть и след новых веков. Например, квартира Альберта Эйнштейна, который жил в Берне несколько лет. Теперь там музей.

Проходим под аркадами – навесами над боковыми сторонами улиц. В дождливую погоду они спасают горожан, забывших дома зонтик. Сообщаю товарищам по прогулке, что в 1983 году Старый город был внесен ЮНЕСКО в список Всемирного наследия…

– Напомните, как развивалась ваша взрослая карьера.

– Саня себя больше потаскал, – полагает Терещенко.

– Да ладно! — обрывает Еременко.

– А что? Я правду говорю. У тебя карьера тяжело начиналась. Мне-то повезло еще в 2000-м выиграть золото с «Динамо». Саня же к нам только в 2002-м пришел. До этого выступал в челябинском «Мечеле» да в хабаровском «Амуре»…

Зато он меня по количеству чемпионатов мира обогнал. Саня на четырех турнирах побывал, а для меня этот, в Берне, только второй, – добавляет Терещенко.

– Важно не только поехать на чемпионат мира, но и выиграть его, – улыбается Еременко. – Так что у нас ничья: по одной золотой медали Квебека.

– Алексей, вспомните свой гол в финале того чемпионата мира. А то все говорят только о дублях, которые сделали Семин и Ковальчук…

– Шла пересменка, – рассказывает Терещенко. – Федоров поехал на лавку, и там как раз началась атака в сторону канадских ворот. Я вылетаю свежий, поддерживаю наступление. Семин бросает, шайба попадает кому-то в конек, отлетает ко мне. Подхватываю ее неудобной стороной клюшки. Но успеваю обработать и нанести точный бросок. Так счет стал 3:4. А потом начал забивать Ковальчук…

– Что запомнилось после завершения овертайма?

– Дикая радость. Ови (Овечкин. – Прим. ред.) меня чуть не убил. Так запрыгнул, что жена потом сказала: «Думала, он тебя задавит».

– Леха канадцу в «домик» попал. У голкипера, закрытого партнерами, почти не было шансов, – как вратарь оценивает гол Терещенко Еременко.

«ЛОГИЧНО, ЧТО БРЫЗГАЛОВ – НОМЕР ОДИН»

Берн основан в 1191 году герцогом Берхтольдом V из Церингов. Существует много версий происхождения названия города. Согласно одной, оно от слова «Brenodor» — кельтского поселения на месте Берна. По другой версии — это в честь медведя (по-немецки Bаr), который был первым животным, пойманным в этих местах во время охоты Берхтольда V.

Доходим до конца улицы, где расположен вольер с медведями. Именно сюда по легенде ходил гулять профессор Плейшнер, о чем свидетельствуют кадры фильма «Семнадцать мгновений весны». Бурый здесь такой же символ города, как в Ярославле – медведица Машка.

Нам не везет – мишку разморило от жары, он спит меховым кулем. Не разбудишь, даже если щелкнешь шайбой над ухом.

Двигаемся дальше. Игроков нашей сборной узнают латвийские болельщики, которые буквально оккупировали Берн: через пару часов их команда встретится с США. Передают привет, желают удачи. Говорят, что, когда Латвия вылетает, начинают болеть за Россию.

– Александр, как объявили, что вы выйдете на матч с французами?

– На субботней тренировке сначала подошел Владислав Третьяк. А на обеде Быков подтвердил, что играю я.

– Еще до того, как в сборную приехал Илья Брызгалов, вы сразу заявили, что он будет первым номером в команде.

– А что, этого не видно? Все логично, все понятно. Но я буду стараться, доказывать, что тоже могу быть первым номером. Хотя главное – победа. Все остальное уйдет на второй план… Сложиться-то может как угодно. Кто мог представить, что на прошлом чемпионате мне на ногу упадет Прошкин?

– Алексей, где вы начнете следующий сезон?

– Пока не знаю. У меня закончился контракт с «Салаватом». Мне исполнилось 28 лет, я – неограниченно свободный агент. Могу спокойно уехать из Уфы. В поиске сейчас не нахожусь – предложения есть. Но время на раздумье мне необходимо. Видимо, определюсь после чемпионата мира. Сейчас голова забита не этим…

– Александр, вы часто колесите по миру. Какая страна вам понравилась?

– Не только Швейцария, но и Австрия, например. Европа сама по себе красивая. Финляндия и Швеция с Чехией уже надоели. Финны вообще живут в спящем краю, у шведов чуть поживее. Не понимаю, как супермаркеты и рестораны могут закрываться в семь вечера. На улицах все вымирает… А может, я уже привык к России. После карьеры согласился бы жить в Европе. Но только там, где побольше движения.

«НИКАКОЙ ЭТО НЕ КОШМАР»

Площадь Берна – 51,6 кв. км. Высота центра – 542 м. Официальный язык – немецкий. Первоначально город выстроили из дубового леса. Но в 1405 г. пожар уничтожил деревянные постройки. Сгорело около 550 домов, погибло 100 человек. Позже город застроят каменными зданиями. Самые старые сооружения датируются XVI— XVII веками. Берн быстро превратился в крупный торговый центр. А в 1848 году стал столицей Швейцарии.

– Хозяева сильно выступят на этом чемпионате? Швейцарцы лет пять готовились к турниру. Нам играть с ними во вторник.

– Обычно домашние стены помогают, – рассуждает Терещенко. – По крайней мере так было на чемпионате мира в Москве. То, что мы проиграли финнам в полуфинале, – несчастный случай, лишивший золота нашу сборную. Ребята были достойны главной награды.

– Тот гол в овертайме от Микки Койву вам, Александр, наверное, в кошмарных снах видится?

– Никакой это не кошмар! Просто из него историю раздули. Да, матч был важнейшим. Да, на этой шайбе все для нас закончилось. Но в принципе была игровая ситуация, а не моя «бабочка».

– Останься Сашка в воротах, финн первым добрался бы до этой шайбы и сделал бы бросок, – замечает Терещенко. – И тогда Еременко винили бы в том, что он задержался в воротах.

– Здесь никому не угодишь, – жмет плечами Еременко. – Я был первым на шайбе. Но не ожидал, что Койву поднимет мне клюшку. Это была наша дуэль: я и он. Защитник Илья Никулин остался где-то сзади. Так получилось, что финн меня обхитрил.

– Но статистика говорит о том, что когда Еременко в воротах, сборная России почти не проигрывает, – не желая завершать разговор на печальной ноте, добавляю я.

– Дай бог, чтобы так и дальше было, — говорит Еременко.

Мы уже спускаемся с самого крутого холма, откуда открывается потрясающая панорама Берна. Есть надежда, мы не сильно укатали игроков сборной перед матчем с французами. Да и свободный день в субботу. После утренней тренировки гуляй хоть до заката, а мы бродили только до вечера.

Красивый город Берн. Очень хочется взять его 10 мая, в день финала.