СОБЫТИЕ ДНЯ. ХОККЕЙ. НХЛ
КУБОК СТЭНЛИ. ФИНАЛ

Вашингтонский корреспондент «Советского спорта» побывал на шестом матче финала в Питтсбурге и рассказывает, как облил кофе главного арбитра встречи и как за своего сына болели родители Малкина.

Перед матчем хоккеисты «Детройта» по обычаю играли в футбол под трибунами возле раздевалки. Вашему корреспонденту, проходившему мимо, пришлось уворачиваться от летающего мяча. Мне навстречу на свою беду шел один из двух главных арбитров матча Билл Макрири. Он был в хоккейных рейтузах и со стаканом кофе в руках.

Уклоняясь от мяча, я случайно применил «силовой прием» против Макрири, и бедняга облился горячим кофе. В этот момент Билл как-то нехорошо на меня посмотрел. И даже зашевелил своими знаменитыми усами. А игроки «Детройта» засмеялись.

Зря они это сделали. Когда я поделился этой историей в Интернете, болельщики «крыльев» потом меня в шутку обвиняли, что из-за этой истории Макрири не удалял «пингвинов» аж два с половиной периода.

К концу матча «Детройт» завладел инициативой. Нервы родителей Малкина явно не выдерживали напряжения. В первом-то перерыве мама бомбардира Наталья Михайловна улыбалась и что-то обсуждала со знакомыми из Магнитогорска, которые приехали в Питтсбург поддержать земляка.

Во втором перерыве к Наталье Михайловне и Владимиру Анатольевичу выстроилась очередь из фанатов «Пингвинз», жаждущих сфотографироваться и пожать руку родителям форварда. Но было видно, что улыбка Малкиным давалась с натяжкой. Только наставник СКА Барри Смит, находившийся рядом, не унывал и свободно общался с болельщиками.

Под трибунами я встретил отца Жени. Говорить он толком не мог. Лишь нервно сжал мне руку – я испугался, что он сломал мне палец.

Третий период. Родители Малкина сидят на самом краешке кресел, порой вскакивая вместе с другими болельщиками. Очередной финт Жени. Родители в унисон со стадионом скандируют: «Джино! Джино!».

Вот «Детройт» отыгрывает одну шайбу, снимает вратаря. Наталья Михайловна сжимает от напряжения кулаки. Финальная сирена. По лицу мамы Малкина бегут слезы. Сидящие вокруг болельщики встают и аплодируют ей. Трогательная картина.

– Самая трудная игра в моей болельщицкой жизни! – после матча папа Малкина снова смог говорить. – Трудно такие смотреть. Я уже не так к ним готов психологически. Сильно переживаю. На кон же все поставлено. Или пан, или пропал.

В Детройт на седьмой матч ехать не хотим. Мы два раза там были, и ни одной победы не привезли. Мы на машине ездили. А теперь руководство «Питтсбурга» приглашает в свой самолет. Все равно моя жена наотрез не хочет. Детройт – нефартовый для нас город.

Внимание болельщиков, честно говоря, надоедает. Но мы не отказываемся, а несем людям радость. Я никогда не думал, что в Америке такие фанаты. Они с нами фотографируются, дарят сладости к чаю. Так много за раз, что мы их целую неделю едим!

В третьем периоде в одной из комнат «Меллон Арены» человек в костюме и в белых перчатках достал из большого ящика кубок Стэнли. Этого не показали по телевидению, но в той комнате с кубком уже было заготовлено шампанское и ленточки чемпионов.

Правда, если в прошлом году раздевалку «Детройта» начали украшать еще в третьем периоде шестого матча, то на этот раз такой поспешности функционеры лиги не допустили.

После финальной сирены я встретил комиссара лиги Гари Бэттмана, который стоял возле раздевалки «Детройта» и сиял улыбкой. Седьмой матч финала для НХЛ – словно выигрыш пары десятков миллионов долларов в лотерею.