V4x3 l 1472659863245

Честно говоря, еще недавно это казалось абсурдом. Ну как это так – не успел человек игровую карьеру закончить, ему всего-то под 40… И сразу солидная пенсия! Однако факт есть факт – с декабря прошлого года ее начали начислять бывшим игрокам КХЛ.

Пока их только четверо. Первым пенсионером в КХЛ стал 41‑летний голкипер СКА Дмитрий Ячанов. Вслед за ним пенсию стали получать 41‑летний вратарь «Ак Барса» Сергей Николаев, 37‑летний защитник «Локомотива» Сергей Жуков, 37‑летний защитник «Амура» Роман Кухтинов.

– Мы начали эту программу еще в 2009 году, и сейчас она набирает обороты, – рассказывает Андрей Коваленко. – А с декабря сезона ребята начали получать первые выплаты. Еще шестеро подали документы на оформление. С каждым годом наш пенсионный фонд растет. Есть договор с КХЛ, которая в течение трех лет перечислит на нашу пенсионную программу порядка 75 миллионов рублей.

– И какая у хоккеиста пенсия?
– Ее размер зависит от того, сколько сезонов игрок провел в лиге. Какой у него был размер взносов… Так что у всех разная. Я не уполномочен называть этих сумм. Скажу лишь, что верхний предел не ограничен. Все опять же зависит от сумм вложений и доходности инвестиций. В последние годы он составлял около 11 процентов годовых.

– Если все так здорово, почему пенсионеров всего четверо?
– На самом деле их больше, просто многие к нам за пенсией пока не обращались. Допустим, Дмитрий Юшкевич. Он тоже взносы платил. Но сейчас говорит: «Пока я работаю, пусть моя пенсия спокойно лежит и накручивает у вас проценты. Будут деньги нужны – заберу». Такое же решение приняли Равиль Гусманов и Макс Соколов, закончивший карьеру, но тут же устроившийся на работу тренера в «Атланте».

– То есть игроки могут при желании забрать всю сумму разом?
– Конечно, все свои деньги, что накопились, плюс проценты. А можно получать пожизненно. Или в срок от пяти до 20 лет. Или вообще не трогать, оставить своим потомкам.

– Ваш фонд – только для игроков?
– Вступить хотите? Нет, он пока работает только для хоккеистов – членов профсоюза, выступающих в КХЛ, ВХЛ и МХЛ.

– Но ведь в ваш профсоюз и тренеры вступают.
– Уже более ста человек вступило! И мы сразу выбили для них у лиги четкий контракт, зарегистрированный в КХЛ. Теперь все специалисты знают, какая компенсация им полагается в случае разрыва контракта по инициативе клуба. Из российских тренеров в профсоюзе – почти все. Чуть ли не единственное исключение – Олег Знарок. А вот иностранцы вступают 50 на 50. И многие потом жалеют, что вовремя заявление не написали…

– Например?
– Да вот беседовал с финнами, работавшими в Нижнем Новгороде. Они все: «Подумаем, потом…». А как их уволили – сразу позвонили: «Впишите нас задним числом, мы же хотели вступить». Чтоб достойную компенсацию получить. Нет уж, говорю, езжайте в Финляндию с теми деньгами, что вам в «Торпедо» заплатили. А вот Йортикка, когда приехал в «Амур», сразу вступил. И швед Густафссон тоже…

– Вот он вовремя успел! Ведь в «Атланте» всего два месяца продержался.
– Ну и что? Он – член проф­союза. Мы долго беседовали с руководством клуба после его отставки. И добились, чтобы тренеру выплатили компенсацию, которая устроила обе стороны. А еще мы отстояли интересы Хомутова, когда «Барыс» пытался уволить его за выдуманные прогулы. Полгода дело тянулось. Но нам удалось доказать во всех инстанциях, что Андрей Валентинович честно выполнил свою работу. И все положенные деньги он получил.


Связанные материалы: