ГЕРОЙ НЕДЕЛИ

 Капитан «Молота-Прикамье», воспитанник пермской школы Олег Савчук после трех подряд побед свой команды считает, что она избежит расставания с элитой.

После ничьей с «Магниткой» пермяки, как казалось многим, безнадежно занимавшие последнюю строку таблицы, одолели «Мечел» (3:2), «Амур» (1:0) и ЦСКА (3:2). В двух последних матчах у «молотобойцев» отмечался шайбами ветеран клуба Олег Савчук, открывший лицевой счет в чемпионате. 10 очков в четырех поединках позволили уральцам подтянуться к группе аутсайдеров, и теперь от недавней пропасти, отделявшей пермяков от остальных, не осталось и следа. Лишь два балла отделяют команду Валерия Постникова от ближайшего соседа — «Спартака».

— Ребята притерлись друг к другу, вот и начали выигрывать, — говорит Олег Савчук. — Ведь в межсезонье команда обновилась почти полностью. Естественно, требовалось время на отработку взаимопонимания. К тому же поначалу выдалась серия неудачных матчей, не выручали вратари. Судьи словно на нас за что-то взъелись… Во время ноябрьской дозаявки к нам добавился опытный чешский голкипер Олдржих Свобода, безусловный профессионал. Свобода начал выручать, и нам, полевым игрокам, стало спокойнее за последний рубеж. Он вселил в нас уверенность, мы смелее стали идти вперед, отсюда и результат. В шести матчах после перерыва уступили лишь дважды — «Ладе» и «Салавату».

— Как реагировали на ваш провал болельщики?

— Знаете, с пониманием, с каким-то отчаянным терпением и надеждой. Самые преданные приходили всегда, а сейчас дворец стал почти полным. Они по нашим глазам видели: чувства обреченности у нас не было. Уверен, если будем так играть и дальше, сумеем вырваться из опасной зоны.

— То есть вы, как капитан клуба с девятилетним стажем, считаете, будущее «Молота-Прикамье» безоблачно?

— Ну не совсем так категорично. Конечно, будем бороться со всеми. Ведь соперники в элите непростые. Просто я думаю, сейчас ни один клуб не сможет выйти на матч против нас с чувством пренебрежения. Иначе сразу же поплатится за это. Уверен, тяжело придется во встречах с нами и лидерам…

— Прошлым летом вы приезжали в Москву, играли за ЦСКА, но перед началом сезона покинули столицу и вернулись в родной клуб…

— В Перми у меня не закончился срок контракта, но клуб одно время был на грани финансового краха, все об этом знают. Потому я и принял предложение главного тренера ЦСКА Владимира Крутова. Хотел остаться выступать за армейцев, даже приличная тройка у нас образовалась. Но соглашение с «Молотом» требовало дополнительной компенсации, довольно высокой, и я вернулся домой. О чем ни капли не пожалел: ведь армейцы в прошлом году вылетели, а мы — нет…

— Значит, забить гол в недавнем матче ЦСКА для вас было важно?

— Не стал бы так категоричен. Просто наше звено, а выступаю я сейчас в тройке с Жеребцовым и Губановым, очевидно, нашло игру. Вот мы и забиваем…

— Вам 36, но заканчивать, видимо, не собираетесь…

— Да нет, собираюсь еще покоптить небо… Только вот из Перми, наверное, никуда не уеду. По окончании карьеры думаю стать тренером клуба.

— Был ли в вашей карьере случай, когда хотелось бросить хоккей?

— Помимо «Молота» я поиграл в Челябинске, Череповце, чуть-чуть в Нижнекамске… Но нигде, кроме родного клуба, не чувствовал себя так уютно. Когда в 1987-м отслужил в армии в Орске, где играл за местную команду, вернулся в Пермь. Тогда «Молот» еще не играл в элите, и меня пригласили в «Трактор», на то время один из крепких середняков класса сильнейших. Но не отпускали. Дело дошло до судов, хотелось поскорее все забыть, даже хоккей. Но в итоге все разрешилось: я поехал в Челябинск, отыграл там два с половиной сезона, а затем вернулся домой.

— Вы женились еще в 18, а вашей дочери скоро будет 15. Не задумались о наследнике?

— Не буду загадывать. Мы со Светланой действительно полюбили друг друга очень рано. Она моя ровесница, и вместе мы, получается, больше, чем полжизни. Наша красавица Аленка действительно уже невеста, занимается фигурным катанием. Только вот грандиозных планов в спорте мы перед ней не ставим. Быть может, и пришла пора задуматься о сыне, продолжателе традиций отца.