ХОККЕЙ

ПАС ВРАЗРЕЗ

С точки зрения качества игры, хоккей на декабрьском турнире в Москве всегда был далек от лучших образцов. Все участники опустошены трехмесячной гонкой в национальных чемпионатах, само время сызнова заправить баки, а тут опять играй.

Год назад Борис Михайлов попробовал пойти против законов хоккейной природы, потребовав от игроков российской сборной сумасшедшей самоотдачи, — и в результате последовал разгром в решающей игре с чехами. Вроде бы и команда Владимира Плющева не обещала нынче зрителям большой радости. Тем более что состав ее в значительной мере вынужденный, если не сказать случайный. Но вот какой разговор я невольно подслушал после матча Россия — Швеция, обгоняя по дороге из Лужников к метро молодую пару. «Сегодня испытал такое удовлетворение! — толковал парень своей спутнице. — Знаешь, перед армией я мог оказаться в хоккее. В такой игре, как у наших сегодня, я бы с удовольствием покуролесил!»

Думаю, парень угадал самый нерв того, что делает в сборной Плющев. Игрокам должно быть «вкусно» на льду! Если правду говорят, что наступивший век — век России, то обязаны же появиться какие-то признаки наступающего для нас просвета! И я, например, два из них уже вижу. Что футбольная сборная, что хоккейная, не сговариваясь, заиграли вдруг в удалом, веселом, жизнеутверждающем ключе. Взялись заряжать нас с вами энергией. Многообещающее совпадение!

Не удивлюсь, если вдруг выяснится, что Плющев выбирает игроков не по строгим технико-тактико-функциональным показателям, а по заряду энергии. И по тому, насколько человек сохранил в себе детскую непосредственность. Такой не замутненный спецификой хоккея подход чреват непониманием как самих игроков, так и наблюдателей. Но и горазд на открытия. «Ну что это за звено?» — поморщился я, обнаружив на льду связку Суглобова с Соиным, которым в центре был придан Горовиков. Соин был едва ли не слабейшим в сборной на «Карьяле», Суглобов, не забив в чемпионате ни шайбы ни за «Локомотив», ни за «Нефтехимик», и вовсе превратился в одиозного «протеже Плющева». И вдруг — нате вам! Тренер всего-то передвинул Соина из центра на край, снабдил его столь же искрометным напарником — и понеслось! Выходили «С — С» и в большинстве, и в меньшинстве, шведов сверхскоростями затерроризировали, и в итоге «протеже Плющева» забил две шайбы. Так у нас в сборной высекают игровую искру. Вот только столь ярких примеров пока немного.

Со взрослыми игроками Владимиру Анатольевичу посложнее, в чем он уже убедился. Королюк сыграл в Чехии так себе, Коваленко в Финляндии — тоже. Разин сейчас против шведов также не попал в ритм (впрочем, его, напомню, взяли в сборную в последний момент, «холодненьким»). А ведь Плющев пока не имел дела с энхаэловцами, на которых, как говорит, имеет виды. Из этих-то ребят если что и можно вытащить, то только не детскую раскованность.

На днях у меня случился разговор с одним опытным специалистом. «Я бы дал Михайлову денег и оставил его в сборной, — заметил мой собеседник. — Есть у Петровича харизма». Я не согласился, возразив: «Тот хоккей было трудно смотреть. Все время хотелось игроков пожалеть. А я бы хотел им завидовать». И знаете, мой бывалый собеседник с этим доводом согласился. Ну не бухгалтеры же мы все в конце-то концов! Столько-то медалей, столько-то лет без медалей и т.д. Должно же быть еще и интересно, еще и увлекательно! Иногда, знаете ли, настроение и интрига, исходящие от спорта, важнее формального успеха.

А Плющев, к слову сказать, образовавшийся вакуум по этой части уловил. «Пришел непонятный тренер, набирает непонятных игроков. Сразу возник дополнительный интерес: что же будет?» — примерно так говорит Владимир Анатольевич, лукаво улыбаясь.