Андрей медведев

Какой клуб Суперлиги может похвастать тем, что имеет вторым вратарем трехкратного чемпиона мира? Пусть даже среди юниоров и молодежных команд? Только «Спартак». Тем не менее в короткой биографии Андрея Медведева этот парадокс отнюдь не единственный. Но, как выяснилось, Медведев относится к этому спокойно, считая, что его время еще придет.

НЕ СРАЗУ ПРИВЫКЛИ К ИШМАТОВУ

– Андрей, коллекции наград, которую вы к 19 годам успели собрать, позавидует не один зрелый мастер. Однако в воротах «Спартака» вы появляетесь довольно редко.

– Наверное, все дело в возрасте. Я еще молодой. «Спартак» решает главную задачу – остаться в Суперлиге. Потому доверяют более опытным вратарям, тому же Стиву Плуффу.

– Канадец в этом сезоне не блещет…

– Я не стал бы обвинять его одного во всех смертных грехах. Ему полевые игроки нечасто помогают.

– Но ведь перед молодежной сборной всегда стояли не менее серьезные задачи, тем не менее ее тренеры, и Владимир Плющев, и Рафаил Ишматов, неизменно отдавали предпочтение вам.

– Не смогу объяснить это. Возможно, влияло то, что сборная играет в несколько иной хоккей, чем «Спартак». Ну и потом в главной молодежной команде собираются ребята одного возраста. Я всех их хорошо знаю и чувствую себя в своей тарелке. Что тоже немаловажно для обретения уверенности. Но, надеюсь, после третьего золота мне и в клубе будут больше доверять.

– Может быть, играет роль то, что чувствуете себя в сборной первым вратарем?

– Я бы так не сказал. Перед последним чемпионатом мира было два турнира, всего шесть игр. Я лишь в двух выходил на лед. В остальных ворота защищал Константин Барулин. Так решил Ишматов…

– Который перед чемпионатом мира не раз говорил, что в команде хромает дисциплина.

– С Плющевым мы работали три года. Он нам доверял, особой строгости в команде не было. Ишматову это не нравилось, он сразу закрутил гайки, стал разбираться, кто виноват в ситуации. Многие были недовольны. Но перед чемпионатом мира он с каждым отдельно поговорил, и все стало на свои места. Например, мне он сказал, что я должен поменять взгляды на жизнь. Я сначала не понимал, в чем дело, вроде на тренировках нормально работаю. Ну разве что опоздал пару раз на обед. Ему это не нравилось, он любил, чтобы все было минута в минуту. Есть расписание – надо его соблюдать. Поначалу нам трудно приходилось. Но потом привыкли. Одно могу сказать точно: Плющев и Ишматов – прекрасные высококвалифицированные специалисты, знатоки своего дела.

ЕЩЕ УСПЕЮ НАИГРАТЬСЯ

– Помните дебют за «Спартак»?

– В феврале 1999 года, когда мне было только 15, впервые вышел на лед в матче регулярного первенства. Было это в Омске, и к моменту моего появления на площадке «Спартак» проигрывал – 0:5. За 20 минут я пропустил еще две шайбы. Однако настоящая проверка на прочность наступила через неделю, когда прямо перед домашним матчем с «Ак Барсом» получил травму наш основной голкипер Александр Никифоров, и мне сказали, что играть буду я.

– И отстояли на ноль…

– Да, такое не забывается. Сергей Решетников во втором периоде открыл счет, и в третьем казанцы пошли вперед всей своей мощью. «Спартак» был вынужден играть от обороны, тут уж пришлось потрудиться. Но все сложилось удачно.

– Логично было предположить, что после этого успеха вам доверят место основного голкипера. Но этого не произошло.

– Да нет, основным на тот момент был Никифоров, лишь по воле случая я тогда вышел на лед. Никифоров выздоровел, все вернулось на свои места. В тот момент ситуация у команды была очень сложная, потому закономерно предпочтение отдали более опытному голкиперу.

– Давайте вспомним, как начиналась ваша карьера.

– В «Динамо» я пришел в 5 лет. Известный тренер Ерфилов предложил попробовать встать в ворота. Через 7 лет Ерфилов ушел в «Искру», в школу вратарей, куда пригласил и меня. Чтобы посещать его тренировки, пришлось бы пропускать занятия в «Динамо», откуда меня отпускать не хотели. В результате я оказался в «Спартаке», где подобрался очень сильный коллектив 1982 года рождения.

– Находясь постоянно на вторых ролях, вы не думали об уходе?

– Никогда. «Спартак» – родной клуб, я рад играть за него даже вторым вратарем. И потом, если бы мне было 22 – 23 года, а я сидел бы на лавке, тогда – другое дело. Мое время еще придет.

– Ну а предложения от других команд были?

– У меня есть агент, он мне ничего на эту тему не говорил. Лично же со мной никто не контактировал.

– В свои 19, как это ни парадоксально, вы в «Спартаке» – ветеран. Вам довелось поработать с четырьмя наставниками. Что менялось в команде?

– Да, Якушев, Соловьев, Канарейкин и вот теперь Шепелев. Особых изменений не замечал. «Спартак» всегда играл в свой хоккей, каждый новый главный привносил что-то свое, но ничего не ломал. Со всеми тренерами было приятно работать.

– Говорят, игроки не очень довольны старшим тренером Александром Бариневым.

– Я работал с ним и раньше. Возможно, тогда он был немного помягче. Конечно, иногда он повышает голос, но такой уж у него характер. Одно могу сказать наверняка: Баринев – отличный тренер.

В НХЛ НЕ ТОРОПЛЮСЬ

– Голкиперу, сумевшему стать чемпионом мира не где-нибудь, а в Канаде, не приходили мысли об НХЛ?

– Я задрафтован в 2001 году «Калгари» во втором раунде под 56-м номером. Многие в моем возрасте мечтают уехать за океан. Но я считаю, что сперва должен проявить себя здесь, создать некий фундамент, чего-то достичь.

– Илья Ковальчук тоже говорил нечто подобное. А вот если в межсезонье скажут: Андрей, бросай все, поехали в тренировочный лагерь «Калгари»…

– Что значит, бросай все? Ковальчук всегда здорово играл, мечтал об НХЛ. У меня и предложений таких пока не было. Если появятся, тогда и буду об этом думать. К тому же сравнивать в этом смысле вратаря и полевого игрока очень сложно. За океаном немногим нашим голкиперам удалось себя проявить. В отличие от полевых игроков.

– Почему?

– В Северной Америке хоккей другой. Огромное количество бросков по воротам. Там открытый хоккей. Думаю, потому что никто не вылетает из лиги. У нас все по-другому. Можно простоять весь матч, а в последние минуты на тебя обрушится град ударов. Там же вратарь постоянно в работе, расслабиться не дают.

– На последнем молодежном чемпионате мира вы встретились с таким хоккеем в исполнении канадцев и американцев?

– Конечно. Мало того, все ребята молодые, здоровые, полные сил, носятся по льду как угорелые, постоянно ищут счастья у ворот противника. Их этому с детства учили.

– У вас есть кумиры среди вратарей?

– Очень нравится игра Николая Хабибуллина. Считаю, он – лучший российский вратарь в НХЛ. Если говорить о канадцах, очень импонирует манера Кертиса Джозефа и Патрика Руа.

– Какими качествами должен обладать хороший вратарь?

– При теперешнем силовом хоккее нужно уметь хорошо играть клюшкой на выходах. Что касается неигровых качеств, на льду я стараюсь сохранять спокойствие, хотя не могу сказать, что в жизни я очень уравновешенный человек. Просто вспыльчивость в игре мешает. Как раз перед чемпионатом мира сборная играла с «Крыльями». Я пропустил три шайбы за полтора периода, причем только в первой моей вины нет, а остальные никак к разряду неберущихся не отнесешь. Я обозлился, стал клюшку на лед бросать. Не надо было этого делать, показывать зрителям свои эмоции. Лучше от таких поступков никому не будет.

ЛИШНИЙ ВЕС – НЕ ПРОБЛЕМА

– Ваша необычная прическа – дань моде? (Волосы Медведева выкрашены в цвет, очень близкий к желтому. – Д.Н.).

– Я уже три года так хожу. Покрасился после первого своего золотого чемпионата мира, понравилось.

– Вашей девушке нравится?

– Конечно, раз мы продолжаем общаться. Она сейчас учится и работает.

– Оформлять отношения не собираетесь?

– Пока я об этом не думал, надо сначала жизнь как-то устроить.

– На фото четырехлетней давности Андрей Медведев выглядит заметно худощавее…

– У меня и в 15 лет был лишний вес. Потом рос, еще прибавлял. Пока мне это не мешает. Многие говорят, надо сбрасывать килограммы. Если действительно почувствую в этом необходимость, буду решать проблему. Способов есть предостаточно. А к разговорам о своем лишнем весе отношусь спокойно и уж, конечно, не обижаюсь.

– А как же любовь к пиву?

– Кто же его не любит? Но если вдруг придется отказаться от него, конечно, откажусь. Я же не каждый день его пью. Так, изредка.

– Чем занимаетесь в свободное время?

– Люблю другие виды спорта: футбол, волейбол. В кино иногда удается сходить с ребятами, чаще всего днем, после тренировки.

– Машина есть?

– «Восьмерка». Но я сейчас редко езжу. Во-первых, из дома удобнее до Сокольников на метро ехать, во-вторых, у меня и прав нет.

– Рассказывают, что однажды вам домой позвонил экс-президент «Спартака» Борис Майоров и услышал ваш голос: «Квартира чемпиона мира Андрея Медведева!» После чего бросил трубку.

– Вранье. Был конфликт, не спорю, я некоторое время не тренировался. Майоров действительно звонил, мы разговаривали, но этот случай кто-то придумал.

– Кстати, на сколько рассчитан ваш контракт со «Спартаком»?

– Еще на сезон. Загадывать дальше не вижу смысла. Если предложат что-нибудь, будем разговаривать. Но я бы не хотел выступать в России ни за какой другой клуб, кроме «Спартака».