ХОККЕЙ С МЯЧОМ

Как и во всяком игровом виде спорта, наставники команд по хоккею с мячом подчас обвиняют в своих неудачах представителей судейского корпуса. Накануне игр плей-офф, когда в дело вступает жесткое правило: «Проигравший – выбывает», мы попросили прокомментировать ситуацию с судейством известного в прошлом футбольного и хоккейного арбитра, а ныне председателя судейского комитета ФХМР Алексея Маркелова.

– Алексей Григорьевич, в нынешнем году некоторые наставники команд утверждают: уровень судейства упал. Дескать, по итогам прошлого сезона из-за возрастного ценза ушли опытные арбитры, в том числе и вы, а достойной смены – не видно… Как вы относитесь к таким заявлениям?

– Кто об этом говорит?! Владимир Янко из «Зоркого»?! Так он всегда недоволен! Некоторые его претензии в адрес судей граничат с абсурдом! Например, он умудрился обвинить арбитров даже тогда, когда соперник его команды («Уральский трубник». – Прим. О.Г.) имел за матч 105 минут штрафного времени, а «Зоркий» – всего 30! О чем тут можно говорить? Ни разу Янко не признал своих ошибок или того, что соперник победил по делу. Он все время в прямом смысле оскорблял арбитров. Причем не только на пресс-конференциях, но и по ходу матча. В конце концов терпение лопнуло, и в одной из игр его наконец-то удалили с поля. Считаю, что ему многое прощается…

– Но были претензии и от других наставников. В частности, от Сергея Ломанова из «Енисея». Выражали недовольство и главные тренеры команд после встречи «Кузбасс» – «Сибскана».

– Давайте разберемся конкретно. Официальных протестов после игры в Кемерово не поступило. Тренеры, видимо, говорили на эмоциях после игры, а затем поостыли. Ломанов же – человек вообще эмоциональный и самолюбивый. Он, конечно, не Янко, отходит быстрее и может принести извинения, но также высказывается резко. Дело все в том, что и Ломанов и Янко добивались успехов на самых высоких уровнях и не хотят понять, что жизнь не стоит на месте и соперники подтянулись. Особенно, повторюсь, это касается наставника подмосковной команды. Перед сезоном он громогласно заявил о том, что «Зоркий» будет бороться за тройку призеров. Но ведь понятно, что пока уровень игры команды не соответствует продекларированным задачам.

Приведу еще один наглядный пример. Нам прислали протест из Хабаровска. В него внесли 17 претензий. Так вот, комиссия, неоднократно просмотрев видеозапись, постановила, что только в двух случаях были спорные, подчеркиваю спорные, судейские решения. А остальные пятнадцать пунктов были просто бездоказательны и беспочвенны. Этот официальный протест из Хабаровска был чуть ли не единственным на всем предварительном этапе.

Видимо, нужно делать как в футболе. При подаче протеста клуб должен платить деньги, а за некорректные, бездоказательные утверждения руководителей команд, без официальной подачи протеста, штрафовать клубы. Ведь в том же футболе наказывали практически всех наставников. И каких! Романцева, Морозова, покойного Садырина, Семина… И клубы, наверное, все штрафовались. А мы все делаем бесплатно и иногда проявляем либеральность. Хотя сейчас дело все-таки с мертвой точки сдвинулось. И в лучшую сторону.

– Так что же, судьи в русском хоккее всегда правы и кристально чисты?

– Я этого не утверждаю. Они тоже люди и, конечно же, ошибаются. Но самое главное – делают это в основном непредвзято.

– Но вы как-то ловко ушли от ответа об уровне судейства и о преемственности поколений..

– Думаю, что уровень судейства в целом нормальный. Да, из-за возрастного ценза ушли пять опытных рефери, достигших возраста 50 лет…

– В том числе и вы..

– В том числе и я. Но, во-первых, у нас достаточно много хороших арбитров в самом, что называется, «золотом возрасте» 30 – 45 лет, а во-вторых, появляются молодые ребята, которые подхватывают эстафету. Показатель работы проявляется хотя бы в том, что в предварительной части турнира был дисквалифицирован лишь один арбитр. Кроме того, за работой судьи следят инспектора, и от выставленной оценки зависит судейский гонорар.

– Какой же он у арбитров в русском хоккее?

– Гонорар главного арбитра за матч составляет три тысячи рублей. С тем же футболом, конечно, не сравнить, но тем не менее. Так вот если оценка составляет пять баллов ( то есть высшая), то судья получает свой гонорар полностью. Если от 4 до 5 баллов, то платится уже 75 процентов гонорара, от 3 до 4 баллов – 50 процентов, а ниже трех баллов – соответственно ничего. Инспектор получает 1500 рублей за матч.

– Но во время плей-офф наверняка будет работать гораздо меньше людей?

– Естественно, будут работать самые лучшие. Если в ходе регулярно первенства мы шли навстречу наставникам и не назначали арбитров из городов, представляющих конкурирующие клубы, то сейчас в этом необходимости не будет. Ведь каждый поединок может стать последним для любой команды. А со своим конкурентом ты встретишься не раньше полуфинала – финала.

Вообще же мне кажется, что судейская проблема слишком сильна раздута. Еще раз скажу, что ошибки бывают, но чаще всего непредвзятые. И ваш покорный слуга – не исключение. Например, в минувшем сезоне во время полуфинала «Енисей» – «Старт» немного не успел к месту событий и не смог точно определить, где сбили игрока «Старта», в штрафной площади или нет. Представляете атмосферу? Полный стадион Красноярска бурлит как кипящий котел. Счет – 2:1 в пользу гостей, до конца встречи минут десять. А на кону – ни много ни мало путевка в финал. Поскольку точно не был уверен, то пенальти не назначил, а просто удалил красноярца. Дело в том, что помощник тоже не дал никакой отмашки. Но чувствовал какую-то неудовлетворенность. Поэтому в самом конце игры, уже при счете 2:2, в такой же спорной ситуации не назначил пенальти в ворота «Старта». Ломанов вначале предъявлял претензии, но когда я напомнил ему предыдущий момент – успокоился. Можно сказать даже, что я не ошибся, а не был уверен на все сто процентов. Так что в игре всякое может быть. С кем угодно.