После четырнадцати лет выступления в НХЛ в Россию вернулся нападающий Сергей Брылин. Хоккеист, все это время проведший в одном-единственном клубе «Нью-Джерси» подписал контракт с питерским СКА.

- Много фанатов просит автограф у живой легенды НХЛ?

- Я бы не сказал. Иногда подходит пара человек, не больше.

- Не обидно, что единственный трехкратный обладатель Кубка Стэнли в новой Континентальной хоккейной лиге обделен вниманием?

- Наоборот, болельщики не мешают хоккей смотреть (смеется).

- Когда стоит ожидать вашего дебюта за СКА?

- Честно говоря, сам еще не знаю точной даты. После отпуска встал на коньки всего пять дней назад и нахожусь не в самой лучшей форме. Тренерский штаб все прекрасно видит и особо не напрягает меня этими вопросами. Нет смысла с шашками наголо рваться в бой, рискуя получить травму. Думаю, дебютирую в середине августа.

- Сейчас тренируетесь с основной командой?

- Нет. Первые дни в Санкт-Петербурге проводил втягивающие занятия вместе с ХК ВМФ, который с этого сезона начнет выступление в высшей лиге.

- С жильем в Питере уже определились?

- Как раз сейчас и занимаюсь поиском квартиры и школы для дочки. Ее желание для нас женой на первом месте. Хочу, чтобы моя восьмилетняя дочурка с утра как можно меньше времени тратила на дорогу в школу.

- И все же наверняка хочется жить в квартире поближе к ледовому дворцу или базе СКА?

- Я уже дяденька взрослый (улыбается). Уеду на тренировку на пятнадцать минут раньше или позже - практически нет разницы.

- Стоило Ягру появиться в Омске, как в первый же день он обзавелся новой квартирой. У вас возникли какие-то сложности?

- Конечно, ведь я уже не помню, когда в последний раз переезжал. Многие хоккеисты практически живут на чемоданах, а я выступал за один и тот же клуб на протяжении 14 лет. Поэтому, когда все же принял решение вернуться в Россию, для семьи в бытовом плане это было нелегко.

- За столько лет в «Нью-Джерси» вы стали иконой клуба. Что заставило вас столь круто изменить свою жизнь?

- С приходом нового тренера Брента Саттера в прошлом году моя роль в команде немного изменилась. Стал проводить на льду все меньше и меньше времени и, в конце концов, понял, что не вхожу в планы наставника. Летом у меня была возможность продления контракта еще на год, но решил отказаться. Ведь при таком раскладе в следующем году найти новый клуб оказалось бы еще сложнее. Поэтому решил, что лучше уйти сейчас. Ведь вешать коньки на гвоздь я еще не собираюсь!

- Не возникало желания подождать еще год? Потерпеть, рискнуть - вдруг тренер одумается?

- Нет. Я просто не видел никаких перспектив в «Нью-Джерси». Когда тебе 34 года, то каждый сезон на вес золота.

- Фанаты клуба болезненно отреагировали на ваш уход? Что писала североамериканская пресса?

- Да я особо газет не читал... В Нью-Джерси осталось много хороших друзей, приятелей: вот они очень расстроились. Но все же сделали мне кучу комплиментов и пожеланий перед отъездом. Оно и понятно, когда почти всю карьеру проводишь в одном клубе, добиваешься с ним трех побед в Кубке Стэнли, люди начинают относиться к тебе с теплотой.

- Не пытались разобраться, почему все так произошло?

- Это вопросы к руководству клуба, а не ко мне (немного расстроенно).

- Обиды не осталось?

- Есть немного... Хотя я прекрасно понимаю, что люди подошли к моему переходу со стороны бизнеса. Во многом сам виноват, что настолько прикипел к «Нью-Джерси», воспринимал все близко к сердцу...

- После 14 лет в НХЛ кого в вас больше: русского или уже американца?

- Даже там мы все равно остаемся русскими! Разумеется, что-то во мне изменилось за эти годы, на что-то смотрю по-другому...

- О чем именно речь?

- (задумывается) Видите, даже не могу конкретно сказать, что внутри поменялось за эти годы. По мне, так какой был, такой и остался.

- Не растворились в Санкт-Петербурге после крохотного Нью-Джерси?

- Не сказал бы, хотя не ожидал увидеть на улицах такое количество машин. Еще волнует ситуация с разводными мостами. На днях надо будет внимательно изучить расписание, чтобы не провести всю ночь в чужом районе (смеется).

- Было время изучить отличие американских дорог от российских?

- В Питере в основном езжу от гостиницы до дворца спорта, что отнимает не так уж много времени. А вот когда ехал из Москвы в Санкт-Петербург, то дорога местами выглядит как после бомбежки. После жизни в США немного резануло глаз, что такая важная трасса находится в столь плачевном состоянии. Где-то между двумя полосами вообще нет разделительных отбойников...

- С нынешним тренером СКА Барри Смитом часто пересекались в НХЛ?

- Пару раз всего. Последний раз виделись на прощальной игре Игоря Ларионова. Но в основном все наши встречи обходились традиционными «привет» - «пока».

- То есть фигура главного тренера не сыграла большой роли в вашем переходе в СКА?

- Напротив, это стало важным фактором! Ведь после стольких лет вернуться в Россию именно к североамериканскому тренеру позволит более плавно осваиваться здесь.

Связанные материалы: