V4x3 l 1433100612586

Всего три дня назад, в воскресенье, Расул Мирзаев провел свой первый бой на профессиональном ринге после освобождения из тюрьмы, победив в Алма-Ате Ержана Естанова. А вчера, едва вернувшись в Москву, он стал гостем редакций «Комсомольской правды» и «Советского спорта». В наших стенах Расул дал свою первую пресс-конференцию после трагических событий августа 2011 года, когда от последствий его удара погиб Иван Агафонов.

«ЕСТАНОВ УСТУПАЕТ МНЕ ВО ВСЕМ»

Чемпиона мира по смешанным единоборствам в невысоком Мирзаеве угадаешь не сразу. Спокойный, скромный, очень вежливый. На плечах – пиджак, на ногах – джинсы. На вид – обычный парень! И лишь синяк под правым глазом выдает в Расуле бойца, недавно выходившего на ринг.

– Судя по вашему лицу, бой с Естановым сложился непросто?
– Не то слово! – улыбается Расул. – Ержан – крепкий парень, физически сильный. В Америке много занимался боксерской подготовкой. Да и с борцовскими навыками у него все в порядке. Так что бой выдался тяжелым. Пришлось отработать все три раунда, хотя, по моему мнению, я выиграл досрочно.

– Судьи должны были остановить поединок?
– Да. Я провел немало ударов на добивание. Но местные арбитры не хотели прекращать схватку. Видимо, до последнего надеялись, что Ержан сможет победить. Учитывая его физические данные, он вполне мог это сделать. Хотя я ни на секунду не сомневался, что все закончится в мою пользу. К тому же помнил, что Естанов говорил, мол, бойцы с Кавказа «мягкие». Чуть их придавишь, и они тухнут. Ну, я ему и показал, как мы «тухнем»! – смеется Расул.

– Говорят, страсти накалились до того, что после поединка секунданты бойцов едва не сошлись в рукопашной.
– Да уж, градус эмоций зашкаливал, – кивает головой Гаджиев. – Ребятам из команды Ержана показалось, что Расул использовал запрещенный прием. Пытались выяснить с нами отношения… Но в итоге все закончилось благополучно. Да и Естанов сам сказал, что бой прошел по правилам.

– Если казах попросит – согласитесь на матч-реванш?
– Если честно, мне это неинтересно, – пожимает плечами Мирзаев. – Ержан уступает мне по всем параметрам.

«НАДО ПОГОВОРИТЬ С РОДИТЕЛЯМИ ИВАНА»

– Этот поединок стал для вас первым в смешанных единоборствах после освобождения из тюрьмы. Как вас приняла публика? – вопрос Мирзаеву.
– Нормально, – пожимает плечами боец. – Не заметил никакого негатива. Ни в Алма-Ате, ни в Белгородской области, где я месяц назад выступал на чемпионате страны по боевому самбо.

– По слухам, вы именно поэтому провели поединок в Казахстане, чтобы избежать негативной реакции болельщиков в России.
– Ничего подобного, – отсекает Гаджиев. – Люди, которые не любят Мирзаева, могут и не ходить на его бои. А болельщиков, которые Расула ценят, хватает, поверьте, и в России. Можно не один полный зал собрать! Другое дело, что подобрать достойного соперника ему непросто. Мы столкнулись с этой проблемой еще до известных событий. Правда, затем полем боя для нас стал не ринг, а зал суда…

– И когда мы увидим бой Мирзаева в России?
– Всему свое время, – продолжает Гаджиев. – У Расула на родине главная задача – восстановить свой социальный статус. Сделать это можно только после примирения с семьей Ивана Агафонова. Я очень надеюсь, что оно скоро состоится. И это будет первый шаг к тому, чтобы Расул провел свой бой в России.

– Вы все еще пытаетесь связаться с родными Ивана?
– Да, – кивает головой Мирзаев. – К сожалению, они не выходят на контакт. Будем ждать.

– Прекращать попыток не собираетесь?
– До сих пор я не могу полностью сосредоточиться на бое и тренировках. Тяжелые мысли не отпускают ни на миг. Пока я не поговорю с родителями Ивана, не смогу от этого избавиться. Душевное равновесие мне по-другому не обрести.

– Пока вы находились в тюрьме, успели что-то переосмыслить?
– Многое. Я постоянно думал обо всем – о своих ошибках, которые были в моей жизни до той ночи. О близких людях. Теперь я знаю, кому из них я дорог по-настоящему, на кого могу положиться и кто всегда будет рядом. Есть много вещей, на которые я теперь смотрю иначе…

– И иначе бы поступили в тот трагический момент?
– Давайте не будем об этом, – опускает глаза Расул.

«НЕ ПОВТОРЯЙТЕ МОИХ ОШИБОК»

– Майк Тайсон как-то признавался, что, находясь в тюрьме, много читал. Например, книги Льва Толстого. Вы тоже проводили время с книгами?
– Конечно. Прочел, например, «Графа Монте-Кристо», – без задней мысли выпаливает Расул, вызвав бурный смех в зале.

– Не было желания на несколько лет уехать из России, тренироваться за рубежом?
– Вы знаете, у меня много предложений от разных стран, клубов. Если бы я хотел, мог бы давно перебраться за рубеж. Но я хочу жить на родине и тренироваться здесь. Так что нет, никуда бежать не собираюсь.

Помимо тренировок и попыток связаться с родителями Агафонова, что еще происходит в вашей жизни?
– Последние четыре месяца я занимался в зале по два раза в день. Но теперь, после боя, могу позволить себе немного отдохнуть. Хочу побыть с семьей, с дочкой, уделить ей как можно больше внимания. А потом снова – тренировки, тренировки…

– Но в публичные места, клубы выбираетесь?
– В клубах не бываю. А в рестораны хожу. Мне же надо где-то кушать!

– Люди из-за соседних столиков к вам не подходят, пальцем не тыкают?
– Нет, в этом плане все нормально.

– Вы уже несколько месяцев находитесь на свободе, но до сих пор избегали большого общения с прессой. Наверняка вам есть что теперь сказать?
– Когда я сидел в тюрьме, мне приходило много писем. От разных людей, из многих спортивных школ. Я читал, но не мог никому ответить. Сейчас хочу всем сказать спасибо. Тем, кто не бросил меня, кто поддерживал, кто за меня боролся. И хочу пожелать, чтобы каждый человек, не обязательно спортсмен, сделал выводы из той трагической истории, которая случилась в моей жизни. И не повторял моих ошибок.


Связанные материалы: