СОБЫТИЕ ДНЯ. ВАНКУВЕР-2010
ЗНАЙ НАШИХ!

В четверг в Ванкувере в Главном пресс-центре мы презентовали совместный офис Издательского дома «Комсомольская правда» и горнолыжного курорта «Роза Хутор» — одного из главных объектов Олимпийских игр 2014 года в Сочи. Главными действующими лицами на этом празднике стали министр спорта, туризма и молодежной политики России Виталий Мутко и президент Олимпийского комитета России (ОКР) Леонид Тягачев.

ДМИТРИЙ КОЗАК ПОНЯЛ ЖУРНАЛИСТОВ

Наш олимпийский Дом — это полста квадратных метров, огороженных в Главном пресс-центре Игр, длиннющем здании, сотканном из проводов, мониторов, микрофонов... Это строение, пирсом уходящее далеко в океанский залив, из-за оригинальной конструкции крыши многие прозвали Парусами. Мне же эти силуэты порой напоминают саблезубую челюсть акулы, что весьма символично: ведь трудятся под этими причудливыми сводами исключительно акулы пера.

За дверями с табличкой «Издательский дом «Комсомольская правда» и горнолыжный курорт «Роза Хутор» скрывается дюжина стульев, несколько столов, чайник, кофеварка и огромный плазменный телевизор — все, что нужно дюжине олимпийских репортеров нашего холдинга, чтобы в комфортном режиме сочинять свои нетленки, получать очередные задания на ванкуверских планерках и приглашать под вечер в гости коллег. Собственно, последним мы и занялись в четверг, наметив торжественное открытие нашего офиса. Все-таки столь масштабно на Олимпиаде наш холдинг представлен впервые, и прописка в среде ветеранов олимпийского движения — святое дело, пока не пошли косяком соревнования.

Первыми почетными гостями из России в этот день в Главном пресс-центре стали вице-премьер России Дмитрий Козак и президент Оргкомитета «Сочи 2014» Дмитрий Чернышенко. Два Дмитрия Николаевича с интересом меряют шагами и взглядами общественные зоны журналистского хозяйства. Их интересует буквально все: вместительность залов для пресс-конференций, условия организации доступа в Интернет и починки фотоаппаратуры. Видно, что все наши рассказы они слушают очень внимательно, впитывают информацию как губки. Еще бы — ведь при каждом рассказе в их мозгах, видимо, уже рисуется образ олимпийского медиацентра в Сочи.

– Красотища-то какая! — господин Козак останавливается в коридоре и сквозь стеклянные двери устремляет свой взгляд на олимпийские кольца, переливающиеся всеми цветами радуги в центре залива. — А там что? — он указывает на палубу нашего пресс-центра-корабля.

– Во-первых, бар на свежем воздухе, — не без удовольствия поясняем мы. — Во-вторых, идеальная площадка для курения. Ведь это большая проблема была — где репортерам курить. Все олимпийские объекты объявлены некурящими! Но теперь благодаря этой палубе творческие люди не только могут расслабиться за барной стойкой, но и привычно закурить. Они этим очень довольны.

– Как я их понимаю! — воскликнул Козак, и окружение захохотало.

Осмотреть за одну экскурсию весь громадный пресс-центр — задача непосильная. Тем более для таких занятых государственных людей. Поэтому дойти конкретно до нашего офиса, расположенного по воле организаторов Игр на окраине журналистского городка, они просто не успевают по времени. А мы идем встречать новых гостей.

ЖЕЛЕЗНЫЙ ЧЕЛОВЕК ВИТАЛИЙ МУТКО

Главный пресс-центр на любых Играх — объект повышенной охраны. Поэтому, будь ты хоть трижды министр спорта России Виталий Мутко, будь добр пройти самый тщательный контроль. Для начала — получи гостевой пропуск. Да-да, просто так, без нашего приглашения, в пресс-центр не может зайти даже Виталий Леонтьевич. Ну а дальше — сканирование с ног до головы. Металлоискатель у секьюрити противно пищит. Ничего удивительного: ведь иногда кажется, что наш министр спорта и впрямь — железный человек. Только диву даешься — и как везде успевает? Вот и сегодня — целый день провел, инспектируя часть нашей сборной, расположившуюся высоко в горах, но, несмотря на пробки и кромешный ливень, уже летит по лужам на встречу с журналистами.

– Что так далеко забрались? — вскидывает брови министр (дорога к нашему офису длится уже более десяти минут).

– Мы просили выделить нам место поближе, но канадцы уперлись, — объясняю.

– Непорядок! — возмущается наш гость. — В Сочи такого не будет — обещаю!

Наконец выходим на финишную прямую. Я демонстрирую Виталию Леонтьевичу офисы мировых агентств «Рейтер» и «Франс Пресc», знаменитой итальянской «Газетты делло спорт», на территории которой, вижу, мелькает шевелюра Джанни Мерло, президента Международной ассоциации спортивных журналистов.

– Хотите познакомлю? — оборачиваюсь к Мутко и вижу, что он уже смело перешагнул итальянский порог и по-дружески обнимается с культовым журналистом.

– Неужели, думаешь, я Джанни не знаю? — говорит укоризненный взгляд министра, которым он успевает меня удостоить.

Мы берем синьора президента с собой и приступаем к самой торжественной части мероприятия. Под гром аплодисментов министр спорта со своим замом Геннадием Алешиным перерезают ножницами символическую ленту, украшенную национальными флажками Канады. Вот теперь у нас — настоящий день открытых дверей.

МУТКО: СЕВИДОВ БЫЛ МАСТИТЫМ...

К сожалению, нам приходится начинать запланированный брифинг с печальной процедуры, поскольку со стены офиса на нас смотрит портрет популярнейшего футбольного обозревателя «Советского спорта» Юрия Севидова. Рука не поворачивается написать, что в траурной рамке.

– Конечно, я уже знаю о вашей утрате, — говорит Виталий Леонтьевич. — Маститый специалист... был... Соболезную.

Объявляется минута молчания...

– С удовольствием поздравляю Издательский дом «Комсомольская правда» и их партнеров с первым днем работы такого шикарного офиса, — пресс-конференция началась с речи министра. — Журналисты, масштабно освещающие Олимпиаду, делают для страны большое дело. Это огромная честь. Но — не забывайте! — и великая ответственность. Мне бы хотелось, чтобы вы помнили, что каждое переданное вами, очевидцами, слово, отзывается на Родине в тысячах сердец. Поэтому старайтесь взвешивать эти слова тщательнее. А то, знаете ли, такое иногда понапишут... Хотя вот эта газета с правильного материала начинается, — Виталий Леонтьевич показывает на вывешенные на стене полосы «Советского спорта», в котором на первых страницах напечатано его интервью. Чисто канадская фишка: в Москве газету еще не напечатали в типографии, а у нас, в Ванкувере, она уже на стенке под вывеской «свежий номер» красуется!

– А я вот даже не слыша, о чем только что говорил Виталий Леонтьевич, могу сказать, что на сто процентов с ним согласен, — море улыбок в рядах журналистов вызывает пришедший в этот момент на наш праздник президент ОКР Леонид Тягачев. — А все потому, что у нас с министром полное взаимопонимание сложилось. По всем вопросам! Извините, что опоздал, — продолжает Леонид Васильевич, но я тоже только что спустился с гор — инспектировал тамошние условия. Должен сказать, что если к главной Олимпийской деревне никаких претензий нет, то в Уистлере мне она не очень понравилось. Тесно. Да и как-то простовато, неуютно. В прихожих какие-то простенькие резиновые коврики лежат... У нас в Сочи будет намного лучше, обещаю! Тем более с такими олимпийскими строителями, как «Роза Хутор», представителей которого я тут вижу. Как вице-президент Международной федерации лыжного спорта могу сказать: специалисты дают нашему курорту наивысшую оценку!

— Ну а снег-то в горах есть? — интересуется пресса.

— Снега в Уистлере много. Но он мягкий. Внизу, у подножия, даже мокрый. Наши лыжники говорят, что хотелось бы, чтобы подморозило и покрытие стало жестче.

...Даже когда официальная часть встречи подошла к концу и предлагается перейти к шампанскому, наших ВИП-гостей продолжают донимать журналисты. Тягачева терзают телевизионщики вопросами про знаменосца сборной. Мутко атакует японский коллега, возмущенный тем, что у его сборной забрали фигуристку Юко Кавагути. А мы, сотрудники Издательского дома «Комсомольская правда», стоим в уголке и довольно улыбаемся. Ведь нам не надо объяснять, что коли журналистов работа вдруг интересует больше, чем шампанское, это значит — мероприятие удалось.