В пятницу на втором этапе престижной легкоатлетической серии «Золотая лига» в Париже олимпийская чемпионка и многократная рекордсменка мира в прыжках с шестом Елена Исинбаева выйдет в сектор в непривычном для себя качестве – второй. Впервые за последние несколько лет лучший результат сезона в мире принадлежит не Исинбаевой, а 25-летней американке Дженнифер Стучински – 4,88 метра. Исинбаева летом выше, чем на 4,85 еще не прыгала. О том, что для нее важнее – победа или результат, о планах на миллионный джек-пот «Золотой лиги» и эмоциях по поводу победы Сочи в борьбе за Олимпиаду-2014 Елена Исинбаева рассказала корреспонденту Агентства спортивной информации «Весь спорт» в Париже Наталье Марьянчик.

- Елена, бороться всего лишь за лучший результат сезона в мире – непривычно?

- Да, такое случилось впервые в моей карьере на высоком уровне. Но я не расстраиваюсь, в конце концов, сезон еще только начался. После Остравы, где я прыгнула только 4,66 м, я провела хорошую тренировочную сессию дома, в Формио. Я больше ничего не меняю в технике своего прыжка, а стараюсь улучшить то, что уже сделано.

- Вы начинаете прыгать, когда большинство соперниц уже заканчивает соревнования. Запаслись книжками, чтобы заполнить время ожидания?

- Надеюсь, к концу нынешнего или в начале следующего сезона другие девочки тоже будут начинать соревнования с высоты в районе 4,60 м. Учитывая их прогресс в последнее время, это реально. Я сама хочу поднимать начальную высоту все выше и выше. А пока вы правы, беру с собой книжку и еще теплые вещи, чтобы не замерзнуть. В Париже книжка - философская.

- Слова, которые вы всегда шепчете перед попыткой, - тоже что-то философское?

- Знаете, раньше я наотрез отказывалась отвечать на подобные вопросы. Но сейчас, наверное, повзрослела (смеется). Перед попыткой я разговариваю с планкой, с самой собой, настраиваю себя на прыжок. Все зависит от моего настроения. Я же пришла в легкую атлетику из спортивной гимнастики, а там все это в порядке вещей.

- Неожиданное появление Стучински стоит отнести к неприятным сюрпризам?

- Что вы, скорее наоборот! Понимаете, когда ты постоянно выигрываешь, а соперницы гораздо слабее, кажется, что у тебя просто все в шоколаде. Но постепенно шоколад приедается, и тебе нужны новые стимулы. С появлением Стучински я снова голодна! Она мотивирует меня, заставляет работать еще и еще. А переживать?.. Я знаю, что если покажу свои лучшие прыжки, никто не сможет меня обыграть!

- Cама по себе победа станет хорошим результатом?

- Конечно, я чувствую давление. Все ждут от меня не только побед, но и рекордов. Я  максималистка, и сама по себе победа для меня давно не достижение. В конце концов, победителей много, а мировых рекордсменов - единицы. Но, с другой стороны, до того, как начать устанавливать рекорды, я лет шесть просто работала, никому не известная. После того, как мы начали работать с Виталием Афанасьевичем Петровым, прошло около двух лет. Я верю, что надо подождать, верю, что у меня впереди еще много высших достижений.

- Что чувствует человек, когда устанавливает мировой рекорд?

- Это эмоции, которые ни за что не испытать в обычной жизни. Это то, что накрывает тебя с головой и заставляет идти все дальше и дальше. Наверное, это невозможно испытать в обычной жизни, работая в офисе, пусть даже каким-нибудь директором или президентом. Только представьте, что вам удалось сделать то, что не удавалось никому до вас, и после вас никто не сможет повторить. Я очень скучаю по этим ощущениям. И сделаю все возможное, чтобы испытывать их снова и снова.

- Возможно это на чемпионате мира в Осаке?

- В Осаке для меня на первом месте будет стоять победа. Потому что это будет первая моя крупная победа летом после того, как я кардинально изменила свою жизнь. А потом уже я подумаю о мировом рекорде. Правда, не знаю, сколько времени мне понадобится, чтобы его установить.

- Вы считаете, что без мировых рекордов занятия спортом не имеют смысла?

- Мне кажется, мировые рекорды двигают легкую атлетику вперед. Возьмем, скажем, женский прыжок в высоту. Мировой рекорд там 2,09 м и представьте, что кто-то прыгнет, скажем, на 2,08. Да, журналисты напишут, что прыгунья была близка к рекорду, ее имя прозвучит, но не более того. Мировая сенсация – это только мировой рекорд, только 2,10. Поэтому лично мне интересен женский молот, где я очень уважаю Татьяну Лысенко, интересен мужской диск, в котором доминирует Виргилиус Алекна. Если в каком-то виде мировой рекорд установлен на недостижимом для современных атлетов уровне, он, на мой взгляд, менее интересен.

- Победа Сочи в борьбе за Олимпиаду-2014 - сродни мировому рекорду?

- Да, конечно! Трансляцию я смотрела в прямом эфире, ночью. Настолько волновалась, что у меня даже руки потели, когда объявляли результаты! Но вообще, я была уверена, что Сочи выиграет. Слишком много команда сделали для этой победы, и презентация у нас была самая лучшая. Большего я ждала от корейцев, но, по-моему, у них получилось слабовато. На выборах столицы чемпионата мира по легкой атлетике в Момбасе корейцы из Дэгу просто блистали, а здесь наше преимущество было очевидно. Правильно, Олимпийские игры гораздо круче, чем даже чемпионат мира (смеется)!

- В победе Сочи есть ваш вклад как олимпийского посла?

- Я надеюсь, что есть. Наверное, из таких вот маленьких человеческих вкладов и состоит общий большой успех. Я везде рассказывала о заявке Сочи, рассказывала о нашей стране и людях. Мне в 2014 году исполнится уже 32, и я надеюсь приехать в Сочи в качестве гостя. Если смогу помочь как-то в организации Игр, обязательно помогу! Тем более, мне нравятся многие зимние виды спорта. Например, фигурное катание и прыжки с трамплина. Просто не понимаю, как спортсменам такое удается!

- А смотреть телевизор ночью – серьезное нарушение режима?

- Ну, вообще это секрет (смеется). 5 июля у меня был день отдыха, поэтому особенно ругать тренер не должен. Я действительно сначала хотела не смотреть выборы, чтобы сохранить эмоции для собственных соревнований, но не смогла. Я с головой окунулась во всю эту историю, и для меня был очень важен конечный результат. И я безумно рада тому, что Международный олимпийский комитет понял, насколько России нужна эта Олимпиада.