ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ

Выбрать окно в своем напряженном соревновательном графике олимпийской чемпионке Ольге Пылевой было непросто. Время для читателей «Советского спорта» нашлось благодаря двум обстоятельствам. Во-первых, Ольга любит нашу газету, а во-вторых, в Москву она приехала на день раньше, чем сборная России по биатлону, – отправлялась на очередной этап Кубка мира в Скандинавию.

Москва встретила Ольгу привычными автомобильными пробками, из-за которых в редакцию газеты она прибыла примерно с десятиминутным опозданием. Телефон к этому времени уже раскалился добела. Забегая вперед, скажу: за все время «горячей линии» он так и не умолк. Шансов задать Пылевой во время ее общения с болельщиками несколько собственных вопросов читатели «Советского спорта» вашему корреспонденту не оставили.

А спросить хотелось вот о чем: в женском биатлоне складывается довольно странная тенденция. Олимпийским чемпионкам хронически не везет на этапах Кубка мира (да и на чемпионатах мира не очень). Те же, кто успешно выступает в регулярных соревнованиях (Магдалена Форсберг, Уши Дизль, Лив-Грете Пуаре… Список можно продолжить), несчастливы на Олимпиадах. Не тут-то было. Резкий и требовательный звонок оборвал это намерение. Звонила болельщица.

ЗАЛОЖНИКИ ТЕЛЕЭФИРА

– Ольга, вас беспокоит ваша тезка. Я живу в Москве и смотрю все соревнования по биатлону, которые показывает телевидение. Вопрос как раз о нем – о телевидении. Не считаете ли вы, что телевизионщики слишком беспардонно диктуют условия спортсменам, указывая порой очень некомфортное для них время проведения гонок?

– Да, вы правы. Нас очень не устраивает то, что телевидение подгоняет нас под свой график. Все эти послеобеденные старты, и особенно старты ночные, очень нарушают тренировочный процесс. Из-за такого расписания мы должны первую половину дня проводить так, чтобы не устать. Конечно, я понимаю, что ночные гонки хорошо смотрятся, собирают много зрителей на стадионах, но наш тренировочный график от этого очень страдает.

– А есть у вас какой-нибудь талисман? Или, быть может, вы в какие-то приметы верите?

– В приметы, если честно, я как-то в последнее время не верю. А талисманы… В прошлом году возила по всем этапам плюшевого поросенка, а в этом году компанию ему составил хрустальный слоник.

– Ну а какой-то фирменный «почерк» у вас существует? Например, с какой мишени начинать стрельбу?

– Ну это не почерк – это методика. Лежа стреляем справа налево, а стоя – слева направо. Но это продиктовано натяжением ремня и тонусом мышц.

– А вот некоторые биатлонисты начинают стрельбу то с центральной мишени, то со второй…

– Я сама этого, честно говоря, тоже никак понять не могу. Сама так не пробовала, почему они так делают – ума не приложу.

В КОСТЮМЕ ЕВЫ? СТОИТ ПОДУМАТЬ

– Оля, меня зовут Наиль, я из Казани. Сейчас многие достаточно известные спортсменки снимаются в стиле ню. Как вы к этому относитесь и хотели ли сами поучаствовать в подобных фотосессиях?

– Мне никто не предлагал, сама я тоже не напрашивалась. Если бы предложили – я бы серьезно подумала. Фотографии такого рода мне в большинстве своем нравятся. А вам?

– Мне тоже! Я как раз поэтому вас и спрашиваю. На мой взгляд, ваши фото такую галерею только украсили бы.

– Боюсь, что сняться я соглашусь только в комбинезоне (смеется).

– Фокин Александр из Москвы. Каковы были ваши ощущения, когда вы осознали, что стали олимпийской чемпионкой.

– Честно говоря, у меня та картинка до сих пор словно в тумане. Вроде и времени много прошло, и картинку эту сотни раз по телевизору показывали, и газеты немало писали (у бабушки все вырезки хранятся – она моя самая главная болельщица), а все равно почти ничего не помню – о чем думала, что чувствовала…Наверное, основное, что осталось в душе после той победы, – удовлетворение по поводу того, что годы, силы и здоровье потрачены не зря.

– А болельщики вам не слишком докучают во время соревнований?

– Нет, что вы? Напротив, очень приятно. Единственное – иногда подходят, даже не зная, кто перед ними находится. Я никогда не могла понять, зачем им тогда автограф, для количества, что ли (смеется)? Или когда на стадионе подходят и говорят: «А ты кто?» Болельщики – ладно, они, быть может, в первый раз на стадион пришли. А вот, помню, после Олимпиады пригласили меня в Канске открыть соревнования на Кубок России. Флаг поднять и все такое. Так там журналисты начинали интервью с вопросов о лучших достижениях. В такие моменты даже как-то обидно за себя становится – вроде бегаешь, неплохие места занимаешь, а вот ведь даже люди, которым полагается разбираться в ситуации, проявляют такую некомпетентность.

КАК ОЛЬГА ПЫЛЕВА «ДУРУ ГОНЯЛА»

– Здравствуйте, Ольга! Меня зовут Валерия, я из Челябинска. К каким соревнованиям, на ваш взгляд, труднее подготовиться – к личным или командным?

– Везде непросто. Однако наибольшая ответственность ложится на спортсмена, когда он бежит эстафету. Лично для меня это гораздо более сложный старт. Больше переживаю, трудно заснуть.

– Ольга, вы раньше первые этапы в эстафетах бегали, а теперь вас на последний перевели, почему?

– Этот перевод я вспоминаю сейчас с улыбкой. О том, что такое намерение у тренеров зреет, я знала заранее и была настроена отстаивать свою позицию. Очень не хотела на другой этап – тем более на последний. А когда пошла говорить с Валерием Пальховским, то он прежде чем объяснять мне, зачем это делается, сказал: «Ты, Оля, на своем этапе дуру гонишь!» Мы посмеялись и потом нормально поговорили. На самом деле на первых этапах тоже по-разному бывает. Где-то все идут караваном, а где то вдруг как побегут сломя голову прямо со старта – только догоняй. На четвертом же этапе очень высока ответственность, не каждый выдержит. У меня в первый раз (это было на этапе в Оберхофе) тоже не получилось – уступила Кати Вильхельм, но потом нашла нужный подход к этому моменту, и пока (тьфу-тьфу-тьфу) все получается неплохо. Что же касается перемен в нашей эстафетной команде – они зрели. Два последних сезона мы выступали очень неровно. Выиграли лишь одну гонку – на чемпионате мира в 2001 году – и как отрезало.

В связи с последним этапом у меня был и еще один мотив. Я втайне давно завидовала тем, кто победно финиширует с флагом в руках. Вот, думала, и мне бы так. А когда мне в Антерсельве кто-то начал флаг в руки давать, я все боялась. Мне даже кричали: «Не бойся, у тебя 40 секунд преимущества!», я все оглядывалась.

– А когда вы не участвуете в гонках, вы тоже переживаете?

– А как же! Раньше ходили болеть на трассу. Когда мороз, из гостиницы по телевизору следим. За своих всегда болеем.

«ПОЗДНО Я ВЗЯЛАСЬ ЗА ВИНТОВКУ»

– Меня зовут Ерофеев Олег. Я живу в подмосковном Щелково. Меня крайне волнуют столь регулярные победы норвежских биатлонистов в свете последних событий с приемом «легального» допинга. Я говорю об астме. Когда видишь, как у Бьорндалена пена по всему подбородку размазана, трудно не заподозрить, что что-то тут нечисто.

Об этой проблеме я могу сказать лишь, что без тренировок ни один допинг не поможет. Вот вас накачать допингом, вы все равно первым не прибежите. Ну а то, что многие скандинавы и многие европейцы предъявляют справки о допинге…Мы, когда приходим на допинг-контроль, приносим с собой список витаминов, а они – справки и список лекарственных препаратов. И мы все это видим.

– Средний возраст биатлонистов сейчас заметно возрос. Чепикову уже 36 лет, а он продолжает бегать и делает это с успехом. Других примеров также достаточно. Почему молодым биатлонистам так трудно входить в когорту сильнейших?

– Чепиков – человек вообще уникальный. Таких, как он, талантов в мире немного. Форсберг, Бьорндален – вот, пожалуй, и все. Остальным же приходится идти к победам через невероятный труд. Павел Ростовцев к своим победам пробивался через тяжелейшую работу, громадное терпение и многое другое. Тут либо труд, либо талант – по-другому большими биатлонистами не становятся.

– Вы раньше бегали на лыжах, а потом довольно быстро и легко научились хорошо стрелять.

Это так только кажется, что легко. Работать пришлось долго и много. Но я не жалею, что перешла в биатлон. Сейчас думаю, что этот переход надо было сделать даже раньше. Биатлон – гораздо более азартный, и интрига в нем куда более закручена. Хотя когда я бегала на лыжах, мне лыжные гонки казались наполненными накала и внутреннего напряжения.

ВИРТУАЛЬНО С ВАМИ

– Оля, добрый день! Меня зовут Лиана. Сейчас многие спортсмены активно пользуются Интернетом для общения со знакомыми, для получения информации. Кто-то заводит свои личные странички. Как обстоит с этим делом у вас?

– Ноутбук я приобрела в прошлом году в Америке. Пока что использовать его в полном объеме не получается. Образования не хватает (смеется). Как подключиться, на какие страницы заходить. Хотя вот с помощью корреспондента газеты «Советский спорт» я тут недавно открыла для себя страничку собственного имени, которую сделали для меня мои болельщики. Заходила также на страницу «Фан-клуба биатлона». Было очень интересно и приятно, что за нас и за меня лично болеет столько народа. Наконец завела собственный почтовый ящик. Теперь переписываюсь с поклонниками, хотя удается это, увы, нечасто. Я даже в гостевой книге на своем сайте написала письмо болельщикам с извинениями – что так долго оставляла их без внимания. Вот въедем, наконец, в новую квартиру, там будет выделенная линия. А пока влезаю в Интернет где придется. Вот в Красноярске была, пришла в спорткомитет и первым делом к компьютеру (смеется).

– А вы разве никак не въедете? С весны идут разговоры о том, что вы получили новую квартиру в Красноярске.

– Получить-то получила. Даже ремонт закончили делать, а вот поселиться в ней никак не можем. Официально-то дом до сих пор не сдан. Все говорят – через месяц, потом – еще через месяц. Вот так все и длится. Мы уже и мебель завезли, и полы настелили, и балкон накрыли, все, что можно, переделали. А живем мы, когда приезжаем домой, у родителей в Бородино. Это 170 километров от Красноярска. Теперь вот бумажные дела решать надо – вдвоем с Дашей нас почему-то не хотят прописывать. Говорят, слишком большая площадь. Спрашиваю, при чем тут площадь – я ведь за этой квартирой не в очереди стояла, это вроде как премия…

– Здравствуйте, Оля, меня зовут Даша. С какого возраста вы занимаетесь биатлоном?

Биатлоном я занимаюсь с 1998 года, а спортом вообще – с 1986-го. А первые шаги на лыжах сделала в первом классе.

– Дочку мою тоже Дашей зовут, – сказала Ольга, попрощавшись с юной москвичкой, – ей в этом году в школу идти. Вот заезжала домой – она мне подарок новогодний прямо на пороге подарила. Хотите, покажу? Вот эту куколку она своими руками сделала. Повзрослела она, скучает без мамы. Хорошо, мама моя мне помогает.

РАЗВЯЖЕМСЯ В ХАНТЫ-МАНСИЙСКЕ

– Во многих видах спорта принято отмечать окончание этапов Кубка мира шумными вечеринками. Особенно славятся этим сноубордисты, чьи заключительные «пати» собирают народу, пожалуй, больше, чем сами соревнования. Как у стреляющих лыжников с этим делом обстоит?

– Большинство этапов Кубка мира заканчиваются совместными дискотеками, вечеринками. Особенно славятся этим немцы. Те из российских болельщиков, кто приезжал в Рупольдинг или Оберхоф, наверняка бывали на подобных мероприятиях, где фанаты свободно общаются со спортсменами и сами спортсмены друг с другом. Что до меня, то я в последнее время не очень охотно посещаю такие вечеринки. Подумаешь, этап закончился. Не сезон ведь. Вот приезжайте в Ханты-Мансийск – там после окончания чемпионата мира вечер будет что надо (улыбается). На финальном банкете ни о каких грядущих стартах можно не думать, значит, можно себе что-то «позволить».

– Очень много разговоров идет сейчас вокруг подготовки лыж – у кого «бегут», у кого «не бегут». Много писалось о том, что в сборной сейчас работает специальная сервисная группа. Лично вам кто лыжи готовит?

– Валерий Медведцев. Он сейчас руководит в команде сервисной группой.

– А бывало так, чтобы он вам плохо лыжи подготовил?

– Вы мне, наверное, не поверите, да и другие скажут, что я выгораживаю, но лыжи в этом году мне готовят очень хорошо. Во-первых, я ведь вижу, как они работают, сколько вариантов пробуют, какие ведут наблюдения. Спортсмену ведь проще всего сказать – вот, мол, лыжи мне «замазали». Сказал так, и про собственное самочувствие, и про то, что ногами плохо шевелил, можно уже не думать. Причем, если лыжи хорошо ехали, мало кто придет спасибо сказать. А я вот хорошо помню, как ехали у нас лыжи еще два года назад. Сегодня это кажется просто ужасным, а тогда у меня и мыслей не было высказать что-то тренерам. Сервис-группы у нас не было – лыжи готовили тренеры, и я понимала, что они сделали все, что смогли, хотя, если лыжи мне не нравились, я прямо подходила и говорила об этом. Я и сейчас об этом говорю, если лыжи работают не идеально. Но ведь идеала добиться очень трудно, промахи неизбежны. Хотя стоит сказать, что с приходом в сервис-группу двух немцев, промахов со смазкой стало значительно меньше. Они лучше знают многие технологии, у них во многом больше опыта – ведь работают практически со своим «родным» сырьем и оборудованием.

– Кроме сервисеров у вас в команде есть и другие службы. Писали, в частности, о каких-то регулярных компьютерных выкладках. Они вам помогают?

– Статистикой у нас Николай Степанович Загурский занимается. У нас с ним на этой почве часто споры возникают. Как бы я ни пробежала, Степаныч мне все время говорит: «Оля, ты прошла с запасом». Это он на мой пульс смотрит. Он считает, что если летом я догнала свой пульс до 195, то и зимой смогу. Я пробую возражать, говорю, что при беге частота пульса все равно выше. Но у него на этот счет своя точка зрения.

ОТЛОЖЕННЫЙ ЭПИЛОГ

Вопрос о причудах, которые фортуна выкидывает с олимпийскими чемпионками, так и продолжал висеть в воздухе. Изрядно уставшая от полутора часов общения с читателями, Ольга добросовестно пыталась напрячься и ответить.

– Я сама на эту тему все чаще задумываюсь. Даже у Гали Куклевой спрашивала. У нее на этот счет свое мнение. Она говорила, что после победы в Нагано ее долго не оставляло чувство, что нечто значительное и важное в жизни уже сделано, а раз так – значит, спортивная карьера прошла не зря. Быть может, ключевым здесь является мнение, что карьера уже «прошла». А она ведь продолжается! Про себя же… я даже не знаю, что происходит. Настрой как будто не меньший, чем в прошлом году, но, видимо, чего-то все же не хватает.

Был и еще один вопрос, который читатели газеты задавали Ольге не единожды. Обобщенно этот вопрос можно было сформулировать так: почему наша олимпийская чемпионка никак не выиграет хоть одну личную гонку на этапе Кубка мира? В этой связи Ольге вспомнили, пожалуй, все неудачи текущего сезона, всякий раз словно призывая ответить – ну как же так?

Ольга сетовала на проблемы со стрельбой, рассказывала о злополучном прицеле, который вдруг «залюфтил» и теперь его заменили, об ошибках на огневом рубеже, над устранением которых она упорно работает. «В форме я еще не была!» – сказала Ольга, прощаясь. А через четыре дня выиграла спринтерскую гонку в Лахти.

НАША СПРАВКА

Дата рождения — 7 июля 1975 года
Место рождения — г. Красноярск
Место жительства —  г. Бородино
Образование — высшее, тренер-преподаватель физкультуры
Семейное положение — разведена, воспитывает дочку
В биатлоне с 1998 года
Спортивная организация — РА
Тренер — Валерий Медведцев
Марка лыж — Fischer
Модель винтовки — БИ-7-2

Олимпийская чемпионка Солт-Лейк-Сити в гонке преследования, бронзовый призер в эстафете.

Чемпионка мира 2001 года в эстафете, третье место на чемпионате России,  чемпионка мира в лыжных гонках среди юниоров-1994/1995 г.

ОЛЬГА ПЫЛЕВА

ЛЮБИМЫЙ ГОРОД Красноярск
САМЫЙ ПРЕДАННЫЙ БОЛЕЛЬЩИК бабушка
ЛЮБИМАЯ ТРАССА в Антерсельве
ЛЮБИМАЯ ЕДА пельмени
ЛЮБИМЫЙ ФИЛЬМ «Самая обаятельная и привлекательная»
ТАЛИСМАНЫ плюшевый поросенок и хрустальный слоник