ДОПИНГ

Лидер сборной России по биатлону в текущем сезоне, чемпионка мира, призер двух Олимпиад и реальный претендент на победу в нынешнем Кубке мира Альбина Ахатова подозревается в употреблении запрещенных препаратов. Впрочем, официально говорить об этом нельзя, и вопрос в том, кто допустил обнародование закрытой (спортсмен считается виновным только после вскрытия пробы В) информации, остается открытым.

ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ

Биатлон – один из самых «малоскандальных» видов спорта. За полувековую историю известны лишь два случая дисквалификации стреляющих лыжников в связи с положительными допинг-пробами: в 2001 году «попалась» финка (ее фамилия сейчас не скажет ничего даже заядлым любителям биатлона), а минувшим летом большой резонанс вызвал случай с Вадимом Сашуриным. Международный союз биатлонистов (ИБУ) своей незапятнанной репутацией очень дорожит, хотя и занимает по отношению к допингу очень категоричную позицию. Так, срок дисквалификации Вадима Сашурина, был увеличен на пять месяцев лишь за то, что белорусский спортсмен не приехал в январе в Рупольдинг, где ИБУ планировал провести семинар на тему чистоты спорта. С другой стороны, там же, в Рупольдинге, Андерсу Бассебергу (президенту ИБУ) был задан вопрос: «Назовите фамилии биатлонисток, чьи допинг-пробы А, взятые в декабре, были положительными». Ответ Бассеберга был категоричен:

— Фамилии спортсменок не могут быть названы, поскольку повторная проба дала отрицательный результат, и значит, мы не имеем права каким-либо образом бросать тень на их честное имя.

И вот в четверг различные агентства распространили новость о положительной пробе А у Альбины Ахатовой. Официальные лица ИБУ свою причастность к ее появлению отрицают и никаких комментариев не дают. Однако президент Союза биатлонистов России Александр Тихонов убежден, что утечка была допущена умышленно.

— Знать о положительной пробе могли три человека: присутствовавший на процедуре представитель медицинского комитета ИБУ финн Ханну Литманен, президент Союза Андерс Бассеберг и генеральный секретарь Петер Байер. Я никого не хочу открыто обвинять, но факт утечки «закрытой» информации налицо. В субботу мы направим в Исполком бумагу, где, в частности, задаем вопрос о том, каким образом информация поступила в СМИ.

УКОЛ КОРДИАМИНА

Впрочем, отсутствие пробы В лишь одна сторона вопроса. Тем более что наличия в анализе Ахатовой запрещенных субстанций никто из официальных лиц сборной команды не отрицает. Вот что говорит по этому поводу врач команды Татьяна Попова:

— В Антерсельве Альбину брали на допинг-контроль после каждой гонки – в общей сложности четыре раза. Днем раньше после индивидуальной гонки ее анализ был чистым. А вот на следующий день начались проблемы. Я лично связываю это с реакклиматизацией. Несколькими днями раньше завершились соревнования в Рупольдинге, и спортсмены поднялись с равнины на высоту 1600 метров. Проблемы в связи с этим испытали все. Альбина чувствовала себя неважно уже с утра. Свой этап она пробежала хорошо, но когда пришла на допинг, то вид у нее был уже очень бледный. В пункте допинг-анализа она потеряла сознание. Состояние было близким к коллапсу: давление 45, поверхностное дыхание, липкий пот. Счет времени в таком состоянии идет на минуты, и это понимала и я, и присутствовавшие рядом врачи допинг-контроля. Выход в такой ситуации один – укол кордиамина. Этот препарат есть в аптечке каждой бригады «скорой помощи». Был он, разумеется, и у меня. И я сделала укол. Факт инъекции был документально подтвержден и ксерокопия этого документа у нас имеется. За два дня Альбину удалось привести в норму. Уверена, что удалось это во многом благодаря своевременно принятым мерам.

Впереди проба В, после которой Исполком примет решение по делу Ахатовой. 

Ну а кордиамин… Во время работы над этой статьей ваш автор вышел из редакции, дошел до ближайшей аптеки и приобрел названное средство по цене 25 рублей 95 копеек. Никаких ограничений по продаже этого препарата нет.