В 60-х годах еженедельник Центрального стадиона им. В.И. Ленина в Лужниках «Московская спортивная неделя» проводил конкурс среди болельщиков «Почему я болею за…» Болельщики 60-х были открыты и просты, без всяких лукавств и завалили редакцию ворохами писем. Итоги особенно не подводились. А жаль. Даже из того небольшого, доступного на сегодня архивного материала можно извлечь много занимательного. Команды любили (жалели, болели за них) за форму, за историю, за победы и даже нелепые поражения.

Но начиналась эта любовь чаще всего с имени. Вот на именах собственных в названиях футбольных команд мы и остановим внимание. В высшей лиге нашего футбола команд, имеющих такие имена, не очень-то много. Во-первых, «Спартак». Команда спортивного общества промысловой кооперации из Москвы получила имя от римского гладиатора, раба из Фракии, вождя одного из самых крупных восстаний в истории Древнего Рима. В СССР была очень популярна книга Джованьоли «Спартак», ее читали почти в каждой семье, и, по рассказу Ан.Старостина, в пылу спора о названии нового спортивного общества он обратил внимание на раскрытую книгу. И… Эврика! Название прижилось, стало популярным и пошло бродить по стране. «Спартак» (Москва), «Спартак» (Ленинград), «Спартак» (Харьков), «Спартак» (Одесса), «Спартак» (Тбилиси), «Спартак» (Минск), «Спартак» (Ереван), «Спартак» (Вильнюс), «Спартак» (Орджоникидзе, Владикавказ) — это только класс «А» — высшая лига.

После второй мировой войны имя Спартака пересекло границы и объявилось в Восточной Европе. В Чехословакии «Спартак-Прага-Соколово», «Спартак» (Градец Кралове), «Спартак» (Трнава). Не все прижилось, хотя звучало неплохо. Но, с другой стороны, «Спартак-Прага-Соколово» — это ведь «вечная и железная» «Спарта», старейший клуб Европы с античным именем и любимец, по крайней мере, половины Праги.

В Болгарии, на родине Спартака, также объявилось имя Спартака на футбольных полях — в Софии, Пловдиве, Плевне, но неудачная реформа, и вот уже следует гибрид в названии клуба: «Левски-Спартак». Василь Левски — национальный герой Болгарии, «Левски» — самый популярный клуб страны. Клич его болельщиков и второе имя, хотя и легендарного земляка-фракийца, звучали как-то неестественно.

Два «Сталинца» до войны играли в классе «А». Московский, без особых успехов, а ленинградский вышел в финал Кубка СССР 1939 года, где уступил московскому «Спартаку». Сам И. Сталин, в отличие от своего младшего сына, был достаточно равнодушен к футболу и никаких заметок о его отношении к этим командам и футболу вообще в литературе нет (исключая события 1952 года). Еще одно имя сталинской эпохи в футбольных таблицах — «Стахановец» (Сталино). Клуб — предтеча, прародитель «Шахтера» (Донецк), одного из ведущих клубов страны, кубкового бойца европейского класса (Алексей Стаханов — донецкий шахтер, чье имя пропагандой тех времен было поднято на щит всесоюзной славы). Футбольные клубы «Гастелло» (Уфа) и «Чкаловец» (Новосибирск) в названиях своих напоминают о славных именах летчиков-героев, парней крепких, крутых, говорят, даже неплохо игравших в футбол. Успехов у этих команд особых не было. К славным именам новая слава не пришла (в верхнем эшелоне футбола они не играли). Как видно, в перечисленных названиях имена бунтарей духа и времени: Спартак, Левски, Стаханов, Чкалов. Как ни удивительно кому-то покажется, и в других странах тенденция такая же. «Коло-Коло» (Чили) назван по имени вождя индейского племени арауканов, погибшего в битвах за независимость. «Боливар» («Боливия» — ведь это целая страна. Здесь и первооткрыватель Нового Света: бразильская «Васку да Гама» (Рио-де-Жанейро). А вот имен, взятых в названия футбольных клубов, целый иконостас: «Сан-Пауло» (Бразилия) — это ведь апостол Павел, «Сан-Лоренцо» (Аргентина) — святой Лаврентий, и дальше: «Сент-Этьенн» (Франция), «Сент-Джонстон» (Шотландия), «Сент-Жилоаз» (Бельгия), «Сент-Пельтен» (Австрия) и далее, далее… Языческие боги, античные имена в названиях клубов «Аякс» (Амстердам), «Лада» (Тольятти), «Океан» (Владивосток), «Сатурн-Прометей» (Санкт-Петербург), «Маккаби» (Тель-Авив) – такое же популярное имя в Израиле, как бело-голубое «Динамо» в СССР.

Мигель Серветт, чье имя носит женевский клуб «Серветт», тоже к футболу отношения не имел. В приговоре женевского суда 1553 года сказано просто: «Тебя, Мигель Серветт, мы приговариваем в оковах быть доставлену на площадь Шампль, привязану к столбу и заживу сожжену вместе с твоими книгами, писанными и печатанными тобой, до полного испепеления». Приговор привели в исполнение 27 октября 1553 года. Огненная мука Серветта длилась два часа — ветер с озера все время отдувал от него пламя. «Дайте мне умереть! — кричал Серветт с костра. — Вы деньги отобрали у меня в тюрьме, неужто не хватило на дрова?» Так гласит легенда. А в 1890 году образован футбольный клуб «Серветт». Славен он тем, что там играл Карл Раппан, создатель тактической схемы «замок Раппана».